Террор родил тирана. Когда Узбекистан переловит всех пытавшихся взорвать Ислама Каримова в прошлом веке
Азиз Якубов
Террор родил тирана. Когда Узбекистан переловит всех пытавшихся взорвать Ислама Каримова в прошлом веке
4 февраля 2022, 14:23

Ислам Каримов на площади Независимости в Ташкенте после терактов 16 февраля. Фото: Фонд Ислама Каримова

23 года назад в Ташкенте был совершен первый в истории Узбекистана крупный теракт. 16 февраля 1999 года в центре города произошло шесть взрывов, в результате погибли как минимум 16 человек. Спецслужбы Узбекистана до сих пор разыскивают причастных к событиям 23-летней давности, пополняя уголовные дела новыми фигурантами. В январе этого года в Узбекистан из «одной из стран СНГ» был экстрадирован 54-летний уроженец Ташкентской области, который, по версии местных силовиков, входил в группу подрывников. «Медиазона» решила вспомнить ташкентский теракт и разобраться в его значении для современного Узбекистана.

Бомба для президента

В 1999 году в Ташкенте террористы применили тактику начиненных взрывчаткой автомобилей. Для атаки были выбраны несколько точек в центре города: территория около зданий министерства внутренних дел, Службы национальной безопасности, Национального банка и кабинета министров. Сообщалось еще о двух взрывах, которые произошли возле загородной резиденции Ислама Каримова «Дурмень» и в столице — в гараже частного дома по улице Абдуллы Каххара, где, как предположили следователи, подозреваемые и собирали бомбы.

Позже президент Узбекистана Ислам Каримов уверенно провозгласил, что произошло покушение на его жизнь. Основной удар был запланирован на площади около здания кабмина, где в 11:00 должно было начаться совещание с его участием. Остальные взрывы — отвлекающий маневр.

Действительно, по информации МВД, начиненная взрывчаткой «Волга ГАЗ-21» рванула в 10:58, то есть в момент предполагаемого прибытия Каримова на заседание. Но обычно пунктуальный президент в то утро опоздал. До сих пор неизвестно, по какой именно причине кортеж задержался.

Как свидетельствует охранник Каримова Усмон Бердимуратов, когда машина президента ехала в районе ТашМИ, он получил по рации информацию, что возле здания правительства произошла перестрелка. Охранник предложил изменить маршрут, но Каримов отказался от этой идеи.

Позднее Каримов, ссылаясь на данные криминалистов, утверждал, что бомбы приводились в действие с помощью дистанционного управления. То есть, где-то стоял террорист и ждал, когда автомобиль главы Узбекистана поравняется с «заряженной Волгой». Но взрыв прогремел раньше.

Сам Каримов назвал своим спасителем другого охранника, Рустама Ходжаева, который, находясь на площади, криками и жестами дал сигнал водителю остановиться за 150-200 метров от зоны прямого поражения.

Косвенно за версию о том, что Каримов был в курсе планов террористов, говорит и поведение самого президента, славившегося своей чрезмерной подозрительностью и осторожностью. Он спокойно рассказывал о покушении на себя, ходил по оставшимся от взрывов воронкам и даже не отменил сорванное экстремистами заседание правительства.

Кто виноват

Взрывы в Ташкенте унесли 16 жизней, более сотни человек получили ранения. Такие цифры приводили узбекские силовики после теракта. Впрочем, в 2021 году «Газета.uz», ссылаясь на данные МВД, писала о 13 погибших. Как бы то ни было, случившееся во всех смыслах потрясло Узбекистан.

Каримов оперативно нашел виновных — через три дня после взрыва он объявил, что покушение на него было организовано исламскими экстремистами, которых он назвал «фанатиками». Правда, тогда Каримов не назвал имен организаторов теракта. Но маховик следствия закрутился, и силовики быстро определили причастных к взрыву.

Фото: Фонд Ислама Каримова

В их список вошли члены «Исламского движения Узбекистана», «Хизб ут-Тахрир» и партии «Эрк», в частности, ее руководитель и главный политический оппонент Каримова Мухаммад Салих. На тот момент он уже покинул Узбекистан и был заочно приговорен к 15,5 годам колонии за посягательство на жизнь президента и конституционный строй страны. Братьям оппозиционера Рашиду и Мухаммаду Бекжану повезло меньше: они угодили в тюрьму, получив длительные сроки.

Директор ННО «Центр изучения региональных угроз» Виктор Михайлов считает, что февральский теракт — дело рук «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ). К такому выводу он пришел после бесед с бывшими членами международных террористических организаций.

«К 1998 году ИДУ с ее двумя лидерами — идеологом Тахиром Юлдашем и полевым командиром Джумой Намангани — представляла собой крепкое бандформирование численностью около 4 000 человек. Но ситуация в горах на юге Таджикистана, где вынуждены были, буквально, прозябать боевики, складывалась не в их пользу. Гражданская война в республике завершилась, и Объединенная таджикская оппозиция больше не нуждалась в силовой поддержке "партнеров" из Узбекистана», — рассуждает Михайлов.

Единственной страной, которая могла принять столь многочисленное бандформирование, как ИДУ, был Афганистан. Тем более, лидер «Талибана» мулла Омар принимал у себя и Осаму Бин Ладена, и прочих исламистов. По словам Михайлова, руководство ИДУ, в обмен на возможность расположить свои лагеря в Северном Вазиристане, поклялось в преданности джихаду. Лидеры ИДУ решили доказать мулле Омару боеспособность своих бойцов актом устрашения в столице Узбекистана, считает он. К атаке они готовились не один месяц, детали были тщательно продуманы.

«Помните, дом на Заводской, где собирали самодельные взрывные устройства (СВУ), потом злоумышленники тоже взорвали, чтобы не оставить никаких следов. Не знаю, был ли Ислам Каримов целью боевиков, но они точно хотели уничтожить или нанести максимальный ущерб зданию правительства. А совпадет ли взрыв с прибытием на заседание президента, было уже не столь важно. Главное — доказать свое умение вести активную террористическую деятельность. Впрочем, наверняка, и атака на главу государства была в планах, ведь Юлдаш считал Каримова своим личным врагом», — считает Михайлов.

Он полагает, что февральский теракт экстремисты в целом признали «удачным». Вероятно, это повлияло на то, что чуть позже, в начале 2001 года, Намангани был назначен командующим всеми террористическими группировками на территории Афганистана.

«Добавлю, что мулла Омар дал добро на размещение бойцов ИДУ в Вазиристане, а, кроме того, попросил старейшин пуштунских племен разрешить выдавать своих девушек замуж за узбеков, что нехарактерно для местного населения. Это специфический момент, показавший уважение афганских экстремистов к боевикам Юлдаша и Намангани», — отмечает Михайлов.

Некоторые участники терактов успели покинуть Узбекистан; фотороботы в формате «Их разыскивает милиция» еще в течение пары лет висели в ташкентском метро. По горячим следам были задержаны и привлечены к уголовной ответственности 22 человека. Шестеро были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. В 1999 году в Узбекистане еще применяли смертную казнь; Каримов отменил ее лишь в 2008 году. До этого «вышку» давали только осужденным по двум статьям: за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах и терроризм.

Михайлов отмечает и роль «хизбуттахрировцев» в ташкентских событиях. «Сразу после террористической атаки официальный Ташкент признал главными виновниками членов партии "Хизб ут-Тахрир", но я думаю, что это не совсем так. Эта религиозно-экстремистская организация радикализировала граждан Узбекистана, но сами члены партии вряд ли принимали участие в операциях. Для этого нужны были боевики с опытом производства СВУ, умением вести боевые действия в городских условиях», — говорит директор «Центра региональных угроз».

Альтернативные версии

Следователи так и не добыли доказательств, что именно осужденные узбекистанцы покушались на жизнь Каримова. Все обвинения строилось на признаниях задержанных.

Наряду с официальной версией, появились несколько альтернативных, хотя ни одна из экстремистских группировок не взяла на себя ответственность за теракт. В «Хизб ут-Тахрир» тогда отмечали, что насилие — не их метод свержения власти. ИДУ же планировало масштабное военное вторжение в Узбекистан, так что ташкентские взрывы и последующее за ними усиление СНБ и МВД было им не на руку. В этой связи правдоподобной выглядит и версия о мести учеников исламского теолога Абдували кори Мирзаева, бесследно исчезнувшего в аэропорту Ташкента в 1995 году. Сын имама утверждал, что похищение его отца организовала Служба национальной безопасности (СНБ).

О том, что последователи учения Мирзаева решили убить Каримова, как виновного в исчезновении проповедника, рассказал осужденный за теракты Зайниддин Аскаров. В 2003 году спецслужбы организовали пресс-конференцию в «Таштюрьме». В присутствии «людей в штатском» заключенный, по словам находившихся на встрече иностранных журналистов, наговаривал будто заученный текст о непричастности властей ко взрывам. Однако, когда сотрудник СНБ вышел покурить, Аскаров вдруг выдал другую версию событий.

Во-первых, он извинился перед Мухаммадом Салихом и признал его непричастность к терроризму. По словам заключенного, следователи под пытками заставляли обвиненных оговаривать политика. Затем Аскаров рассказал, что организаторами теракта в Ташкенте были последователи имама Мирзаева под руководством некоего Муродиллы Казиева. Не добившись от властей правды о судьбе учителя, они решили устранить президента Каримова.

При этом лидер ИДУ Тахир Юлдаш якобы дал приказ помешать этому замыслу — он направил в Узбекистан своего представителя Бахрома Абдуллаева, но тот был задержан при пересечении границы и впоследствии предупредил узбекистанские спецслужбы о готовящихся терактах. Аскаров добавил, что после этого власти начали контролировать террористов, но не захотели предотвратить взрывы.

Тахир Юлдаш и Ислам Каримов в Намангане в 1991 году. Фото: кадр из видео «Фергана информагентство»

Зайниддин Аскаров по приговору суда получил 11 лет тюрьмы и в конце 2010 года должен был выйти на свободу, но незадолго до окончания срока скончался. Родственникам выдали тело заключенного и попросили похоронить без лишней шумихи. В свою очередь представители «Исламского движения Узбекистана» признали, что Аскаров был членом организации, а также настаивали, что его казнили узбекские власти.

Не первый и не последний

С момента покушения на Каримова прошло более 20 лет, но узбекские спецслужбы продолжают разыскивать подозреваемых.

14 января в Узбекистан экстрадировали очередного предполагаемого подрывника. Пресс-службы силовых структур назвали только инициалы подозреваемого — на этот раз гражданина У.С., якобы члена «Исламского движения Туркестана». Отмечается, что еще в 1998 году, после побега из Узбекистана, он вернулся в Чечню, где и проходил боевую подготовку, а также вербовал соотечественников в международные террористические организации.

Ранее, в сентябре 2021 года, СНБ обнародовала похожую информацию о другом предполагаемом участнике взрывов 1999 года. Отличались лишь инициалы — Ю.Ж. — и некоторые незначительные факты биографии. Из этого можно сделать вывод, что исполнителей теракта в Ташкенте тренировала ИДУ в чеченском лагере полевого командира Хаттаба. По крайней мере, так утверждает СГБ Узбекистана.

Эти случаи экстрадиции обвиняемых в терроризме далеко не первые. В 2018 году в Турции был задержан член религиозно-экстремистского движения «Джихадисты» Зокир Рахимов. Он уехал из Узбекистана в 1999 году, опасаясь ареста после ташкентских взрывов. В итоге власти все же доставили уроженца Навоийской области на родину, где суд приговорил его к 17 годам заключения по нескольким статьям Уголовного кодекса, в том числе по 155 и 159.

Расследование ташкентского теракта привело к тому, что на скамье подсудимых оказались не только непосредственные организаторы взрывов. Еще в 1999 году суд признал виновными по статье 208 УК пятерых работников таможни пограничного поста «Гишт куприк». По данным следствия, из-за того, что они, вопреки приказу, продолжали пропускать людей через КПП, несколько террористов перебрались на территорию Узбекистана.

Читатель «Газеты.uz» писал, что в день теракта переходил границу через «Гишт куприк» и, по его словам, «пока не приехало СНБ», всех пропускали за 200 тенге. Таможенников приговорили к трем годам заключения, но они попали под президентскую амнистию. В 2021 году суд оправдал и реабилитировал их. Однако позже Верховный суд отменил это решение. О бездействии пограничников при «пропуске экстремистов» за рубеж не сообщалось.

Перегнутая палка

«Возможно, что у Каримова к середине 90-х годов были иллюзии на счет того, что "просвещенный ислам" может заполнить идеологический вакуум, который образовался после распада СССР, — рассуждает Виктор Михайлов. — Ведь президент сразу начал отрицать все советское. И он, повторюсь, питался иллюзиями, что может стать руководителем, позволившим некую религиозную свободу. Но, когда он пообщался с лидерами религиозно-экстремистских организаций, понял, что они провозглашают создание государства, которое должно полностью отказаться от светскости и строиться по законам шариата, [Каримов] осознал их опасность для страны. Радикалы стали для Каримова врагом номер один».

После февральских взрывов Каримов «закрутил гайки»: силовики получили много дополнительных властных функций. Хотя, как замечает директор Центра изучения региональных угроз, «взрывы в Ташкенте повлияли на то, что заметно перестроилась СНБ, которая усилила работу разведки, контрразведки, оперативную и агентурную деятельность».

Ислам Каримов в 1999 году. Фото: ТАСС

Тем не менее, получив практически неограниченную власть, силовики часто перегибали палку. Как отмечал второй президент страны Шавкат Мирзиеев, при желании в Узбекистане могли посадить даже столб. Согласно данным правозащитных организаций, в следующие после теракта десять лет за решеткой оказалось свыше 100 тысяч граждан, обвиненных в экстремизме или пособничестве терроризму.

В отчете Human Rights Watch, опубликованном в 2004 году, описаны сотни арестов и судебных разбирательств, порой не просто безосновательных, но и абсурдных. В частности, несколько парней оказались виновны в том, что играли в футбол. Обвинение заключило, что таким образом молодые мусульмане на стадионе «Пахтакор» физически готовились к установлению халифата в стране. Причем футболисты получили серьезные сроки — от девяти до 19 лет.

В том же 1999 году на месте бывшего полигона для испытания химоружия в Каракалпакстане власти создали символ «каримовской тирании» — тюрьму «Жаслык». Большинство осужденных за терроризм попадали именно туда и подвергались пыткам и издевательствам. Например, двое таких заключенных скончались в колонии от того, что были фактически сварены в кипятке.

С другой стороны, Каримов справился с террористической угрозой. «В течение нескольких лет спецслужбы решили проблему внутреннего терроризма. Во Всемирном индексе терроризма Узбекистан уже около десяти лет находится в "зоне безопасности". Считаю это результатом политики Каримова», — заключает Виктор Михайлов.

Ещё 25 статей