Агент «Акбар» против госбезопасности. Из‑за чего спецслужбы двух стран устроили охоту на сторонника независимости Каракалпакстана
Александр Григорянц
Агент «Акбар» против госбезопасности. Из‑за чего спецслужбы двух стран устроили охоту на сторонника независимости Каракалпакстана

Жумасапар Дадебаев. Фото: личная страница в Facebook

12 января 2022 года турецкие власти депортировали в Узбекистан каракалпакского активиста и блогера, этнического туркмена Жумасапара Дадебаева. По словам его адвоката, Дадебаева задержали местные спецслужбы и насильно выслали на родину, несмотря на судебный запрет. С 2016 года узбекистанец скрывался от сотрудников Службы национальной безопасности, которые пытались завербовать его в ряды своих агентов для организации провокаций против оппозиционеров за рубежом. Ему удалось сбежать из Узбекистана после смерти первого президента страны Ислама Каримова. Будучи в бегах, Дадебаев занялся политическим активизмом, хотя чекисты не прекращали следить за ним. «Медиазона» рассказывает, как спецслужбы двух стран охотились за сторонником независимости Каракалпакстана.

Тайный вывоз из страны

Первыми о депортации Жумасапара Дадебаева из Турции рассказали сотрудники Туркменского Хельсинского Фонда, с которыми активист тесно сотрудничал. Со слов знакомых Дадебаева, 11 января он перестал выходить на связь: телефон был отключен, личные страницы в соцсетях не обновлялись. Местные правозащитники искали его в Стамбуле несколько дней, но тщетно. Тогда и появилось предположение, что Жумасапара могли принудительно выслать из страны.

Позднее эту версию подтвердил адвокат узбекистанца Абдулхалим Йилмаз: через собственные источники ему удалось выяснить, что Дадебаева задержали местные спецслужбы и депортировали в Ташкент.

Руководитель Фонда Таджигуль Бегдемова рассказала «Медиазоне», что высылка Дадебаева была незаконной, так как у него на руках было два судебных решения о запрете депортации, а незадолго до этого суд в Стамбуле принял и зарегистрировал его заявление на статус беженца. «Помимо судебных решений о запрете депортации, власти рассматривали его статус беженца, то есть он находился под защитой государства», — пояснила Бегдемова.

Источники ТХФ сообщали, что Дадебаева задержали в одной из мечетей стамбульского района Бахчекей, где он временно проживал и посещал религиозные курсы. По словам очевидцев, в операции, помимо полицейских, участвовали сотрудники турецкой разведслужбы MIT. Правоохранители уверяли активистов, обеспокоенных высылкой Дадебаева, что задержанному предоставят возможность добровольного выезда в любую другую страну, однако на деле ему даже не позволили связаться с адвокатом.

Директор центральноазиатской программы Правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев объяснил в интервью «Медиазоне», что по турецким законам в случае подобных задержаний, человека сперва доставляют в отделение полиции, где тщательно проверяют информацию о нем, а депортировать могут только с санкции суда. «Такого, чтоб гражданина схватили и повезли сразу в аэропорт практически не бывает. Это почерк местных разведслужб, скорее всего правоохранители проводили операцию совместно со спецслужбами Узбекистана», — сказал Пономарев.

После задержания Дадебаева к его поискам подключились активисты движения «Алга Каракалпакстан», несколько правозащитных организаций и американское посольство. Спустя две недели, родственники Дадебаева сообщили, что его поместили в СИЗО в Ташкенте, однако официальных обвинений ему до сих пор не предъявили.

Активисты связывали его задержание с тем, что ранее спецслужбы Узбекистана пытались завербовать туркмена в качестве агента для работы за рубежом, но ему удалось сбежать из страны.

История вербовки

Историю вербовки Дадебаева подробно рассказал Виталий Пономарев. По его словам, она была записана со слов самого Жумасапара летом 2021 года в Стамбуле.

Активист рассказывал, что он этнический туркмен, выросший в одном из сел Каракалпакстана. Окончил 11 классов средней школы, регулярно ездил на заработки в Россию, трудился рабочим на стройках и грузчиком. В 2008 году, будучи в Москве, увлекся исламом и спустя четыре года поступил в воскресное медресе «Аль Фатиха» при Мемориальной мечети на Поклонной горе. В 2014 году Дадебаев занял первое место в конкурсе, проводимом среди учащихся медресе московского региона.

По словам Жумасапара, интерес к религии и стал причиной, по которой на него обратили внимание узбекские спецслужбы. Впервые его задержали в аэропорту города Нукус из-за трофейного кубка за победу в олимпиаде среди учащихся медресе, пограничники сочли его подозрительным, однако тогда все ограничилось «разъяснительной беседой». После этого каждый раз, как он возвращался из России — его допрашивали на границе, отбирали паспорт, а однажды даже оштрафовали за ввоз религиозной литературы.

Переломный момент произошел в мае 2016 года, когда в родном кишлаке Дадебаева, этнический узбек, связанный с наркоторговлей, изнасиловал туркменку и скрылся в доме сотрудника Службы национальной безопасности. Сельчане намеревались устроить самосуд над узбеками, проживающими в деревне, однако Жумасапар призвал их разобраться со спецслужбами, которые укрывали преступника, а не с простыми людьми. Позднее выяснилось, что среди сельчан был осведомитель СНБ.

22 июля Дадебаеву позвонил участковый и вызвал его в паспортный стол под предлогом забрать отобранные на границе документы. Однако по приезду на него напали пять сотрудников СНБ, которые надели ему на голову мешок, заковали в наручники и увезли в одну из гостиниц Нукуса. По приезду они расспрашивали Дадебаева об исламе и называли имена неизвестных ему людей, а когда тот отказывался отвечать — его избивали. По словам Жумасапара, его били руками, ногами и палками по пяткам, угрожали упрятать в тюрьму на 15 лет за найденные в телефоне видео с чтением Корана, демонстрируя при этом кадры жестоких допросов. На одном из них избивали голую женщину, завернутую во флаг ИГИЛ. Такие «беседы» с чекистами продолжалось три дня.

Пономарев описывал, что параллельно сотрудники спецслужбы пытались убедить Дадебаева вступить в ряды своих «агентов». «Их старший, Бахром Палванназарович, хотел отправить его в Сирию или Турцию, для внедрения в ряды радикалов, чтобы сообщать о тех, кто уезжает воевать, но Дадебаев отказался, за что был в очередной раз избит. После долгих и трудных уговоров, они сошлись на том, что отправят его работать в Москву», — говорит Пономарев. Со слов задержанного, силовиков интересовали те, «кто читает ислам и связан с правозащитником Бахромом Хамроевым», с ним намеревались «разобраться» отдельно и для этого нужны были связи Жумасапара в мусульманской диаспоре Москвы.

«За Дадебаевым долго наблюдали, знали, что он был знаком с Хамроевым, плюс был крючок давления в виде тех призывов разобраться с СНБ в родном селе. Договорившись о работе, его заставили написать от руки заявление о согласии на сотрудничество и проговорить это на камеру, по сути тоже элемент давления. Жумасапару присвоили кличку "Акбар" и даже пообещали платить по 200 долларов за "каждого человека"», — рассказал Пономарев в интервью «Медиазоне».

По словам правозащитника, после этого Дадебаева отпустили и поручили для начала собрать информацию о движении «Алга Каракалпакстан», добавив, что в ближайшее время вызовут его на подготовку в Ташкент. Однако, как рассказывает Пономарев, вместо этого Жумасапар начал продумывать план побега из страны.

Теракт и «подарок Хамроеву»

Спустя три недели после избиений и вербовки, силовики вызвали Дадебаева на встречу в Ташкент. Ранее он попытался вылететь из Узбекистана в Турцию, однако сбежать не удалось, так как его личные данные были занесены в базу погранслужбы. Со слов туркмена, по приезду, Бахром Палванназарович проинструктировал его по поводу особой спецоперации, про которую помимо них знали только Рустам Иноятов и первый президент Узбекистана Ислам Каримов. Дадебаева хотели отправить в Москву, чтобы он подложил «террористу-таджику» Бахрому Хамроеву «подарок» со взрывчаткой.

Также вербовщики убеждали Жумасапара, что в случае задержания сотрудниками ФСБ, ему нужно будет лишь сказать сотрудникам спецслужб, что «Обидхон Назаров дал фетву убивать кафиров за умерших детей в Сирии» — и тогда они смогут его вытащить. В случае выполнения задания Дадебаеву обещали деньги, дом, машину и другие материальные блага.

«На протяжении всего времени они проводили идеологическую работу, убеждая, что борются с террористами и теми, кто хочет разрушить узбекскую государственность. Думаю, в случае задержания ФСБ они бы не стали вытаскивать Дадебаева, так как им нужен был сторонний человек, на которого можно повесить все обвинения, плюс испортить имидж Назарова. При этом эсэнбэшники говорили ему, что "у нас руки длинные и поймают где угодно"», — рассказал Пономарев «Медиазоне».

После этого Дадебаева пять дней готовили к поездке в Москву. Сотрудники СНБ рассказывали ему об Америке, России, талибах, и ИГИЛ. В один из дней на конспиративную квартиру позвали преподавателя Ташкентского исламского института, чтобы протестировать туркмена на знание религии, а потом проверили его на полиграфе. По словам Пономарева, помимо «подарка» Хамроеву, задачей Жумасапара было узнать телефонные номера, настоящие имена «террористов» или адреса их родственников.

«Мемориалу» активист рассказывал, что во время подготовки у спецслужб также возникла идея проверить его на преданность. Жумасапара хотели заставить бросить «коктейль Молотова» в здание британского консульства в Ташкенте и снять это на видео. «Так они хотели сильнее привязать Дадебаева к спецслужбам, а заодно получить компромат по обвинению в терроризме», — пояснил Пономарев «Медиазоне».

Однако спецоперацию отменили на фоне ухудшения здоровья Ислама Каримова летом 2016 года. Активист говорил, что спецслужбам стало попросту не до него, подготовку отложили и в августе ему разрешили уехать в Каракалпакстан под предлогом свадьбы родственницы, а оттуда уже на работу в Москву. По словам правозащитника «Мемориала», после смерти Каримова Дадебаев опасался, что начнется передел власти и его арестуют вместе с силовиками за подготовку теракта. Однако этого не произошло, и в январе 2017 года он эмигрировал в Стамбул.

«Первый год в Турции никаким активизмом Дадебаев не занимался, пока в 2018 году на него вновь не вышли сотрудники спецслужб. Они писали ему в соцсетях, расспрашивая куда он пропал, где находится и требовали вернуться к работе. Жумасапар написал, что больше не намерен ни с кем сотрудничать, в ответ ему посоветовали "подумать о родителях". Это был их последний разговор, больше на связь с СНБ он не выходил», — рассказал Виталий Пономарев в интервью «Медиазоне».

Жумасапар Дадебаев. Фото: личная страница в Facebook

Турецкий период

В конце 2018 года Дадебаев связался с Бахромом Хамроевым и Аманом Сагидуллаевым, рассказав о готовившейся провокации узбекских спецслужб. Наладив с ними контакт, через год он и сам занялся активизмом: начал выходить на митинги в Стамбуле и создал Youtube-канал, где критиковал узбекские власти, рассказывал о нарушениях прав людей в Каракалпакстане и выступал за дружбу между узбеками, туркменами и другими народами Центральной Азии. Также Дадебаев основал собственную партию «Достлук» («Дружба») куда, по словам Сагидуллаева, вошли около четырех — пяти тысяч человек.

«Помимо идеи межнациональной дружбы, он поддерживал идеи "Алга Каракалпакстан" и был членом нашего правительства в изгнании, куда вошли 278 депутатов. Параллельно Жумасапар занимался собственной партией, которая была ориентирована на защиту прав туркмен в Каракалпакстане. По сути, к активизму его подтолкнул опыт неудачной вербовки силовиками в 2016 году», — сказал лидер движения за независимость Каракалпакстана в интервью «Медиазоне».

После того, как Жумасапар занялся активизмом, спецслужбы начали давить на его родителей, проживающих в Каракалпакстане. Отца Дадебаева, Ергемурата, даже заставили записать видео с призывом не верить словам сына. Самому эмигранту также приходилось сталкиваться с давлением властей в Турции. В 2020 году Дадебаева задержали в одном из кафе Стамбула во время обсуждения предстоящего митинга с другими туркменскими мигрантами.

«Когда активиста доставили в отделении полиции выяснилось, что его объявили в розыск Интерпола со стороны Узбекистана, обвинив в терроризме, и перевели в депортцентр. Пока он был там, мы совместно с другими правозащитниками нашли адвоката от Human Rights Watch, который взялся его защищать и через полгода турецкий суд официально запретил депортацию Дадебаева. Все это время он пребывал в крайне стрессовом состоянии, говорил, что "ему конец" и задумывался о самоубийстве», — добавил Пономарев.

Однако на этом давление на активиста не прекратилось. По словам Таджигуль Бегдемовой, с декабря 2021 года за Дадебаевым следили вооруженные люди. Правозащитники считают, что это могли быть сотрудники СГБ. Заметив слежку, Жумасапар вызвал полицию, однако правоохранители отказались принимать его заявление, сославшись на то, что это политическая тема и нужно обращаться в прокуратуру.

Из СИЗО в «Таштюрьму»

После появления информации о содержании Жумасапара Дадебаева в СИЗО Ташкента, активистки Правозащитного Альянса Узбекистана Елена Урлаева и Солмаз Ахметова отправились в Каракалпакстан, чтобы помочь его родителям встретиться с сыном в изоляторе.

«На протяжении всего пребывания здесь за нами была слежка. Куда бы мы не поехали за нами следовала одна и та же машина, наблюдали и за домом, где проживали. Когда хозяйка дома спросила у неизвестных кто они и зачем постоянно тут ходят, они представились пастухами, потерявшими коров. На фермеров они совсем не походили, потому что выглядели слишком солидно», — рассказала Урлаева «Медиазоне».

По словам правозащитницы, такие же меры давления применяли и к родителям Дадебаева. Спецслужбы следили за его отцом и практически круглосуточно прослушивали телефон.

Поначалу запретили Дадебаеву-старшему и встречи с правозащитниками. Однако им все жеи удалось пересечься в Ташкенте. Правозащитницы помогли Ергемурату Дадебаеву составить официальные обращения в прокуратуру, МВД, приемную президента и другие официальные инстанции. Урлаева говорила, что все это время он пребывал в крайне подавленном настроении, кроме того, за семь дней пребывания в узбекистанской столице у Дадебаева закончились деньги и ему приходилось голодать. Однако следователь все-таки разрешил Ергемурату увидеть сына впервые за много лет.

«Ему разрешили встретиться с ним в изоляторе. Жумасапар сказал ему, что чувствует себя хорошо и находится в большей безопасности, чем раньше. Думаю, активист специально так сказал, чтобы отец меньше переживал, поскольку каракалпаков в узбекских тюрьмах очень часто пытают и избивают. При этом силовики обещали Ергемурату, что его сына вскоре отпустят, но есть большое ощущение, что это был обман», — рассказала Урлаева.

Позднее выяснилось, что против Дадебаева завели четыре уголовных дела. Об этом активистам рассказал следователь. «Нашего адвоката не допускали на встречи с ним, а спустя несколько дней в полиции нам рассказали, что Жумасапара уже перевели в "Таштюрьму". Полицейский также сказал, что он обвиняется по четырем статьям УК. Две он не назвал, но те, что известны — это подозрения в распространении экстремистских материалов и посягательство на конституционный строй. Учитывая тяжесть обвинений теперь его вряд ли освободят», — заключила Урлаева.

Ещё 25 статей