Дело Асии Тулесовой. День третий
Дело Асии Тулесовой. День третий
5 августа 2020, 14:43
633

Асия Тулесова. Фото: Тимур Нусимбеков / adamdar.ca

В суде №2 Медеуского района Алматы рассматривается дело активистки Асии Тулесовой. Она обвиняется в оскорбление представителя власти (статья 378 УК РК) и применение насилия в отношении полицейского (статья 380 УК РК). На митинге 6 июня она ударила одного из полицейских по фуражке. В качестве потерпевших выступают шесть сотрудников полиции.

На заседании 5 августа прокурор допросил Тулесову и начал допрашивать потерпевших. Первым показания дал полицейский Нурбек Темирханов. Адвокаты указывали на различия в его показаниях в суде и в протоколе допроса на следствии. Прокурор назвал их незначительными.

Читать в хронологическом порядке
13:00

На прошлом заседании 4 августа прокурор Ерлан Куланбаев зачитал обвинительный акт. По версии обвинения, по пути на митинг 6 июня Асия Тулесова, «размахивая руками» в присутствии полицейских, хотела нанести удар сотруднику полиции Нурбеку Темирханову. Прокурор Куланбаев добавлял, что от первого удара Темирханов уклонился, но она нанесла второй удар, из-за которого с полицейского упала фуражка.

Гособвинитель считает, что Тулесова ударила полицейского умышленно, при этом вела себя «агрессивно»и «чувствовала свою безнаказанность».

Адвокат Джохар Утебеков обращал внимание, что на четвертой и пятой страницах обвинительного акта написано, что Тулесова ударила по фуражке четверых полицейских — Ерната Сабалакова, Таскына Талдыбаева, Улана Абибуллу и Мейиржана Турганбека. Активистка же настаивает, что ударила по фуражке только Темирханова.  

Затем стороны изучили видеозапись, предоставленную обвинением. Запись смонтирована из нескольких видео с разных ракурсов. На ней Тулесова замахивается, бьет полицейского по фуражке и кричит: «Гад! Гад! И ты гад! Никто из вас не достоин носить форму! Мерзкие менты!».  

После этого суд перешел к допросу Тулесовой. Ей успели задать вопросы адвокаты и ее мать Жанар Джандосова. Подсудимая рассказала, что 6 июня по пути на митинг она увидела, как сотрудники полиции производят «незаконные задержания», и «отреагировала» на них.

Во время допроса Тулесова извинилась и добавила, что вела себя «некрасиво». Активистка настаивает на том, что это была самозащита. По ее словам, видео, приобщенное к материалам дела, обрезано. 

14:54

Заседание начинается. Подсудимая Асия Тулесова приветствует всех. Прокурор Ерлан Куланбаев начинает допрос активистки: он спрашивает, с какой стороны она нанесла удары полицейским Темирханову и Турганбеку.

— На видео четко видно, как вы нанесли удары Темирханову и три удара Турганбеку, — утверждает обвинитель.

Защитник Тулесовой Джохар Утебеков просит суд снять этот вопрос:

— Пусть задаст этот вопрос более корректно, она не говорила, что наносила удар Турганбеку.

— В отношении вас конкретно Темирханов совершал незаконные действия? — уточняет свой вопрос прокурор Куланбаев.

— Затрудняюсь сказать, все были в масках, — отвечает Тулесова.

— Вы вчера сказали, что вы не поняли, что они были сотрудниками полиции. Вы видели, что они были в форме? — спрашивает прокурор.

Тулесова отвечает, что видела.

— Вы не могли по форме отличить полицейского? — продолжает Куланбаев.

— Никто из них не представился и не показал удостоверение, — отмечает активистка.

— Вы сказали, что не обратились в прокуратуру, потому что не успели получить экспертизу. Но в первом томе дела есть эта экспертиза. Что вам мешало обратиться в прокуратуру? Уже прошло полтора месяца, — интересуется гособвинитель.

— Да, я проходила экспертизу медицинскую за день до ареста, а результаты я получить не смогла, потому что меня арестовали.

— А вы знаете, что необязательно иметь на руках заключение экспертизы?

Адвокат Алимжан Оралбай просит снять этот вопрос.

15:01

Прокурор Ерлан Куланбаев спрашивает Тулесову, кто ей дал право оскорблять сотрудников полиции, и не могла ли она выбрать другие слова, кроме «гад, мерзкие менты» для выражения своего мнения о полиции.  

— Вы могли бы сказать иначе, Тулесова? — уточняет прокурор.

— Я была в шоковом состоянии, и мне трудно судить, могла или не могла, — рассказывает подсудимая.

— Ваше эмоциональное состояние, этот ваш срыв, разве он вас оправдывает в совершении преступления? — напирает гособвинитель.

Адвокат Тулесовой Утебеков просит снять вопрос:

— Суд еще не установил, что было совершено преступление.

— Эмоции, конечно, не могут оправдать, но они хорошо объясняют мое состояние, — говорит активистка.

Прокурор спрашивает, почему Тулесова извиняется, раз не признает вину.

— Я извиняюсь только за то, что вела себя несдержанно, — объясняет Тулесова.

15:10

Судья Такен Шакиров спрашивает у потерпевших полицейских, есть ли вопросы к Тулесовой. Защитник Оралбай возмущается, что они отключили видео.

— Все включили камеры, снимите свои кепки все! Будем считать, что вы сидите у меня в зале суда! Что, вы в пальто и в кепке будете у меня тут сидеть? — кричит судья.

На видео видно, что в потерпевший Темирханов едет в машине, а Тулегенов идет по улице, в кадре мелькают деревья, отмечает корреспондент «Медиазоны».

Кто-то из участников процесса говорит, что у полицейских технические неполадки. Судья Шакиров зовет Темирханова. Потерпевшему Сабалакову кто-то подсказывает: «Скажи, что Турганбек есть».

— Вы, пожалуйста, там им не подсказывайте, — замечает судья.

В итоге потерпевший Тулегенов задает вопрос подсудимой:

— Почему гражданка Тулесова утверждает, что наши действия были незаконными?

— Я говорю так, потому что по закону при задержании они должны представиться, показать удостоверение, сказать, что именем закона проводят задержание, — отвечает Тулесова.

Адвокат Утебеков просит отложить заседание до появления Темирханова.

— То один ходит, один в машине сидит! Надо присутствовать на заседании, если вы потерпевшие. Если не хотите присутствовать, то не надо было заявления писать, потерпевшие! Раз написали, то надо присутствовать! — злится судья Шакиров.

Он объявляет перерыв на пять минут, пока не появится потерпевший Темирханов.

15:22

Во время перерыва Тулесова общается со своей мамой Жанар Джандосовой. Активистка немного напевает. К конференции кто-то подключается.

— Темирханов, вы подключились? Темирханов! Это кто «Айфон подключился»? Айфон чей это? — кричит судья Шакиров.

Полицейский Темирханов отвечает, что у него были проблемы с интернетом.

— Мы вас не в гости же приглашаем. Дело рассматривается по вашему заявлению, подключите себе хороший интернет, — парирует судья.

Теперь суд переходит к допросу потерпевших. Допрос начинается с Темирханова, но у него постоянно отключается звук. Наконец он отвечает на вопросы судьи, но все еще с перебоями звука. Называет свое имя, говорит, что «не расслышал» вопросы.

— Клянетесь говорить правду и только правду? — спрашивает судья.

— Не расслышал, — говорит полицейский.

Судья повторяет вопрос, потерпевший отвечает положительно.

Защитник Утебеков возмущается, что полицейский не произнес клятву полностью, и замечает, что он не дал подписку.

 — Он официально дал нам клятву. Темирханов, дайте нам под запись клятву, повторите: «Говорить правду и только правду», — просит судья.

Темирханов опять не слышит, но вскоре отвечает.  

Прокурор Куланбаев молчит и не начинает допрос. Адвокаты Тулесовой замечают, что он отключен от конференции.

Суд объявил перерыв на пять минут.

15:43

Наконец, прокурор Куланбаев появляется в зум-конференции.

Потерпевший Нурбек Темирханов снова повторяет клятву говорить в суде только правду. Прокурор начинает допрос: просит потерпевшего рассказать об обстоятельствах дела с самого начала.

— Я 6 июня на пересечении улиц Абая — Назарбаева нес службу по обеспечению безопасности. В этот момент, когда я нес службу, подошла с криками... Группа людей, там было много… Среди них, как мне стало позже [известно], была Тулесова Асия, где она выкрикивала всякие выкрики. Потом она нанесла мне в область головы удар, но я смог уклониться. Не достигнув цели, она нанесла второй удар в область затылка... У нее были беспорядочные удары, после чего я ее хотел задержать, за руку ее схватил, тогда она отмахнулась и по спине также ударила, — отвечает полицейский.

— Вы какие-то незаконные действия совершали в отношении нее? — спрашивает обвинитель.

— Никак нет.

— Оскорбляла ли вас Тулесова?

— Ну, «мерзкие менты», «гад», что «недостойны форму носить».

— Для вас это является оскорбительным?

— Да, так точно.

— Кого еще оскорбляла? — уточняет прокурор.

— Всех сотрудников.

— Она говорит, что только двух.

— Никак нет, она ко всем обращалась, нас было 10-20 человек, она к каждому обратилась.

Прокурор Куланбаев интересуется, не было ли у потерпевшего телесных повреждений.

— Никак нет, но я почувствовал физическую боль в области головы после касания ее руки, — говорит Темирханов.

Темирханов, отвечая на вопрос прокурора, говорит, что работает участковым инспектором в департаменте полиции Алматы.

Теперь к допросу приступает защитник Тулесовой Джохар Утебеков.

— Вы не могли бы звук не отключать? Кажется, будто вы от кого-то подсказки получаете, сейчас вверх на кого-то смотрели, — начинает адвокат. — Вы все время представлялись как помощник участкового инспектора, вас что как-то повысили?

 — Никак нет, я так и являюсь помощником участкового, — отвечает Темирханов.

— Зачем вы нас в заблуждении сейчас ввели?

— Ну, это одинаковые должности, все мы несем службу.

— Если бы Утебеков не спросил, вы бы так и повысили себя сами до участкового, — возмущается судья Шакиров.

— Вы в который раз смотрите вверх? Вам кто-то что-то подсказывает? — снова спрашивает Утебеков.

— А что, мне нельзя вверх смотреть? Я думаю просто... — отвечает Темирханов.

Адвокат пытается понять, на каком участковом пункте полиции работает Темирханов. Он отвечает, что в Жетысуском районе.

— А что вы делали в Медеуском районе? — спрашивает защитник.

— Это вопросы к руководству.

— Вы сейчас сказали, что от первого удара вы уклонились, какое-то соприкосновение с вами от первого удара произошло? — продолжает допрос адвокат Утебеков.

— Никак нет, это был беспорядочный удар, но направлен был в сторону головы, тогда она коснулась фуражки. Второй удар попал в голову, потом по фуражке, так как у меня фуражка одета на голову.

— Как она так нанесла удар в затылок, что слетела и фуражка?

— Как понять? Ну, фуражка же надета на мою голову... — не понимает полицейский.

16:03

Адвокат Утебеков продолжает задавать вопросы Темирханову:

— Вы сказали, что почувствовали физическую боль. Вы как-то эту боль продемонстрировали? Закричали, заплакали, пожаловались коллегам?

— Там физическая боль была, как бы сказать... Но она была незначительная, касание и физическая боль, но не сказать, что была сильная [боль], чтобы показывать, — вспоминает Темирханов.

— Она коснулась или ударила? — уточняет защитник.

— Когда удар наносят, то касание же чувствуешь, без касания же удара не может быть? — отвечает вопросом на вопрос потерпевший.

— Вы сказали, боль была незначительная?

Прокурор Куланбаев просит снять этот вопрос и говорит, что Утебеков комментирует вопросы. Защитник спрашивает полицейского, что он сделал в ответ на действия Тулесовой.

— Она, вот это... Как она ударила по голове и отлетела фуражка, я хотел пресечь дальнейшее... Я взял ее за руку, где она отмахнулась и ударила по спине, — говорит Темирханов.

— Что было после?

— Начала каждому высказывать, говорить каждому, «мерзкие менты» высказывала, че-то такое было, — вспоминает полицейский.

Утебеков просит рассказать, что было дальше. Темирханов начинает отвечать, но адвокат замечает «противоречия с ранее данными показаниями следователю».

Защитник начинает зачитывать протокол из допроса, приобщенного к материалам дела. Согласно допросу следователя, Темирханов сопровождал активистку в управление полиции Медеуского района. В суде на вопрос Утебекова он ответил, что не сопровождал.

Полицейский оправдывается, что следователи могли допустить ошибку, хотя он читал свои показания и подписал их. Потерпевший продолжает настаивать, что довел Тулесову только до автозака.  

Затем адвокат Утебеков спрашивает, брал ли полицейский Тулесову за локоть после того, как она сбила фуражку.

— Так точно. Все было неожиданно, поэтому я пытался пресечь дальнейшие действия, чтобы в массовые беспорядки не переросло.

— Вы взяли ее за локоть, потом провели ее до автозака... Вы представились ей или показали служебное удостоверение?

— Так как я нес службу, это все было внезапно. Она ко мне лично не обратилась, а нападение было неожиданным, по этому факту, я не предоставил ей свое удостоверение.

— Известно ли вам требование, какие слова и действия вы должны производить во время задержания?

— Да, мне известно, но я хочу сказать, что это было внезапно. Я в этот момент думал, чтобы все это не переросло в массовые беспорядки, — повторяется потерпевший Темирханов.

— Хотя бы основания пояснили?

— Когда мы ее задержали, в автозак отвели, вот по... Когда мы ее вели, я уже тогда говорил, что мы участковые, я участковый...

— А объясняли, в связи с чем задерживаете?

— За то, что нанесла удар и оскорбила.

— Вы ей это пояснили?

— Она вела себя очень агрессивно, когда мы ее задерживали, мы ее успокаивали, — объясняет полицейский Темирханов.

16:22

Адвокат Утебеков спрашивает у потерпевшего Темирханова, во сколько с него упала фуражка. Темирханов отвечает, что в 10:20—10:30.

— Сразу же после того, как упала фуражка и она ударила меня по спине, вот эти слова дальше пошли уже: «Ты гад, и ты гад, мерзкие менты», — вспоминает Темирханов.

— А временной промежуток? Сколько времени прошло между фуражкой и оскорблениями? Секунды или несколько минут? — уточняет Утебеков.

— Секунды.

— Вы читали обвинительный акт, слышали его? Согласно обвинительному акту прошло две минуты между насильственными действиями и оскорблениями.

— Одномоментно все было, — настаивает полицейский.

— Могло пройти две минуты?

— По видео надо смотреть, может, и могло.

— Вы сейчас корректируете свои показания, — замечает адвокат.

— Ну, блин, — печально вздыхает полицейский, — Ну, секунда прошла, максимум минута прошла, надо на видео смотреть.  

Адвокат Утебеков пытается выяснить, кого именно его подзащитная назвала гадами.

— Давайте конкретно по словам пройдемся. Вот это выражение Тулесовой — «Гад, и ты гад» — оно к кому обращено? — спрашивает защитник.

— Когда я был там, там суматоха была, там были многие мои коллеги, по видео все было видно, про «недостойны носить форму, мерзкие менты». Я думаю, что это всем сказано было, — отвечает Темирханов.

— Какое из «Гад, и ты гад» обращено конкретно к вам?

— Ну, гад, наверное, — говорит Темирханов.

— Вы можете пояснить, «и ты гад» к кому было обращено? — продолжает допрос Утебеков.

— Я уже несколько раз сказал, что не знаю, там было много моих коллег.

— К кому была обращена фраза «Никто не достоин носить форму, мерзкие менты»? — напирает адвокат.

— Считаю, что к моим коллегам.

— Вы знаете их имена?

— В деле они же есть.

Утебеков просит Темирханова перечислить имена других потерпевших полицейских. Защитник снова подмечает противоречия в показаниях полицейского. Он просит судью Шакирова открыть страницу с допросом Темирханова из первого тома дела. Судья повторяет то, что зачитал Утебеков.

— То есть, сначала были сотрудники полиции, значит были сотрудники полиции, а здесь он просто уточняет, что Тулегенов и Ернат.... — бубнит судья Шакиров.

Утебеков заявляет отвод судье, потому что тот «дал показания за потерпевшего».

— Вы что, защищаетесь отводами, что ли? — спрашивает Шакиров.

— Я не хочу с вами пререкаться, я заявил отвод.

Судья объявляет перерыв.

16:45

Начинается рассмотрение отвода судье Шакирову. Защитники Алимжан Оралбай и Назерке Ризабекова поддерживают своего коллегу Утебекова, заявившего отвод. Ходатайство будет рассматривать судья Залина Махарадзе, которая вынесла приговор по делу активиста Альнура Ильяшева.

Прокурор Ерлан Куланбаев считает, что показания Темирханова в суде «сильно не отличаются» от протокола его допроса во время следствия. Куланбаев считает отвод «необоснованным».

— Судья с самого начала ведет объективный процесс, — уверен обвинитель.

Потерпевшие полицейские Нурбек Темирханов, Улан Абибулла и Тлек Тулегенов также против отвода судьи.

Адвокат Утебеков просит посмотреть видеозапись. Судья Махарадзе отвечает, что надо подготовить видеозапись и найти нужный момент.

— Нужно отдельно все подготовить, и суд в совещательной комнате вынесет решение, — говорит Махарадзе и уходит.

Все участники процесса ждут возвращения Махарадзе. Мать Тулесовой Жанар Джандосова рассказывает, что в СИЗО на каждого арестанта выделяется 600 тенге (1,5 доллара) на еду. Тулесова отвечает, что те, кому не приносят передачки, голодают, а на принятие душа арестантам дают 15 минут в неделю.

17:13

Судья Залина Махарадзе вернулась из совещательной комнаты и читает постановление, но не все потерпевшие успели подключиться снова. Она отказывает адвокату Утебекову в отводе судьи Шакирова.

— Судом была просмотрена видеозапись, что судья Шакиров не подсказывал, не комментировал и не давал оценку, лишь процитировал показания, — читает Махарадзе. — На этом все.

Махарадзе уходит. В зале снова появляется судья Шакиров.

Скриншот с онлайн-заседания: Медиазона

17:27

— Я почему-то все время замечания делаю потерпевшим, — говорит судья Шакиров о полицейском Сабалакове, который не включает видео.

Затем он начинает читать показания потерпевшего Темирханова из материалов дела.

— Не останавливаясь на этом, Тулесова стала оскорблять сотрудников полиции и выкрикивала: «Гад, и ты гад, никто кто из вас не достоин носить форму, мерзкие менты», при этом оскорбления были в отношении Тулегенова и второго сотрудника по имени Ернат... — цитирует судья протокол допроса.

Адвокат Утебеков уточняет у Темирханова, оскорбляла ли Тулесова полицейского Тулегенова и сотрудника по имени Ернат.

— Я в тот момент каждого не знал. Я сказал, что она адресовала свои слова в отношении сотрудников полиции, в том числе и тех, кого я помнил, — объясняет потерпевший и говорит, что у него «эхо идет».

Защитники Тулесовой считают, что рядом с Темирхановым кто-то сидит. Темирханов показывает, что сидит в большом актовом зале один. Адвокат Утебеков спрашивает, знаком ли он с остальными потерпевшими.

— Так точно, знаком, — отвечает тот.

— С какого времени вы знакомы? На момент 6 июня вы были знакомы?

— Можно я отключу микрофон и вы повторите вопрос? — спрашивает полицейский.

— С вами кто-то присутствует в зале? — снова возмущается Утебеков.

Адвокат Алимжан Оралбай уверен, что с Темирхановым сидит его коллега Сабалаков. Сабалаков в это время выходит в коридор.

— Сабалаков, куда вы выходите? — кричит потерпевшему Оралбай.

— Вы что все «Сабалаков, Сабалаков» каждый день? Я что, подстригся не так, что вы ко мне [придираетесь]? — удивляется полицейский.

Прокурор Куланбаев говорит, что у него помехи со связью. Судья снова объявляет перерыв.

17:51

Прокурор Куланбаев и судья Шакиров вернулись.

— Такое ощущение, что мы сегодня все в первый раз взялись за телефоны, — ворчит судья.

Он просит всех потерпевших включить камеры и уточняет, присутствуют ли полицейские.

— Абидулла! — кричит судья.

— Абибулла, на месте, — отвечает Абибулла.

Адвокат Утебеков спрашивает, слышит ли его полицейский Темирханов. Темирханов отвечает: «Это невнятность». Судья предлагает уйти ему в другой кабинет.

— У меня нет своего кабинета, отдали актовый зал вот, — оправдывается Темирханов.

Утебеков снова интересуется, был ли Темирханов знаком с другими потерпевшими на 6 июня. Полицейский отвечает, что был знаком, кого-то знал по именам, кого-то — на лицо.

— Знал ли вы Ерната Сабалакова по фамилии? — спрашивает защитник.

— Знал только по фамилии, — отвечает потерпевший.

— Кого вы тогда вы имели в виду в зачитанном судьей отрывке по имени Ернат?

— Сабалакова.

— Вы говорили, что знали его только по фамилии. Как вы в своих показаниях узнали, что Сабалакова зовут Ернат?

Прокурор Куланбаев просит снять вопрос — по его мнению, адвокат пытается запутать полицейского.

— Какие конкретно слова вас оскорбили? — меняет тему Утебеков.

— Все слова, которые произнесли: «мерзкие менты», «никто не достоин носить форму». Все [слова] были оскорбительными, — говорит Темирханов.

Прокурор снова просит снять вопрос.

— Темирханов, по поводу третьего удара. Этот удар для вас причинил физическую боль? Третий удар последний, —продолжает допрос адвокат Утебеков.

— Нет, потому что размах, и потому что... Незначительный боль был...

— Теперь я вас не понимаю: сначала нет, теперь говорите незначительная.

Прокурор Куланбаев обращается к судье:

— Ваша честь, потерпевший имеет право поправиться же. 

— Прокурор, почему вы мешаете?! — кричит судья.

Защитник Утебеков просит судью зачитать показания полицейского с очной ставки с Тулесовой.

— Да, ощутил незначительную боль после второго удара, который прошел в область затылка, а боль после третьего удара не заметил, — читает судья.

Полицейский отмечает, что «так зафиксировал следователь».

17:58

Допрос потерпевшего Нурбека Темирханова продолжает защитник Алимжан Оралбай. Он спрашивает, где точно и во сколько он стоял до того, как к нему подошла Тулесова. Также Оралбай просит уточнить, с кем именно из коллег Темирханов довел подсудимую до автозака. Полицейский отвечает, что с вел активистку с Тулегеновым, но не помнит, был ли рядом с ними Турганбек.

Слово берет мать активистки Жанар Джандосова. Она спрашивает, во сколько его ударила Тулесова.

— Я уже отвечал ранее, это было около 10:20-10:30, — говорит Темирханов.

Джандосова интересуется, была ли какая-то инструкция или распоряжение, как задерживать участников митинга. Полицейский отвечает, что пришел туда по распоряжению начальника.

— Был ли в этом распоряжении приказ людей упаковывать в машины?

Обвинитель просит снять вопрос: «При всем уважении к матери Тулесовой, такой вопрос нельзя задавать».

— Было указано, что в охрану общественного порядка включается доставление в автозак? — переформулировала вопрос Джандосова.

— Нет, это... — пытается ответить полицейский.

Тем временем адвокат Утебеков просит Сабалакова вернуться в кадр. Судья зовет его.

— Я здесь нахожусь! Что, мне руки размять уже нельзя? Руки уже устали телефон держать, несколько часов сидим уже! — кричит в ответ полицейский.

18:24

Теперь подсудимая Тулесова задает вопросы потерпевшему полицейскому Темирханову. Перед допросом она снова извиняется за «несдержанное поведение».

— Охрана общественного порядка, прежде всего, подразумевает соблюдение норм Конституции, то есть охрану здоровья граждан, их прав и свобод, в том числе их право на свободу мирных собраний, свободу слова и свободу самовыражения? — начинает Тулесова.

— Да, вы совершенно правы, Тулесова. Но, однако, в этот момент вы совершили нападение, и из-за этого вас задержали, — отвечает Темирханов.

— Были ли вы свидетелем каких-то нарушений со стороны граждан? Как они нарушали общественный порядок?

— Там находилась большая группа людей, хотели пройти на статую Абая, выкрикивали разные лозунги — я считаю это нарушением.

— Выкрикивание лозунгов является нарушением?

— Я не хочу это комментировать, чтобы задавали... Задавайте вопросы по существу, — ворчит потерпевший.

Судья Шакиров цитирует показания Темирханова: «В целях предотвращения общественного порядка были приняты меры по недопущению прорыва демонстрантов к памятнику Абая, в числе которых была Тулесова». Активистка просит полицейского описать «прорыв демонстрантов: что он в себя включал, как себя вели люди». 

— Я точно дословно не помню. Я помню, что были выкрики «Оян, казак!», и хотели пройти на статую Абая. 

— Единственное, что вы помните — это выкрики «Оян, казак»? – уточняет Тулесова.

— Да, это, как его... То, что я сейчас помню — «Оян, казак», что-то такое было.

— Было ли что-то, что выбивалось, по вашему мнению, из общественного порядка? Что-то, что вам показалось, что не соответствует нормам общественного порядка?

— Я думаю то, что вы напали на меня — это было нарушением общественного порядка, — говорит Темирханов.

Потерпевший Сабалаков в это время поправляет жалюзи и открывает окно.

Тулесова спрашивает Темирханова, видел ли он другие задержания до «инцидента с фуражкой». Полицейский говорит, что не видел. По словам Темирханова, когда он вел активистку в автозак, то представился инспектором.

— Вы являетесь сотрудником полиции и даете присягу следовать закону? И правильно ли я понимаю, что вы мне никаких... Потому что я не слышала от вас, как в обвинительном акте сказано, что я отказалась подчиняться законным требования сотрудника полиции, проследовать в отделение полиции. Такого я не слышала, я хочу, чтобы это суд тоже отметил...

— Конечно же, вы имеете право, чтобы представились, но на тот момент вы вели себя агрессивно, из-за этого я по дороге устно представился, — отвечает Темирханов.

18:43

Защитник Алимжан Оралбай просит перенести заседание, так как в Алматы уже шесть часов вечера.

— Сидим четыре часа, это даст потерпевшим [возможность] более лучше технически подготовиться, — говорит адвокат.

Суд его игнорирует и вызывает еще одного потерпевшего полицейского — Ерната Сабалакова. Судья Шакиров уточняет его данные. Сабалаков рассказывает, что работает начальником административной полиции УП Жетысуского района Алматы.

Подсудимая Тулесова просит Сабалакова снять маску. Он отказывается, ссылаясь на карантин. Адвокат Оралбай отмечает, что все это время Сабалаков неправильно носил маску, так как не закрыл нос.

— Это мое решение же, — натягивает Сабалаков маску на нос.

Участники процесса предлагают суду, чтобы потерпевший отправил клятву в чат зума. В это время Сабалаков то надевает маску на нос, то снимает.

Защитница Назерке Ризабекова просит суд рассмотреть ее ходатайство с видеозаписью с места происшествия. Адвокат говорит, что запись, приобщенная к материалам дела, смонтирована из семи роликов, к тому же в ней нарушена хронология событий. По словам Ризабековой, один из очевидцев вел свою видеозапись.

— Она единая, и она достоверно описывает хронологию событий того дня. Эта видеозапись подтверждает показания Тулесовой, которые она давала. Поэтому прошу приобщить диск к материалам дела, — говорит Ризабекова.

Коллеги ее поддерживают, прокурор и потерпевшие возражают. 

— Зачем целый день эту видеозапись смотреть — неизвестен источник, может, видео смонтировали, — предполагает гособвинитель.

— В записи нет целого дня, там конкретно запечатлены моменты происшествия — того момента, когда все происходило. Более того, на видео видно, как сотрудники полиции роняют Тулесову на пол, перед тем как она сбила фуражку, — объясняет защитница.

— Абидулла? — спрашивает судья Шакиров.

— Абибулла. Возражаю, — отвечает полицейский.

— Абибулла, извиняюсь, — произносит судья.

Адвокат Утебеков обращается к прокурору Куланбаеву.

— То видео, которое вы приобщили к обвинению, там видны следы монтажа… Всем это понятно, — смеется адвокат.

— Уважаемый суд, я хочу, чтобы вы сделали адвокату замечание, чтобы он не ехидно все это так говорил, а серьезно, — возражает Куланбаев.

— Ну, вы не делайте так, чтобы я смеялся! — отвечает Утебеков.

— Так, давайте все, приобщили же уже, — раздражается судья Шакиров.

В итоге судья откладывает заседание на 14:00 6 августа.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей