Минюст Казахстана против адвоката Мухамедьярова. Продолжение суда
Минюст Казахстана против адвоката Мухамедьярова. Продолжение суда
19 февраля 2020, 10:07
2 088

Адвокат Аманжол Мухамедьяров. Фото: Казис Тогузбаев / Радио Азаттык

​В Есильском районном суде Астаны продолжается рассмотрение иска об отзыве лицензии у адвоката Аманжола Мухамедьярова. Поводом для претензий Минюста стал фрагмент видеозаписи из зала суда, опубликованный защитником в фейсбуке.

Читать в хронологическом порядке
10:08

26 августа 2019 года адвокат Ерлан Газымжанов выложил на фейсбук видео с камер районного суда №2 Алматинского района Астаны, отметив в публикации своего коллегу Мухамедьярова; в результате пост отобразился и на его странице. На записи слышно, как судья Гульжан Убашева на повышенных тонах отчитывает прокурора, заметившего, что она разговаривала о деле со следователем, а это запрещено статьей 4 Кодекса судейской этики. По сведениям адвоката, позже судья получила выговор.

Убашева и председатель райсуда обратились в министерство внутренних дел и в министерство юстиции с просьбой проверить действия Мухамедьярова «на наличие в них состава правонарушений» по статье 79 (нарушение законодательства о персональных данных) или 147 КоАП РК (нарушение неприкосновенности частной жизни).

29 ноября 2019 года иск о лишении Мухамедьярова адвокатской лицензии поступил в Есильский районный суд Астаны. В своем заявлении Минюст писал, что защитник допустил «грубое нарушение законодательства в сфере адвокатской деятельности, принципов оказания юридической помощи и Кодекса профессиональной этики адвокатов».

Первое заседание по делу прошло 21 января 2020 года.

На заседание 4 февраля Минюст отправил юристов с неправильно оформленной доверенностью. Поддержать ответчиков в суд тогда пришли более 20 адвокатов.

10:23

Заседание начинается. Дело рассматривает судья Есильского районного суда Эльмира Мырзатаева. Интересы Аманжола Мухамедьярова будут представлять адвокаты Ерлан Газымжанов, Амангельды Крыкбаев, Юлия Маликова, Жаксылык Буркитов, Сергей Сизинцев, Елена Дворецкая и Айжан Дарибаева.

Со стороны Минюста — Алишер Тагайбек и Динара Касенова.

До начала заседания Мухамедьяров подал два ходатайства. Одно по онлайн-трансляции заседания, а второе — об участии в процессе адвоката Международной правозащитной группы «Агора» Александра Попкова, который будет представлять его сегодня впервые.

Оба ходатайства удовлетворены.

10:28

​Мухамедьяров попросил судью о десятиминутном перерыве, так как его представитель опаздывает.

В Астане сегодня снежная буря.

10:48

— It’s funny that Government allow to cover, — наш корреспондент Дария Женисхан слышит в зале английскую речь.

Как оказалось, на суде присутствуют представители британского, нидерландского и швейцарского посольств. По их словам, они пришли в качестве слушателей, чтобы понаблюдать за процессом.

11:01

Представители Минюста объясняют свои исковые требования. По их словам, со стороны Аманжола Мухамедьярова имело место грубое нарушение законодательства.

— Адвокаты запросили аудиовидеозапись, все бумаги в деле. В заявлении они написали, что не будут передавать запись третьим лицам и публиковать в интернете. Право запрашивать [видео они] имеют, но распоряжаться должны в рамках законодательства, отсюда грубое нарушение, — объясняет Алишер Тагайбек.

По его словам, видеозапись должна использоваться только в рамках судопроизводства, поэтому размещение ее в интернете незаконно.

— Адвокат в своей работе опирается на закон, профэтику и уважение к суду и коллегам. <…> А, как известно из иска, адвокат не раз размещал посты о судебной системе, и это выходит за рамки недовольства одной судьей. Адвокат должен корректно вести себя по отношению к судьям и суду, — говорит представитель Минюста.

11:05

— Недопустимо умаление достоинства судьи и сторон процесса, поэтому мы считаем, что Мухамедьяров допустил грубые нарушения законодательства, и просим лишить его адвокатской лицензии, — говорит представитель Минюста Алишер Тагайбек.

11:13

Представители Минюста настаивают, что опубликованный Аманжолом Мухамедьяровым фрагмент видеозаписи — это не продукция СМИ, а результат аудиовидеофиксации судебного процесса, поэтому к записи неприменимы нормы закона РК «О средствах массовой информации» и для ее публикации нужно разрешение.

11:13

Алишер Тагайбек приводит статью 19 ГПК РК о гласности судопроизводства.

«Гласность означает доступность, а распространение — совсем другое», — считает он.

11:24

Слово взяла представительница Минюста Динара Касенова.

«Мухамедьяров согласился с частным постановлением суда в 2017 году — хотелось дополнить», — говорит Касенова.

Мухамедьяров возражает, но судья его прерывает.

— Откуда вы знаете, что не обжаловал? — спрашивает Мухамедьяров.

— Потому что знаю, что не обжаловали, — сказала Касенова.

— Ну вы тут путаете, конечно.

11:29

Мухамедьяров спрашивает у представителя Минюста, есть ли в материалах дела его, Мухамедьярова, расписка о получении материалов аудиовидеофиксации.

— Нет, — отвечает Тагайбек.

— Откуда вы знаете, что я размещал запись в интернете? — спрашивает Мухамедьяров.

— Есть скриншоты от 24 и 27 августа, — говорит Тагайбек.

По словам Мухамедьярова, скриншоты обрезаны и на них не видно, что это был репост чужой публикации, а не его собственный пост.

11:46

Адвокат Ерлан Газымжанов спрашивает у представителя Минюста Алишера Тогайбека какой закон запрещает распространение аудиовидеофиксации.

— Есть требования УПК и правила, — отвечает Тагайбек.

— Правила не закон. Назовите закон, по которому адвокат не может распространять, — настаивает Газымжанов.

— Есть закон об адвокатской практике. Есть УПК — о судопроизводстве, там говорится, что адвокат должен подчиняться законам, а в правилах прописано, что адвокат не имеет право распространять. Так как правила являются нормативным актом, а правила произошли от кодекса, значит адвокат должен подчиняться, — считает Тагайбек.

— В правилах написано, что адвокат обязан выполнять их? — уточняет Газымжанов.

— Конкретно не написано: так, как вы хотите услышать. Но написано, что уполномоченный орган определяет правила хранения и распространения аудиовидеофиксации.

11:52

​— Вы ссылаетесь на Конституцию, где написано, что нельзя вмешиваться в отправление правосудия. Вы можете подтвердить, что Мухамедьяров мешал отправлению правосудия? ​— спрашивает Газымжанов Тагайбека.

​— Мы не писали этого в иске, ​— отвечает он.

Ерлан Газымжанов зачитывает часть иска, в котором Минюст ссылается на пункты 1 и 2 статьи 77 Конституции.

​— Так можете сказать теперь что вмешивался?, ​— переспрашивает Газымжанов.

​— Нет, не могу, ​— говорит Алишер Тагайбек.

​— То есть не нарушил Конституцию?

​— Ну мы не говорили, что нарушил ​— мы просто обрисовали, ​— объяснил Тагайбек.

12:00

Представитель Минюста Алишер Тагайбек снова говорит, что аудиовидеофиксация ведется только в целях обеспечения судопроизводства, а не для публикации в социальных сетях.

​— Аудиовидеофиксация ведется от начала до конца судебного заседания. И могли быть нарушены права. А чтобы снимать на свой телефон, нужно разрешение председательствующего судьи, ​— рассуждает Тагайбек.

​—  В данном случае, значит, право судьи нарушено? ​— спрашивает Газымжанов.

​—  Нет, прошу не клонить к тому, что мы защищаем судью ​—  мы против размещения аудиовидеофиксации, ​— отвечает Тагайбек.

​— В чем тогда грубость нарушения, если не повлекло нарушения прав граждан? ​— задает вопрос Газымжанов.

Тагайбек отказывает отвечать; по его словам, он уже объяснил это ранее. Представитель Минюста просит исключить повторяющиеся вопросы ради экономии времени.

12:10

— Какая ответственность предусмотрена за распространение аудиовидеофиксации? Административная? Уголовная? — спрашивает Мухамедьяров у представителей Минюста.

— Там написано вроде и то, и то, — неуверенно отвечает Тагайбек.

— Здесь указано, сейчас я вам приведу, статья 179 КоАП РК о персональных данных. Написано, что это нарушение, если нарушены права граждан. Где здесь нарушены права? Вы обращались в органы по факту? — уточняет ответчик.

— Это выходит за рамки процесса. Мы говорим не о нарушении прав, а о аудиовидеофиксации, — отвечает Тагайбек.

12:15

​Аманжол Мухамедьяров просит представителей Минюста подтвердить, что эти два скриншота приведены в материалах дела.

Пристав приносит истцам из Минюста распечатанные скриншоты.

— Они какие-то обрезанные...,  — замечает Тагайбек, но потом соглашается, что это правильные скриншоты постов от 24 и 27 августа 2019 года.

Мухамедьяров просит приобщить свои скриншоты, где было видно, что он сделал репост чужой записи.

— У нас на скриншотах, в принципе, тоже все было видно,  — говорит Тагайбек.

12:18

Аманжол Мухамедьяров просит судью повлиять на истца — в иске написано, что он нарушил принципы профессиональной деятельности, но теперь Минюст не может ответить на вопрос о том, какие именно принципы были нарушены.

12:23

— Вы вот пишете о статье 9 Кодекса адвокатской этики, что он нарушил его, — говорит адвокат Ерлан Газымжанов.

— То, что в кодексе написано, это при рассмотрении нарушений дисциплинарных используется, — отвечает представитель Минюста.

— Хочу знать, в чем предмет спора. Было ли допущено нарушение, о котором вы пишете — неуважение к суду и коллегам? — уточняет Газымжанов.

— Мы ссылаемся на статьи 9 и 10, и если вы внимательно их прочитаете, то увидите, что там адвокат должен был обратиться в уполномоченный орган, а вы переходите в другую плоскость. Данные статьи кодекса в какой-то степени отражают то, как адвокат должен работать, иначе будет хаос, — объясняет Тагайбек.

12:31

Ерлан Газымжанов спрашивает у представителя Минюста, нарушал ли Мухамедьяров статьи 9 и 10 Кодекса адвокатской этики.

— Мы не выделяем отдельные пункты, потому что их нет. Там только номер статьи. Поэтому к каждому слову объяснения я не могу дать, — отвечает Тагайбек.

— Тут написано «соблюдать присягу». Нарушил он присягу? — задает вопрос Газымжанов.

— Я не могу сказать, тут много чего в статье есть. Неправильно вытягивать из общего контекста... — говорит Тагайбек.

— Ну так скажите, что он нарушил по этой статье.

— Я не имею полномочий вытягивать из общего контекста, — отнекивается представитель Минюста.

12:47

Сторона ответчиков говорит, что к ответственности адвоката пытаются привлечь за перепост. Минюст уточняет, что разговор идет не о перепосте, а о «размещении».

— Перепост и размещение — это одно и то же? — задает судья Мырзатаева вопрос представителям Минюста.

— Не совсем, — отвечают те.

— А в чем тогда здесь неоднократность? — спрашивает судья.

— Насколько я помню, тогда это были посты. У нас на скриншотах — это посты, — говорит сотрудник Минюста.

— Перепост размещается на странице? — уточняет судья.

— Да, — соглашается Минюст.

— Тогда это является публикацией?

— Тогда да.

12:51

Аманжол Мухамедьяров напоминает о приобщении к делу скриншотов, которые могут закрыть вопрос с перепостом.

— Сейчас к делу приобщены скриншоты Минюста с обрезанным верхом, там не видно, что это репост, — говорит он.

Также он просит уточнить, можно ли трактовать перепост как неоднократное размещение.

Минюст считает, что Мухамедьяров мог отредактировать свою публикацию.

Мухамедьяров говорит, что репост не является «размещением» и вообще исходную публикацию перепостили более 10 человек.

12:55

Судья пытается выяснить, что такое репост и может ли он считаться публикацией.

Мухамедьяров говорит, что не может, а представитель Минюста, наоборот — что может. В иске ведомства написано, что адвокат сам разместил видео в интернете, хотя фрагмент записи судебного заседания выложил Газымжанов. Газымжанов добавляет, что Мухамедьяров лишь поделился записью с его страницы.

12:58

Судья обращает внимание на путаницу в позиции Минюста, согласно который репост и пост — это разные вещи, но при этом репост все равно рассматривается как разновидность поста.

— Репост и пост, конечно, разное, но когда человек делает репост, он появляется на его странице, а значит — это публикация, — отвечает представитель ведомства.

— Он не размещал в сети интернет… — начинает объяснять сторона ответчиков.

— А фейсбук не в сети интернет?

— Он не размещал, а поделился уже размещенной информацией.

13:02

​Судья объявила перерыв на обед. Заседание продолжится в 14:45.

14:05

Во время обеденного перерыва адвокаты, представляющие интересы Аманжола Мухамедьярова, делятся мнениями о процессе.

— Считаю, что заседание прошло нормально, были соблюдены нормы процессуального законодательства. Судья разрешила нам вести видеозапись судебного процесса, в связи с этим мы не испытываем какого-либо лишнего беспокойства и надеемся на справедливое правосудие, — говорит Ерлан Газымжанов.

Он и его доверитель не считают перепост видео на фейсбуке грубым нарушением профессиональной этики, а пожизненный запрет на профессию — адекватным наказанием за такой поступок.

— Дело в том, что ранее многими, и самим судом, выкладывались видеозаписи судебных заседаний, которые производятся на стационарное устройство суда, и никаких претензий ни у кого не было. Мы считаем, что такой выборочный подход именно к нам, двум адвокатам, со стороны министерства юстиции и суда возник только из-за того, что в нарушениях этики была изобличена судья Убашева, — считает Газымжанов.

Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков, прилетевший на судебное заседание из России, объяснил свое участие в процессе обеспокоенностью преследованием казахстанских адвокатов за их профессиональную деятельность.

— Мы видим, что преследуют наиболее деятельных, активных, тех, кто защищает свои права и права своих доверителей, — говорит Попков.

По его словам, дело о лишении Мухамедьярова лицензии выросло не из пробелов в законодательстве Казахстана, а из стремления Минюста наказать отдельных адвокатов.

— Это [дело] скорее о правоприменении и желании Минюста наказать адвокатов — это преследование инициировано со стороны судей. Это откровенно смахивает на месть со стороны суда в адрес этих непокорных адвокатов, — считает Попков.

14:52

Обеденный перерыв окончен. Заседание продолжается.

15:02

Сторона ответчика ходатайствует о просмотре видеозаписи.

— В ходе подготовки и до настоящего дня мы изучили много видеоматериалов судебного процесса для того, чтобы найти доказательства о согласии сторон на публикацию видео в фейсбуке. У нас есть фрагменты видео, где участники процесса выражают свое согласие на размещение видеозаписи в фейсбуке, — говорит Ерлан Газымжанов.

Представители Минюста возражают; судья спрашивает, о какой записи идет речь.

Газымжанов говорит, что на видео запечатлено, как все участники процесса во время судебного заседания дали согласие на размещение видеозаписи в фейсбуке.

По мнению Тогайбека из Минюста, говорить о согласии или несогласии лиц неуместно, так как публичное размещение аудиовидеофиксации само по себе противоречит нормам закона, и ответственность за это наступает в любом случае.

15:05

— Прошу заметить, что видеозапись я репостнул уже после вступления приговора в законную силу, поэтому никакого давления на суд не было оказано, — отмечает Мухамедьяров.

15:10

​Газымжанов рассказывает, что видео у стороны ответчика появилось три дня назад.

— Мы не заявили ходатайство до начала процесса потому, что хотели знать мнение истца, — поясняет Газымжанов.

— Судья Убашева на видео выясняет мнение сторон процесса о размещении видеосъемки? —  уточняет судья Мырзатаева.

— Да, и именно в фейсбуке, — отвечает ей адвокат.

15:19

​Вновь выступает Аманжол Мухамедьяров. По его словам, истец на все уточнения стороны ответчика не дал определение грубого нарушения, а также не поясняет, какие нормы закона нарушены адвокатом.

— У Минюста есть определенные полномочия, конечно. Как лицензиар он может контролировать только качество оказываемой юридической помощи. Поэтому я задаю вопрос: кто-нибудь пострадал от публикации? Кто-нибудь жаловался? Кто-нибудь подавал претензии о некачественной юридической помощи помощи? Вы, наверное, обратили внимание, что истец постоянно уходит от ответа на эти вопросы, — говорит ответчик.

15:23

​Судья спрашивает у Мухамедьярова зачем он разместил видеозапись.

— По просьбе моего клиента, чтобы показать, что суд оказывал давление на прокурора во время судебного процесса. Это не рассмотрели во время самого заседания и мой подзащитный был возмущён, поэтому он дал мне поручение разместить видеозапись, отвечает адвокат.

По его словам, люди уже не верят в органы, которые контролируют деятельность судов, поэтому адвокаты разместили видео в интернете.

— Максимально снизили качество видео, чтобы нельзя было увидеть стороны процесса, обрезали только моменты с неподобающим поведением судьи, — рассказывает Мухамедьяров.

15:31

​Представитель Минюста Тогайбек просит Мухамедьярова уточнить, когда его доверитель дал ему поручение опубликовать видеозапись.

— 23-го августа. Подзащитный был в СИЗО уже, — говорит ответчик.

— Хорошо, допустим. Вам же известна норма статьи 8 Закона об оказании юридической помощи, по которой вы обязаны были разъяснить последствия поручения? — уточняет Тагайбек.

— Это адвокатская тайна.

— Но вы же разъяснили? — спрашивает представитель Минюста.

— Это адвокатская тайна, повторяю.

— Я понимаю, но разъясняли? Я же не прошу деталей. Я перефразирую — вы разъясняли?

Судья спрашивает у истца, зачем это, если есть поручение и факт публикации.

15:35

​Представитель Минюста вновь уточняет, разъяснял ли Мухамедьяров подзащитному статьи 8 Закона об оказании юридической помощи.

— На момент кассации договора об оказании юридической помощи у меня не было, — объясняет Мухамедьяров.

— Я не понял, вы оказывали юридическую помощь или нет? Я не понял, — переспрашивает Тагайбек.

— На стадии апелляции — да.

— Как я понимаю, вы, как и я, уклоняетесь от ответа. Ну вы говорили, что я уклоняюсь, — говорит Тагайбек.

15:43

Адвокат Газымжанов хочет задать вопрос истцу.

— Вы ссылаетесь на привлечение к дисциплинарному взысканию Мухамедьярова в 2017 году. Это старый закон, там написано, что если адвокат в течение года не привлекался снова, то он считается «не подвергшимся взысканию». Вы согласны с этим? — спрашивает сторона ответчика.

— Вы закон цитируете? Если да, то скорее согласен, — отвечает Тагайбек.

— То есть он считается не подвергшимся взысканию?

— Насколько я понимаю, вы говорите, что он не подвергался. Но он подвергался. Вы же не будете отрицать, что это факта не было?

— По закону вот считается не подвергавшимся, — уточняет Газымжанов.

— Ну, тогда да, — соглашается Тагайбек.

15:46

Начался просмотр видеозаписи, о котором ходатайствовала сторона ответчика.

На видео — заседание по делу обвиняемых в мошенничестве руководителей строительной компании «АССМ», на котором все участники процесса, кроме самого Мухамедьярова, соглашаются на распространение копии видеозаписи заседания на Facebook. Именно из-за размещения фрагментов видеозаписи с этого процесса Минюст подал иск о лишении Мухамедьярова лицензии.

Фото: Дария Женисхан / Медиазона

— Это видео подтверждает, что Мухамедьяров даже если и нарушил, то не грубо, — говорит Газымжанов.

15:52

​Мухамедьяров включил видеозапись уже другого заседания, которое находится в интернете в свободном доступе.

— Я сделал запись с экрана со своего телефона. Это новость Tengrinews — там опубликована часть аудиовидеофиксации. Так же четыре окна, судебное заседание и ничего страшного не случилось. Сейчас эта запись аудиовидеофиксации находится и в соцсетях, и в СМИ, и на ютубе. Это для сравнения, — объясняет ответчик.

Представитель Минюста считает, что видео с Tengrinews является продукцией СМИ.

— Это съемка монитора, на котором транслируется аудиовидеофиксация, которая была сделана сотрудником СМИ, так что сравнивать неуместно, — говорит он.

— Вообще мы снимали с монитора. И мы так же как Tengrinews выложили порезанную версию, — парировал адвокат Газымжанов.

16:10

​Исправлено в 16:09. Иск Минюста рассматривает судья Эльмира Мырзатаева, а не Мадина Давлетова, как было ошибочно указано в онлайне. «Медиазона» приносит извинения обеим судьям за путаницу.

16:23

​Судья уже около 30 минут зачитывает материалы дела, среди них и то самое поручение подзащитного Мухамедьярова.

«Я поручаю вам придать гласность этому делу и разместить видео в сети интернет, чтобы привлечь судью Убашеву к ответственности», — приводит она цитату из поручения.

16:42

Судья закончила читать материалы; Мухамедьяров просит обратить внимание на скриншоты, приобщенные к делу.

— По второму моему якобы посту 27-го числа. Мы не видим источника этой записи, так что прошу этот скриншот исключить из материалов дела как документ, вызывающий сомнения — он сделан некорректно и суду его представили как публикацию от моего имени, хотя это репост со странички Газымжанова, — объясняет ответчик.

16:54

​— Есть один вопрос. В декабре 2019 года мной было заявлено ходатайство об отводе — оно было возвращено без ответа. Почему это ходатайство не было оглашено судом сейчас? — спрашивает Аманжол Мухамедьяров.

Секретарь не может найти ходатайство в материалах дела; судья объявляет пятиминутный перерыв.

17:02

Судья предлагает перенести прения сторон.

Представители Минюста говорят о готовности продолжить сейчас.

​— Хотите письменно прения? ​— спрашивает судья.

Ответчик и истец поддерживают письменные прения.

17:05

​Следующее заседание состоится 21 февраля в 14:40.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей