«Нарушили все подряд». Минюст Казахстана хочет лишить адвоката лицензии за публикацию видео из зала суда
Дария Женисхан
«Нарушили все подряд». Минюст Казахстана хочет лишить адвоката лицензии за публикацию видео из зала суда
4 февраля 2020, 13:56
2 819

Аманжол Мухамедьяров. Фото: личная страница в Facebook

​Есильский районный суд Астаны рассматривает дело об отзыве лицензии у адвоката Аманжола Мухамедьярова. Министерство юстиции добивается лишения его статуса после того, как защитник опубликовал на фейсбуке фрагмент видеозаписи из зала суда. В Казахстане это первое подобное дело — вынесенное по нему решение станет прецедентным и может произвести «охлаждающий и угнетающий» эффект на профессиональное сообщество, предупреждает защита Мухамедьярова.

Кто такой Аманжол Мухамедьяров. Астанинский защитник, председатель комиссии по защите прав адвокатов при Республиканской коллегии адвокатов. Он специализируется на уголовных делах о коррупционных и экономических преступлениях — например, Мухамедьяров представлял бывшего министра туризма и спорта Талгата Ермегияева, которого в 2016 году приговорили к 14 годам колонии строгого режима по обвинению в хищении средств нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» и получении взятки в 4,2 млрд тенге (1 млн 102 тысячи долларов).

В чем обвиняют адвоката. 26 августа 2019 года адвокат Ерлан Газымжанов выложил на фейсбук видео с камер районного суда №2 Алматинского района Астаны, отметив в публикации Мухамедьярова; в результате пост отобразился и на его странице.

На записи одного из заседаний по делу обвинявшихся в мошенничестве (пункт 2 части 4 статьи 190 УК РК) руководителей строительной компании «АССМ» слышно, как судья Гульжан Убашева на повышенных тонах отчитывает прокурора. Прокурор, говорит представлявший тогда интересы строителей Мухамедьяров, заметил, что Убашева разговаривала о деле со следователем; это прямо запрещено статьей 4 Кодекса судейской этики. По сведениям адвоката, позже судья получила выговор.

Однако Убашева и председатель райсуда обратились в министерство внутренних дел и в министерство юстиции с просьбой привлечь Мухамедьярова к ответственности в связи с «грубыми нарушениями законодательства в сфере адвокатской деятельности и кодекса профессиональной этики адвокатов». В письме Убашевой, с которым ознакомилась «Медиазона», говорится, что Мухамедьяров нарушил адвокатскую этику, а его действия следует «проверить на наличие в них состава правонарушений» по статье 79 КоАП РК (нарушение законодательства о персональных данных) или 147 УК РК (нарушение неприкосновенности частной жизни).

Судья против адвоката, предыстория. Это не первый конфликт Убашевой с Мухамедьяровым. В 2017 году судья вынесла частное определение в адрес самого защитника и его коллег Асель Токаевой и Ерлана Газымжанова. Трое адвокатов тогда представляли интересы Аскара и Ержана Бримжановых — братья работали на частном предприятии, которое обслуживало администрацию президента, и якобы не закончили вовремя ремонт в жилище внука первого президента Айсултана Назарбаева. По договору они должны были осуществлять «общий контроль» над ремонтом в квартире площадью 850 квадратных метров в жилом комплексе Highvill Park в Астане.

В июле 2017 оба получили семь лет колонии по части 4 статье 189 УК РК (присвоение и растрата вверенного чужого имущества) и части 4 статьи 389 (самоуправство), а спустя месяц приговор отменили в апелляции.

Во время судебного процесса Мухамедьяров с Токаевой уехали на семинар в Бишкек и пропустили заседание. Они ходатайствовали о переносе слушаний на другую дату и представили суду копии авиабилетов, но судья Убашева назначила подсудимым дежурного адвоката. Несмотря на то, что братья Бримжановы от его услуг отказались, дежурный адвокат присутствовал и на следующем заседании. Асель Токаева отмечала, что в ходе процесса он действовал вразрез с ее позицией.

Вместе с обвинительным приговором братьям Бримжановым судья Убашева вынесла тогда частное определение в адрес их адвокатов, которое отправила в Минюст и МВД еще до вступления приговора в законную силу. Согласно определению, Мухамедьяров «неоднократно уклонялся от явки в суд; отказался от защиты прав и интересов своего подзащитного»; судья просила возбудить против адвокатов уголовное дело. Вскоре судебная апелляционная коллегия по уголовным делам признала Бримжановых невиновными, но оставила частное постановление в силе. В итоге полицейские возбудили против Токаевой, Газымжанова и Мухамедьярова уголовное дело по статье 339 УК РК (воспрепятствование правосудию); о ходе расследования с тех пор не сообщалось.

Минюст в иске о лишении адвоката лицензии ссылается на частное постановление Убашевой, утверждая, что само существование такого документа «свидетельствует о пренебрежительном отношении к требованиям закона [со стороны Мухамедьярова]».

Международная комиссия юристов (The International Commission of Jurists, ICJ) связала уголовное преследование казахстанских адвокатов с их профессиональной деятельностью.

Что нарушил адвокат Мухамедьяров? Согласно закону «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», адвокат имеет право знакомиться с материалами дела и фиксировать их любым законным способом.

Конкретные требования к такой фиксации изложены в «Правилах технического применения средств аудио-, видеозаписи, обеспечивающих фиксирование хода судебного заседания, хранения и уничтожения аудио-, видеозаписи, доступа к аудио-, видеозаписи».

В этих правилах содержится прямой запрет на размещение аудио- и видеозаписей в интернете: пункт 31 обязывает адвокатов при ходатайстве о выдаче записей подписывать заявление установленного образца. «Обязуюсь: 1) использовать предоставляемую копию аудио-, видеозаписи судебного заседания только для защиты своих прав, не нарушая права и законные интересы других лиц, участвующих в деле; 2) не размещать предоставляемую копию аудио-, видеозаписи судебного заседания в средствах массовой информации, в том числе в открытом доступе в сети интернет; 3) не передавать предоставляемую копию аудио-, видеозаписи судебного заседания третьим лицам», — гласит типовое заявление.

Этим пунктом правила дополнил бывший руководитель департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде Кайрат Елибаев, утвердивший образец заявления своим приказом от 15 мая 2017 года.

Адвокаты Мухамедьяров и Газымжанов пытались оспорить приказ Елибаева в суде. Они настаивали, что он нарушает закон об адвокатской деятельности и превращает защитников в защищающихся. Мухамедьяров отмечал, что запрет на передачу записей третьим лицам противоречит пункту 2 статьи 20 Конституции — в нем говорится, что каждый гражданин имеет право свободно получать и распространять информацию любым не запрещенным законом способом. Кроме того, части 4 и 5 статьи 347-1 УПК РК, устанавливающие порядок фиксации открытых гражданских и уголовных процессов, не содержат запрета на распространение аудио- и видеозаписей, напоминает адвокат.

17 января Есильский районный суд рассмотрел иск Мухамедьярова и Газымжанова к Департаменту по обеспечению деятельности судов. В тот же день производство по иску прекратили: суд пришел к выводу, что «требования заявителей являются способом защиты <…> по другим, находящимся в производстве суда, гражданским делам».

Как суд рассматривает иск Минюста. Иск о лишении Мухамедьярова адвокатской лицензии поступил в суд 29 ноября 2019 года. В своем заявлении Минюст писал, что защитник допустил «грубое нарушение законодательства в сфере адвокатской деятельности, принципов оказания юридической помощи и Кодекса профессиональной этики адвокатов».

21 января в Есильском райсуде прошло первое заседание по делу о лишении Мухамедьярова статуса адвоката.

«Вообще, сами иски довольно размыты, а обвинения неконкретны. Дескать, адвокаты вели себя недостойно и нарушили все подряд. Это как раз и свидетельствует о том, что Минюсту очень хочется лишить адвоката лицензии, но правовых оснований нет. Причем очевидно, что преследование адвокатов происходит из-за их честной и качественной профессиональной деятельности и просто-напросто смахивает на обыкновенную месть», — уверен защитник Александр Попков, который вместе со своим коллегой по Международной правозащитной группе «Агора» Андреем Сабининым представляет интересы казахастанских адвокатов.

«Несомненно, что преследование коллег по такому поводу будет иметь охлаждающий и даже наверное, угнетающий эффект для остальных адвокатов. В демократических странах, к каковым относит себя Казахстан, такое положение дел, конечно же, неприемлемо», — прогнозирует Попков.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей