Апелляция по делу Мухамедьярова в зуме. Прения
Апелляция по делу Мухамедьярова в зуме. Прения
12 мая 2020, 11:04
1 696

Фото: скриншот онлайн-заседания

Городской суд Астаны провел очередное онлайн-заседание, на котором были начаты прения сторон по апелляционной жалобе адвоката Аманжола Мухамедьярова. Прения так и не были завершены — их перенесли на 15 мая.

В феврале Есильский районный суд Астаны удовлетворил иск Минюста об отзыве лицензии у адвоката Мухамедьярова из-за фрагмента видеозаписи из зала суда, который защитник репостнул в фейсбуке.

Читать в хронологическом порядке
11:04

В феврале Есильский райсуд Астаны удовлетворил иск Минюста об отзыве лицензии у адвоката Аманжола Мухамедьярова из-за фрагмента видеозаписи из зала суда, который защитник репостнул в фейсбуке. Одновременно с этим Сарыаркинский районный суд лишил статуса адвоката Ерлана Газымжанова, выложившего это видео.

Оба адвоката не согласились с решениями судов и направили жалобы в городской суд Астаны. 5 мая Газымжанов добился отвода коллегии судей, потому что посчитал, что один тот же состав суда не может рассматривать его дело и аналогичное дело Аманжола Мухамедьярова.

6 мая на онлайн-заседании по апелляции Мухамедьярова адвокаты также пытались добиться отвода судей, но им отказали. После адвокаты попросили отменить решение суда предыдущей инстанции, так как, по их мнению, им не было обеспечено объективного и беспристрастного рассмотрения дела.

Представитель Минюста Алишер Тагайбек сказал, что не согласился с позицией адвокатов и объяснил, что ведомство не вмешивалось в деятельность адвокатуры.

В ходе выступления сторон выяснилось, что адвокатам Мухамедьярова не была предоставлена копия отзыва Минюста на апелляционную жалобу. Они настояли на том, что не могут приступать к прениям не зная позиции ведомства по их апелляционной жалобе. Суд удовлетворил ходатайство и перенес заседание на 12 мая.

11:05

За час до заседания представителями Минюста было подано ходатайство о вынесении частного определения, где предполагается, что сторона Аманжола Мухамедьярова могла сфальсифицировать поручение от его подзащитного, согласно которому и была опубликована видеозапись из зала заседания.

Из-за чего Минюст просит суд вынести частное определение в адрес прокуратуры по факту возможной фальсификации в суде первой инстанции. При этом в документе не указана дата, а судом первой инстанции назван Сарыаркинский районный суд Астаны, хотя дело Аманжола Мухамедьярова рассматривалось в Есильском районном суде.

11:15

Заседание в городском суде Астаны началось. В коллегию судей, рассматривающих жалобу, вошли Касенов А.Е., Нусупова Ш.М. и Рамазанова А.К.

Одна из судей, чью личность сложно идентифицировать из-за маски и плохого качества изображения, сразу же хотела приступить к прениям, но адвокат Мухамедьярова Искандер Алимбаев заговорил о поданном Минюстом ходатайстве.

По его словам, стоит признать недопустимым в качестве доказательства доверенность Алана Тленчиева, которую предоставил Минюст, потому что ранее ее не было и он не имел права представлять ведомство в суде. Именно за его подписью было направлено ходатайство Министерства юстиции о вынесении частного определения, поданное за полчаса до сегодняшнего заседания.

Судья с ним не соглашается.

— Вы ведь адвокат и знаете, что доверенность не доказательство. Вы можете дальше излагать свои доводы, что ответчик и его представители подписывают ненадлежащим лицом и так далее. Но доверенность не является доказательством. Мы можем признать недопустимым только доказательство, а не доверенность. Эти доводы можете в прениях сейчас вот высказать, — отвечает судья.

— Значит, ходатайство отклоняете? — спрашивает Алимбаев.

— Нет, это вообще не ходатайство. Оно неправильно.

— Ну даже если неправильно, отклоните.

11:17

Судья говорит, что в подлинности доверенности можно не сомневаться, потому что там есть герб и все доверенности пронумерованы.

— Вопрос исчерпан. Не надо повторно заявлять одни и те же ходатайства, — говорит судья.

11:20

Аманжол Мухамедьяров говорит, что трех адвокатов не могут подключить к конференции в зуме. Они ждут с 11 утра. Cреди них Ерлан Газымжанов.

Судья отвечает, что все нужно было делать вовремя.

11:24

По словам Мухамедьярова, в прошлый раз секретарь суда не предоставил ему возможность вести видео- или аудио запись в зуме. Судья говорит, что у них нет технической возможности.

— Значит вы мне не предоставляете [возможности] вести запись? —спрашивает Мухамедьяров.

— Эх, — вздыхает судья.

11:25

Представитель Минюста Алишер Тагайбек заявляет ходатайство вынесении частного определения в отношении прокуратуры для проведения проверки по факту фальсификации.

Но судья говорит, что это не может быть ходатайством, но может быть просьбой в прениях.

11:29

Адвокат Мухамедьярова Игорь Вранчев ходатайствует о переносе заседания в офлайн, так как адвокатов не подключают, хотя они не опоздали. Также он объясняет просьбу перебоями со связью и плохим звуком.

— Я как представитель ответчика ходатайствую о переносе заседания до полного снятия карантина, —  говорит он.

Адвокат Эльвира Боханова поддерживает ходатайство. Она просит пустить представителей Мухамедьярова в зум. По ее словам, нельзя использовать для процесса «несертифицированную программу зум», в которой есть ограничение времени.

До истечении бесплатного времени остается 8 минут.

11:31

— Рыскельды Ибраева написала в 10:57: «меня не пускает, не тот пароль». Ерлан Газымжанов в 11:03 пишет: «дайте доступ, меня не пускает…», —  адвокат Эльвира Боханова зачитывает переписку из чата вотсапа, где адвокаты пишут, что секретарь суда не пускает их в зум.

Судья записывает их имена и разбирается по минутам.

11:34

В зуме остается меньше минуты бесплатного времени.

Адвокат Елена Дворецкая поддерживает ходатайство Вранчева.

Елена Дворецкая, скриншот из зума.

272 статья не говорит напрямую о карантине — наша страна, да и многие другие, впервые столкнулись с таким. ГПК не предусматривает такого. Но невозможно говорить о том, что суд справедлив, если не допускают представителей. Мы распределили, кто за что отвечает, все эти люди были на связи еще с 10 утра… — объясняет она.

Связь обрывается, всех выкидывает из конференции.

11:56

Секретарь суда Айдын Оразгалиев возобновил конференцию в зуме с адвокатами, которые были подключены до 11 утра. Остальные же так и не могут попасть на онлайн-заседание.

Представитель от коллегии адвокатов Астаны Айдана Нуркеева просит подключить Ерлана Газымжанова, так как он ключевой представитель Мухамедьярова, и Айжан Дарибаеву, потому что у нее были технические проблемы, а заявку она подала за пару минут до начала.

В вотсап-чате адвокат Мурат Жанбаев, которого не пускали с утра, и Юлия Малюкова, которую пускали, пишут что их удалили из конференции.

Судья говорит, что Малюковой не было. Адвокаты говорят, что была.

По словам Аманжола Мухамедьярова, сейчас его право на защиту нарушено, и он просит допустить Малюкову. Он тут же скидывает скриншот, на котором запечатлено, что Юлия Малюкова была на онлайн-заседании.

Скриншот из вотсап-чата.

11:59

— Я понимаю, что это уже сложившаяся практика удалять представителей из зума, — начинает представитель коллегии адвокатов Астаны Айдана Нуркеева.

— Я поняла вашу позицию, — говорит судья.

Адвокат Рена Керимова просит удовлетворить ходатайство о переносе рассмотрения жалобы в офлайн.

— Потому что это бардак полный, — говорит адвокат.

— Я с вами согласна, — отвечает судья.

12:04

Адвокат Ержан Сиюбаев говорит, что ни один из нормативных актов не регулирует проведение заседания в видеоконференции и что нужно пускать всех желающих.

— Только если они пришли вовремя, — отвечает судья.

— Нет, это нигде не прописано, — возражает Сиюбаев.

Судьи отключают звук и обсуждают перенос заседания на время после карантина.

Обсуждение занимает меньше двух минут. В переносе заседания в офлайн — отказано.

12:08

Мухамедьяров говорит, что категорически не согласен с решением суда первой инстанции, согласно которому он был лишен лицензии за репост видеозаписи из зала суда.

— Суд неправильно применил нормы права. Исковое заявление было необоснованным. Подтверждением этому является ходатайство об экспертизе, как будто я якобы сфальсифицировал доказательства. Почему я не могу заявить такое же ходатайство? Раз меня лишили средств к заработку, содержанию семьи, доступа к профессии, нарушили мои права? Я занимался уголовными делами, все мои подзащитные сейчас остались без защиты, но речь не об этом — этим решением на меня оказали давление, — заявляет он.

По его словам, представитель Минюста Алишер Тагайбек не смог объяснить суду, какую норму закона он нарушил и даже не смог назвать ее.

— Да, была публикация. Я это признаю. Возможно, я поступил неправильно. Возможно, мне стоило передать это в коллегию судейскую по этике, но время уже прошло и сделанного не отменить, — рассуждает Мухамедьяров.

12:09

Адвоката Юлию Малюкову до сих пор не впускают в конференцию в зуме. Программа выдает сообщение о том, что «организатор удалил вас из конференции».

— Вы, Айдын, удалять умеете, а возвращать обратно? — пишет она в вотсап-чат.

Секретарь Оразгалиев скидывает ей телефон сотрудника суда по технической части, чтобы тот помог ей вернуться в конференцию.

12:12

Мухамедьяров объясняет, что ни в одном законе не написано про запрет выкладывать видео из суда

— Но дело еще вот в чем… Все мои действия пытаются приписать к тому что я нарушил кодекс этики адвокатов. Но как? Как я его нарушил? — задается вопросом адвокат.

По его словам, представленные суду первой инстанции доводы по какой-то причине не были приняты во внимание.

— Я прошу принять во внимание все наши доводы. Сравнить с доводами истца. Прошу отменить решение суда первой инстанции. Прошу принять справедливое решение, — говорит он.

Остается меньше минуты бесплатного времени в зуме.

12:21

Юлию Малюкову так и не смогли подключить к видеозвонку. Оказалось, что если организатор удаляет участников, то они больше не могут зайти по ранее предоставленной ссылке и нужно создавать новую сессию.

После окончания бесплатного времени всех снова выкидывает из конференции.

Возможно, что Малюкову смогут подключить уже к новому видеочату.

12:32

Секретарь суда Айдын Оразгалиев снова переподключил адвокатов к конференции.

— Прошу справедливого решения. Все, — договаривает Мухамедьяров то, что не успел сказать из-за обрыва связи.

— Последний раз попрошу — не надо повторяться, не надо читать то, что вы читали на предыдущих заседаниях, — отвечает судья.

12:37

Нашу корреспондентку и адвоката Елену Дворецкую выкинуло из видеоконференции, но их быстро переподключили.

— Я хочу дополнить свою апелляционную жалобу теми моментами, что были в коллегии. Хочу учесть, что почти всеми представителями были заявлены отводы. У меня нет доверия к этому суду, — заявляет адвокат Эльвира Боханова.

По словам адвоката, у нее даже не было возможности изложить свое виденье этого процесса.

—  Есть всем известные принципы поведения судей —  статья 90 Бангалорских принципов говорит о том, что обоснованное сомнение может возникнуть в четырех случаях. Я зачитаю их: если между судом и каким-либо членом общества существуют дружеские или враждебные отношения — это является основанием для заявления самоотвода или отвода коллегии. Однако коллегия отклонила это ходатайство, среди прочих. Я против произвола [суда] и против лишения лицензии. Учитывая, что я не доверяю судебной коллегии, мне добавить нечего, —  заключает Боханова.

12:43

Слово берет адвокат Елена Дворецкая. Она поддерживает сказанное Эльвирой Бохановой.

— Наш закон говорит о том, что каждый человек имеет право быть услышанным в суде. Однако [бесплатная] версия зума ограничивает нас по сорок минут. Суд не может обеспечивать заседание без прерываний. Я не буду зачитывать в полном объеме свою апелляционную жалобу, потому что уже останавливалась на этих доводах.

Она отмечает, что в 2019 году спецдокладчик ООН писал о том, что адвокатов часто отождествляют с их клиентами.

— И здесь мы наблюдаем, как адвоката преследуют за то, что он указывал на проблемы. Если мы говорим о том, как наказали судью — там вынесли предупреждение. А здесь лишают лицензии. К тому же, судом были допущены грубые процессуальные нарушения. Суду запрещено выходить за пределы заявленных исковых требований, но суд проигнорировал это, — говорит Дворецкая.

Дворецкая объясняет, что устанавливать грубость и неоднократность действий Мухамедьярова должна дисциплинарная комиссия.

— В ходе заседания представитель Минюста говорит, что сам посчитал, что имело место грубое и неоднократное нарушение. Такой подход к рассмотрению может привести к тому, что каждого адвоката можно будет выкинуть из профессии, — предполагает адвокат.

В заключении своих слов, Елена Дворецкая просит отменить решение суда первой инстанции.

12:46

Адвокат Игорь Вранчев тоже просит отменить решение суда первой инстанции.

— Во время заседания представитель Минюста сказал: «Да, в законе нет прямого запрета на размещение [аудио-видеофиксации], но это не значит, что у адвоката есть право размещать», — замечает он.

12:52

По словам представителя Мухамедьярова Александра Попкова из международной правозащитной группы «Агора», адвокаты занимают особое место в системе правосудия и являются посредниками между обществом и государством, и преследовать их — это крайне опасно.

Адвокат Александр Попков. Скриншот из зума.

— Особенно опасно, если таким преследованием занимается суд. И Минюст только поддерживает те претензии, которые предъявила судебная система адвокатам. В таких условиях суд не может быть беспристрастным, не может лишать адвоката лицензии. Это нарушает базовые принципы справедливости. Мы увидели ряд признаков того, что судебная коллегия нарушает эти принципы — адвокатам запрещали говорить, адвокатов не допускали, наши ходатайства откладывали, — замечает адвокат.

Попков утверждает, что ГПК не предусматривает переход к стадии прений без стадии исследования материалов.

— В соответствии с этой статьей суд исследует доказательства с учетом мнения сторон, мнения нашего никто не спрашивал. Поэтому у меня есть обоснованные сомнения в способности суда вынести справедливое решение, — говорит адвокат правозащитной группы «Агора».

12:59

Александр Попков объясняет, что представитель Минюста Алишер Тагайбек на заседании говорил о том, что гласность и распространение не тождественны.

— Только гласность позволила нам обрести независимость и получить свободу от тоталитарного общества. А нам сейчас говорят, что гласность — это то, что два адвоката имеют право собраться и пошушукаться о судье. Это неверно. Это манипуляция лингвистикой. Словарь Ожегова опровергает позицию представителя Минюста, — добавляет Попков.

По словам Попкова, Казахстан сейчас преследует адвоката за его деятельность по незначительному поводу, а, значит, разрушает свою судебную систему.

— Адвокаты будут бояться говорить что-то в суде, адвокаты будут бояться публиковать критические тексты. Это приведет к разрушению судебной системы, — считает он.

Тем временем секретарь Айдын Оразгалиев предупреждает, что через три минуты будет переподключать всех, кто был на заседании с 11:00 утра.

Бесплатного времени в зуме остается ровно три минуты.

13:02

— Все адвокатское сообщество следит за этим процессом. Мы понимаем, что на ваши хрупкие плечи возложена такая задача, но просим отменить решение суда первой инстанции, — берет слово адвокат Айжан Дарибаева.

Бесплатного времени остается меньше одной минуты.

Начинает говорить адвокат Сергей Сизинцев, но его выступление обрывается. Всех снова выкидывает из конференции.

13:03

В вотсап-чате секретарь суда Оразгалиев объявил о перерыве до 14:30.

14:48

Заседание продолжается. Выступает ранее прерванный адвокат Мухамедьярова Сергей Сизинцев. Он говорит о несоразмерности нарушения и наказания, хотя сам и не считает это нарушением.

— Уважаемый суд, я остановился на принципе соразмерности… Понятно, что лишение [лицензии] это наказание за нарушение. Хотя мы с коллегами не считаем, что это было нарушением, но допустим, что было. Пожизненное лишение лицензии — это очень строгая и исключительная мера. Суд не обязан был применять данную меру. Наличие в законе простой возможности [лишать лицензии] за грубые и неоднократные нарушение не является [основанием для лишения], — считает он.

После него слово взяла адвокат Розита Багадаева, но она не успела закончить, и всех снова выкинуло из конференции.

15:08

После очередного возобновления конференции, свое выступление продолжает адвокат Розита Багадаева.

Она вспоминает о ходатайстве Минюста о вынесении частного определения, поданного за подписью Алана Тленчиева сегодня утром. По ее словам, в доверенности Тленчиева, которую приложили к ходатайству нет подписи и печати, то есть это лицо не имеет полномочий участвовать в процессе.

Она говорит, что лишение лицензии аналогично расторжению трудовых отношений.

— Имело место несоблюдение досудебных процедур, потому что законы не отражают всех процедур, они минималистичны, — объясняет Багадаева.

15:16

С речью должна была выступить адвокат Юлия Малюкова, но у нее произошли технические неполадки и слово взяла представитель Мухамедьярова Рена Керимова.

— Я абсолютно недовольна сегодняшним судебным процессом. Это напоминает закрытый судебный процесс — у меня нет ощущения, что я обращаюсь к суду. Есть ощущение, что я обращаюсь к ноутбуку. Я хочу уважать этот суд, потому что суд отправляет правосудие, а мы, адвокаты, участники этого процесса, и мы должны быть независимы. А сейчас такое время, что даже адвокатам нужны адвокаты, — говорит она.

По ее мнению, это преследование адвокатов за их активную деятельность, за их работу.

— Тот фрагмент, что был выложен в фейсбук, действительно ведь судья была неправа! Видно, что наш Минюст пытается лишить нас наших лучших адвокатов — преследуют именно профессионалов, не неграмотных, слабых, а именно профессионалов. Нельзя говорить о том, что в Казахстане есть демократия, если можно пожизненно лишить адвоката лицензии — пожизненно можно посадить особо опасного рецидивиста… У меня такие смешанные чувства сейчас. Потому что если [cуд] оставит в силе это решение сейчас, то стоит ли вообще быть адвокатом? Вот это ходатайство с утра — это ведь запугивание. Может расстреляем тогда адвокатов в следующий раз? Я надеюсь на справедливое, законное решение, вся надежда сейчас на вас, — заключает она.

15:24

Выступает адвокат Юлия Малюкова. Она вновь говорит о международном праве, отмечая, что в демократическом обществе критика суда не только возможна, но и необходима.

— Адвокат Мухамедьяров — профессионал, он должен оказывать юридическую помощь и дальше. Не сколько мы в нем нуждаемся, а сколько граждане нашей страны. Прошу отменить решение суда первой инстанции, — подытоживает Малюкова.

Адвокат Елена Жигаленок тоже просит отменить решение Есильского суда, так как процесс был открытым и публикация видео с фрагментом заседания должна расцениваться как применение принципа гласности.

В зуме снова начинается обратный отсчет бесплатного времени.

— Поддерживаю вышесказанное коллегами и не хочу повторяться, — быстро проговаривает адвокат Мухамедьярова Азамат Байкенов и зависает.

Всех снова выкидывает из конференции несмотря на то, что до истечения времени оставалось еще восемь минут.

15:35

Секретарь суда Оразгалиев снова переподключил адвокатов. Как насчитала корреспондентка «Медиазоны», это уже шестая вновь созданная конференция за день.

Выступает ранее прерванный адвокат Азамат Байкенов.

Он говорит, что Минюст не может предъявлять претензии к качеству оказанной юридической помощи, так как Мухамедьяров не оказывал услуг заявителю.

За ним начинает речь Искандер Алимбаев, который также представляет интересы Аманжола Мухамедьярова в суде. Он высказывается о скандализации процесса, про которую ранее говорили представители Минюста. По его мнению, процесс носил скандальный характер, потому что нарушались права его участников.

— Адвокаты [и сами] считают, что нужно налаживать диалог и выводить какие-то общие правила. Зависимый адвокат бесполезен, а независимый может понадобиться абсолютно всем, — заключает он и тоже просит отменить решение суда первой инстанции.

После Алимбаева слово берет адвокат Мурат Жанбаев, которого не допустили в конференцию из-за того, что он якобы опоздал. Он поддержал своих коллег и также высказался за отмену решения Есильского суда.

15:55

Очередь доходит до адвоката Ерлана Газымжанова, который также не смог попасть на начало онлайн-заседание с утра. Он считает, что решение суда первой инстанции равносильно приговору, по которому осудили человека за кражу, но при этом суд в приговоре не указал, что и у кого было украдено.

— Это решение как бы говорит, что адвокатам запрещено показывать людям судебные процессы в СМИ. Ну тогда примите такой закон, который бы прямо запрещал бы делать это. Ведь закон дал гарантии адвокату, которые прописаны в статье Закона об адвокатской деятельности - используйте в своей работе все, кроме того, что прямо запрещено законами. Я прошу — сначала прямо пропишите в законе запрет на публикацию АВФ в СМИ, а потом лишайте лицензий адвокатов за это, — говорит Газымжанов.

По его словам, сейчас в законе нет прямого запрета на публикацию видеозаписей из зала суда, а статья 347-1 УПК, на которую ссылается Минюст — это не прямой запрет и его даже запретом назвать нельзя.

— Адвокаты вне политики. Мухамедьяров всегда это подчеркивал в своей деятельности. У адвокатов нет властных или финансовых полномочий, нет каких-либо политических амбиций, чтобы вот так подключать всю государственную машину, чтобы давить адвокатов.  Другого решения, как отмена этого незаконного решения суда первой инстанции, я не вижу. Не отменится это решение сейчас, значит отменится в другой инстанции. Все равно когда-нибудь время изменится и этому решению суда будет дана справедливая оценка, но уже другими судьями, — заключил он, попросив отменить решение первой инстанции сейчас, а не потом.

16:04

Следом выступает представитель коллегии адвокатов Астаны Айдана Нуркеева.

— Инициируя этот иск, суд оказывает колоссальное давление на адвокатское сообщество. Вместе с тем хотелось бы обратить внимание судей, что адвокаты — это один из столпов на которых зиждется правосудие, — подмечает она.

Тем временем Аманжол Мухамедьяров пишет в вотсап-чате, что у него все зависает.

Айдана Нуркеева продолжает, что адвокаты не могут быть зависимы от Минюста, так как коллегия является саморегулируемой организацией.

— Оставив в силе это решение, мы пошатнем систему правосудия. При этом выгоды от этого решения не получит никто — ни мы, ни его подзащитные, которые вынуждены были обратиться к другим адвокатам, ни граждане, которые могли бы обратиться позже. Министерство юстиции усиливает тенденцию на возбуждение дисциплинарного производства за поступки, которые не выходят за рамки законодательства. Если бы Мухамедьяров действительно нарушил бы законодательство, за него не вступались бы адвокаты, — заканчивает Нуркеева тем, что не понимает за что Аманжола Мухамедьярова лишили лицензии.

16:09

После Нуркеевой выступает адвокат Ержан Сиюбаев, который просит отменить решение суда первой инстанции, так как нет прямой нормы, запрещающей публикацию видеозаписей.

До истечения бесплатного времени остается две минуты.

Слово берет адвокат Жан Кунсеркин. Он говорит, что подал частную жалобу и до ее рассмотрения не может заявлять отводы, ходатайства и высказывать свое мнение.

Во время его выступления всех в очередной раз выкидывает из конференции.

16:11

В вотсап-чате секретарь суда Айдын Оразгалиев сообщил о переносе заседания на 15 мая в 11:00.

На утро того же дня назначено рассмотрение апелляционной жалобы адвоката Ерлана Газымжанова, который был лишен лицензии решением Сарыаркинского суда за публикацию той же видеозаписи с заседания.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей