Karakalpakexit. Лидер партии «Алга Каракалпакстан» — о борьбе за отделение республики от Узбекистана
Азиз Якубов
Karakalpakexit. Лидер партии «Алга Каракалпакстан» — о борьбе за отделение республики от Узбекистана
15 августа 2022, 11:22

Аман Сагидуллаев. Фото: личная страница Амана Сагидуллаева в Facebook

В начале июля Каракалпакстан — республику в составе Узбекистана — охватили протесты, связанные с предложением лишить ее суверенитета. Демонстрации жестко подавил узбекский спецназ. По официальным данным, в результате столкновений погибли более 20 человек, несколько сотен были ранены. Протесты сопровождались задержаниями сторонников независимости Каракалпакстана. Азиз Якубов поговорил с лидером партии «Алга Каракалпакстан» Аманом Сагидуллаевым и выяснил, почему местная оппозиция считает Узбекистан оккупантом и требует признания республики на международном уровне.

Летом этого года правительство Узбекистана в числе более 200 поправок в Конституцию предложило и изменения, касающиеся Каракалпакстана. В частности, Ташкент намеревался упразднить его суверенный статус и норму, согласно которой эта республика путем внутреннего референдума могла выйти из состава Узбекистана.

Предложенные нововведения вызвали недовольство каракалпаков, что привело к акциям протеста и кровопролитию на улицах. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев успокоил население, объявив, что касающиеся Каракалпакстана поправки исчезнут из списка изменений в Конституцию. Однако вопрос об отделении Каракалпакстана был актуальным и до реформ основного закона государства.

— Расскажите об истории вашей партии. Какие цели ставите перед собой?

— Организация «Алга Каракалпакстан» появилась в 2008 году как народное движение. Спустя десять лет мы решили создать партию. Наша основная цель — мирным путем, не нарушая Конституцию Каракалпакстана, добиться независимости республики и равноправных отношений со всеми соседними странами Центральной Азии, в частности, с Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном.

Причем нам нет необходимости проводить референдум, потому что Каракалпакстан и не входил в состав Узбекистана путем референдума. Более того, согласно декларации о государственной независимости Каракалпакстана от 14 декабря 1990 года (пункт 4) мы можем в одностороннем порядке остановить деятельность Узбекистана на территории республики.

К сожалению, пока этого сделать нельзя, потому что Каракалпакстан не имеет собственной армии, и на нашей территории сейчас находятся узбекские войска. Впрочем, «Алга Каракалпакстан» никогда не рассматривала силовой вариант, мы добьемся независимости исключительно мирным путем.

— Зарегистрирована ли где-нибудь ваша партия?

— Оккупационные власти Узбекистана запрещают деятельность каракалпакских партий. Лидеры партий и общественных движений подвергаются преследованию, поэтому вынуждены находиться за границей. Даже в парламенте республики нет ни одного депутата от местных объединений.

Мы подавали заявление на регистрацию «Алга Каракалпакстан» в министерство юстиции Каракалпакстана несколько раз, начиная с 2018 года. Заявление принимают, но не разрешают регистрировать партию, потому что Минюст контролируется Узбекистаном. Хотя по закону регистрация общественных организаций возможна, если движение насчитывает минимум 300 человек, представляющих 12 регионов Каракалпакстана. Мы соответствуем этому критерию, но, как я уже говорил, Ташкент блокирует создание политических сил в республике.

Я также обращался в приемную президента Узбекистана — подавал заявление, чтобы разрешили регистрацию «Алга Каракалпакстан», но безрезультатно.

— Вы являетесь членом правительства Каракалпакстана в изгнании. Кто еще входит в состав правительства?

— Правительство Республики Каракалпакстан в изгнании состоит из лидеров девяти политических партий: «Алга Каракалпакстан», «Азатлык», «Алпамыс», «Оян Каракалпакстан», «Кырык кыз», «Демократический выбор Каракалпакстана», «Дослык», общественное объединение «Бирлик», «Арал Толкыны». Также в правительство входят правозащитники, гражданские активисты, представители всех 16 регионов Каракалпакстана. На данный момент в наших рядах 275 человек.

Договор

— Почему вы начали борьбу за независимость Каракалпакстана?

— Здесь стоит начать с истории самого Каракалпакстана. Еще до распада Советского Союза, 14 декабря 1990 года парламент республики принял декларацию о государственной независимости Каракалпакстана. В документе обозначено, что наша страна — суверенная парламентская республика, а не автономия. Отношения с Узбекистаном строятся на договорных основаниях, любые разногласия решаются путем диалога.

Каракалпакстан в 1993 году вошел в состав Узбекистана сроком на 20 лет на основании межгосударственного договора. Но впоследствии Узбекистан устроил в нашей республике террор: на наших границах стоит их армия, они захватили все военные объекты, оставшиеся еще от СССР. В конце концов они начали подделывать государственные документы Республики Каракалпакстан.

— Получается, срок договора истек почти десять лет назад. Может быть, его продлили?

— Власти Узбекистана подделали бы и продление договора, но руководитель Каракалпакстана, заключивший его — Муса Ерниязов — умер в 2020 году. По сути, просто некому подписать документ о пролонгации.

Подчеркну, что договор о вхождении республики в Узбекистан истек в 2013 году. И сейчас остро стоит вопрос легитимности нахождения суверенного Каракалпакстана в составе Узбекистана. Правительство в изгнании в данный момент готовит текст обращения ко всем странам-членам ООН с просьбой признать наш суверенитет.

Кстати, сегодня юридически независимость Каракалпакстана признает только Узбекистан. У нас даже есть консульство в Ташкенте. Конечно, мы хотели бы открыть представительства и в Казахстане, Туркменистане, Кыргызстане и других любых странах, которые нас признают.

— Чем вас не устраивает нахождение Каракалпакстана в составе Узбекистана?

— Лично я не имею ничего против Узбекистана и узбекского народа. Но закон есть закон — Конституция Каракалпакстана должна работать на территории нашей республики, а Конституция Узбекистана — на территории Узбекистана. Мы хотим жить независимо и самостоятельно. Потому что даже когда люди женятся, они же не живут всю жизнь с родителями, они все равно потом живут отдельно.

Ислам Каримов, когда подписывал договор о вхождении Каракалпакстана в Узбекистан, говорил, что это временно. Он сказал: «Если что-то нужно большому дому, то это нужно и маленькому дому». Этот лозунг везде висел у нас раньше. То есть, если у Узбекистана есть независимость, то она должна быть и у Каракалпакстана.

Нынешний президент, Шавкат Мирзиеев, вооружившись до зубов, хочет силой держать целую суверенную республику в составе своего государства. Я считаю это ошибкой и проявлением оккупационной политики против суверенного Каракалпакстана.

Узбекистан, окружив наши границы, превратил республику в большую тюрьму. Они никогда не считались с народом. Например, 30 лет перекрывают реку Амударью, летом не дают людям воду. Уничтожают народное хозяйство, заводы, фабрики — все перевезли на территорию Узбекистана. Сегодня в Каракалпакстане нет даже типографии, невозможно напечатать газеты или книги для школ.

Узбекистан придумал нам историю. И сейчас продолжает уничтожать каракалпаков как народ, а республику — как государство. У нас нет элементарных прав: мы не можем собираться, изучать свою историю, язык, говорить о проблемах народа, организовывать политические партии.

Власти искусственно создают превосходство узбеков над каракалпаками. Все начальники в республике — узбеки, назначенные из Ташкента. Посмотрите на кадровые перестановки: президент Узбекистана, по сути соседнего государства, может поставить главой Каракалпакстана своего человека, снимает прокурора и на его место сажает узбека, то же самое в МВД.

Правительство Каракалпакстана — это вассалы Мирзиеева. Парламент, состоящий из 65 человек, тоже назначен им, они могут посидеть в кафе и решить судьбу целого народа.

— Вы сказали о предприятиях, переброшенных на территорию Узбекистана. Насколько вообще Ташкент ущемляет права Каракалпакстана в экономическом плане?

— Наша «беда» — наши недра. Узбекистан забирает себе весь добытый в Каракалпакстане природный газ, а также валютную выручку от его продажи. А это несколько десятков миллиардов долларов. Заводы и фабрики, приносящие прибыль, переписывают на своих. В частности, Кунградский содовый завод через арабские страны оформили на зятя президента Ойбека Турсунова. Или у нас есть Устюртский газохимический комплекс стоимостью 4,9 млрд долларов. Он ежегодно выпускает продукцию на 12 млрд долларов, но все доходы от деятельности предприятия уходят в Ташкент.

— Если бы сейчас состоялся референдум, сколько бы людей проголосовали за независимость Каракалпакстана?

— По нашим оценкам, отделение республики от Узбекистана поддерживает 90% населения Каракалпакстана.

Июль

— Из-за чего начались июльские протесты, захлестнувшие всю республику?

— Узбекские власти придумали поправки в Конституцию, лишающие жителей Каракалпакстана их законных прав на выход из состава Узбекистана. Люди встали на защиту своего суверенитета.

В начале мирные собрания граждан образовались из-за того, что лидер протестующих, юрист Даулетурат Тажимуратов официально подал заявление о проведении митинга 5 июля и получил от местных властей разрешение. Но, чтобы этот митинг не состоялся, Мирзиеев применяет силу — дает команду арестовать Тажимуратова. 1 июля примерно в 14-15 часов его задержали. После этого народ вышел на улицы с одним требованием: освободить Тажимуратова.

Его выпустили, но ненадолго. Второй раз лидера протестующих каракалпакстанцев арестовали в ночь на 2 июля примерно в 3:30. Его дом взяли штурмом, вместе с юристом забрали всех его соратников, находившихся в гостях. Их сразу увезли в Хорезмскую область Узбекистана.

— Известно ли вам, где сейчас находится Тажимуратов?

— Насколько мне известно, задержанных в Нукусе подвергали пыткам, в результате чего Тажимуратов впал в кому. По нашей информации, 2 августа его жена ездила в Ургенч. Там ей сказали, что арестант содержится в тюрьме местного управления СГБ Узбекистана. Но она не смогла получить никаких сведений о состоянии здоровья мужа. Так что, на данный момент неизвестно, жив Тажимуратов или мертв.

— По официальной информации Узбекистана, в ходе беспорядков погибли более 20 человек, включая силовиков. Вы согласны с этой цифрой или у вас есть другие сведения?

— Жертв было гораздо больше. Не даром события 1 и 2 июля получили в народе название «кровавый июль». По сути, это был расстрел мирных граждан, которые максимум были «вооружены» флагами. А спецназ применял крупнокалиберные пулеметы и гранаты.

По информации очевидцев, только в Нукусе за два дня были убиты более 300 человек, свыше 1 000 получили ранения. ОМОН проводил массовые аресты, в итоге за решеткой оказались десятки тысяч каракалпаков.

Были расстрелы безоружных людей и в других регионах республики. Например, у нас есть фото и видео того, что происходило в Канлыкульском районе. Там собралось около трех тысяч человек, которые двинулись в столицу чтобы присоединиться к протестам, но им перекрыли дорогу силовики и применили оружие. В результате — десятки убитых, сотни раненых.

Активное участие в протестах принимали и члены партии «Алга Каракалпакстан». К сожалению, есть и погибшие. Бахадыр Жаксымуратов, я считаю, проявил героизм и накрыл телом брошенную спецназом гранату. Мы скорбим, помним и никогда не забудем его подвиг.

Вообще, по нашим данным, в Нукус из регионов прибыло более 25 тысяч человек. Это говорит, что большинство населения выступает за независимость Каракалпакстана.

— Кто виноват в расстреле протестующих?

— Я считаю, что в расстреле демонстрантов виноват президент Узбекистана Мирзиеев. У меня есть информация из Нукуса от источников, которые я не буду разглашать. Согласно этим сведениям, Мирзиеев прилетел в Каракалпакстан уже 1 июля примерно в 21:00.

Недалеко от Нукуса есть военный объект под названием «Кос кол», он существует еще с советских времен. Там раньше стоял вертолетный полк, потом — сухопутные войска, сейчас это часть северного военного округа Узбекистана. По нашим данным, Мирзиеев из нукусского аэропорта отправился на военную базу и там провел совещание, где дал команду расстреливать протестующих.

А то, что он прилетел 2 июля и пошел на попятный в плане конституционных реформ, это театрализованная постановка, растиражированная СМИ Узбекистана, которые хотят показать преступника и диктатора в ином свете.

На мой взгляд, июльские события — это грубое нарушение не только Конституции Узбекистана, но и международных прав. Для меня это то же самое, как если бы, предположим, войска Узбекистана зашли в Казахстан или Кыргызстан и расстреляли там мирную демонстрацию. Уверен, что «кровавый июль» — не внутреннее дело Узбекистана, и нужно проводить расследование в рамках международной комиссии.

Свобода

— Планируете ли вы какие-либо акции в ближайшем будущем?

— Как лидер демократической партии «Алга Каракалпакстан» и член правительства республики в изгнании, я вместе с другими активистами вышел с инициативой провести 1 сентября в Нукусе мирный митинг. На этом митинге мы выступим с требованием освободить всех задержанных в ходе «кровавого июля», включая лидера протестующих каракалпакстанцев Тажимуратова.

Мы дали время Узбекистану, что, если не освободят до 1 сентября, то весь народ Каракалпакстана вновь выйдет на площадь Свободы возле музея Савицкого. Приглашаем правозащитников, дипломатов, журналистов быть наблюдателями на нашем мероприятии.

Каракалпаки — миролюбивый, законопослушный народ, и мы проведем исключительно мирный митинг. Не будет никаких драк, люди соберутся и выскажут свои требования.

— Допустим, Каракалпакстан получит независимость. Республика останется суверенной или присоединится к какой-либо соседней стране?

— Граждане республики хотят только свободу. Придуманные Узбекистаном боты пишут, что якобы каракалпаки хотят присоединиться к Казахстану или России. Говорят, что, если мы выйдем из состава Узбекистана, нас сразу кто-то захватит: какие-то террористы или кто-то еще. Нет, этого не будет. Каракалпакстан должен быть независимой страной в Центральной Азии.

Насчет политического объединения — мы никогда не будем в составе ТЮРКСОЙ и прочих объединений, где ключевую роль играет Турция. Потому что есть моменты, связанные с каракалпакстанскими политиками.

Например, лидер движения «Достык» Джумасапар Дадебаев с 2016 года находился в Турции, просил политического убежища. Но в январе этого года его арестовали и депортировали в Узбекистан. Сейчас он содержится в «Таштюрьме», его обвиняют в нарушении десятка статей УК, в том числе в разжигании межнациональной розни, клевете в адрес президента, посягательстве на конституционный строй.

Если честно, нам непонятна позиция тюркоязычных государств: Турции, Кыргызстана, Казахстана. Это страны, которые поддерживают расстрел мирных протестующих. Июльские события в Нукусе открыли нам глаза на то, кто наш друг, а кто — враг.

Ещё 25 статей