«Мне показалось, что Алматы похож на Казань». Что думают о Казахстане россияне, нашедшие здесь убежище после отъезда с родины
Никита Данилин|Александр Григорянц
«Мне показалось, что Алматы похож на Казань». Что думают о Казахстане россияне, нашедшие здесь убежище после отъезда с родины

Алматы. Фото: Яков Князев / ТАСС

«Критического наплыва россиян на сегодня нет», — так власти Казахстана описывают ситуацию с российскими эмигрантами, пересекающими границу после начала войны в Украине. По официальным данным, в стране находится чуть более 100 тысяч россиян и только 6 300 из них «приехали с начала года на работу». Сколько прибыли «не на работу», чиновники не раскрывают. При этом многие казахстанцы уже сейчас замечают, что выходцев из России стало заметно больше — их можно встретить в очередях в банках, цонах и миграционных центрах. «Медиазона» поговорила с несколькими российскими переселенцами о том, почему они выбрали именно Казахстан, и какое впечатление о стране у них сложилось.

«Я упаковывала всю мою жизнь в один чемодан»

27-летняя дизайнерка Анастасия и 30-летний звукорежиссер Денис переехали в Алматы из Петербурга в марте. Впервые они задумались об отъезде 22 февраля, когда Россия признала независимость ДНР и ЛНР. «После введения первых санкций стало понятно, что страна очень быстро скатится туда, откуда выбиралась долгие годы», — рассказывает Денис.

Начало войны еще сильнее усугубило их моральное состояние. Анастасия говорит, что в первые дни российского вторжения в Украину почти ничего не могла делать из-за постоянного стресса и много плакала. Поначалу пара все же надеялась, что ситуация может измениться к лучшему, однако, наблюдая за развитием событий, все-таки приняли решение покинуть Россию. «Мы каждый день смотрели друг другу в глаза и думали, что возможно мы слишком торопимся, но утром третьего марта уже поняли, что нужно уезжать. На следующий день мы сообщили работодателям о переезде и стали собираться», — вспоминает Анастасия.

У пары возникли проблемы с покупкой билетов. 5 марта они забронировали рейс из Екатеринбурга в Астану, но за два дня до отлета его отменили. Опасаясь, что в ближайшее время перелеты могут полностью закрыть, они купили другие билеты более чем за 100 тысяч рублей. «Мы переживали, что вообще не сможем улететь, поэтому запаниковали. Через несколько дней цена возросла до 300 тысяч рублей», — объясняет Денис. — При этом чувство страха и тревоги не отпускало до тех пор, пока мы не пересекли казахстанскую границу».

По словам Анастасии, ей было очень трудно смириться с мыслью об отъезде. В то время у девушки возникло ощущение, будто у нее «забрали будущее». «Я буквально упаковывала всю мою жизнь в один чемодан. А глядя в глаза друзьям во время прощаний просто не понимала, увижу ли я их когда-нибудь еще», — говорит собеседница «Медиазоны».

Во время празднования Наурыза на площади Независимости в Астане в 2019 году. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

В итоге Анастасия и Денис прилетели в Актау. Практически сразу они ощутили на себе казахское гостеприимство: местные жители помогли им найти ближайший обменный пункт и оплатили такси. Россияне пробыли в Актау два дня, остановившись у сестры своей подруги. Сам город не произвел на них особого впечатления, гораздо сильнее им запомнилась местная природа. «После серого зимнего Петербурга увидеть яркие краски моря — это нечто. Мы были на побережье, где есть горная тропа в виде скал, очень красивое зрелище», — отмечает Анастасия.

После Актау беженцы отправились на поезде в Алматы. Первое время в городе ночевали в гостях у подруги из Казахстана вчетвером в однокомнатной квартире, а со временем сняли себе отдельное жилье. По их словам, в Алматы найти квартиру оказалось гораздо проще, чем в Петербурге, несмотря на то, что цены примерно одинаковые. Южная столица им понравилась — особенно эмигранты отмечали дружелюбие местных и отсутствие языкового барьера.

«Больше всего наши друзья и родственники опасались русофобии, все спрашивали, не обижают ли нас здесь, но с этим мы ни разу не столкнулись. Кажется, в России сейчас наоборот гораздо проще услышать что-то плохое в свой адрес, чем здесь, даже ни одного косого взгляда не было в нашу сторону», — рассказывает Денис.

В первые дни в Алматы россиянам повезло застать праздничные гуляния в честь Наурыза. Особенно яркое впечатление на них произвели национальные костюмы, в которые наряжались местные жители. «Практически каждый третий был в национальной одежде: сережки, головные уборы, жилеты — просто красота, везде яркие краски и пахнет булками. В России, даже в национальные праздники, такого не встретишь, а тут прям идешь и глаз радуется. Еще мы ходили в гости к друзьям на Наурыз, ели национальные блюда и пили кумыс, все было очень вкусно, приятно и весело», — восхищается Анастасия.

Единственное негативное впечатление на иностранцев произвели люди, которые на улицах предлагали сфотографироваться с орлами с подрезанными крыльями — Анастасия и Денис вегетарианцы, им было очень жалко птиц.

Нюанс, к которому граждане России пока не привыкли — разница в курсах рубля и тенге, в магазинах им сложно ориентироваться в ценах. Тем не менее, многим своим друзьям и знакомым, которые также задумываются о переезде, Анастасия и Денис уже порекомендовали перебираться в Казахстан.

Россияне предполагают, что на родину им возможно уже никогда не удастся вернуться, поэтому в ближайшее время они планируют найти более высокооплачиваемую работу, чтобы перевезти родителей из России. «Нам сейчас трудно строить планы дольше, чем на неделю, мы хотим получить здесь вид на жительство и прожить еще минимум полгода, потому что второй переезд не выдержим ни морально, ни физически. Когда мы понадобимся России — мы вернемся», — резюмируют Анастасия и Денис.

Астана. Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

«Удивило, что некоторые казахи не знают казахского»

32-летний ассистент менеджера Марк приехал из Москвы в Алматы в середине марта. Сейчас у него «пробная поездка» — хочет посмотреть, насколько комфортно жить в казахстанском городе, чтобы точнее определиться с местом для переезда.

«Сам я родился в Йошкар-Оле, в российскую столицу перебрался в 2008 году. К сожалению, на родине теперь не видно перспектив для работы. Плюс я еще музыкант, а выступать здесь уже явно не получится, поэтому искал более-менее русскоязычные города для переезда. Самые разумные варианты — это Астана и Алматы, но знакомые подсказали, что в казахстанской столице делать нечего», — объясняет он.

На переезд повлияла и гражданская позиция Марка. Он выступает против вторжения в Украину, его оштрафовали за участие в антивоенном митинге в Москве. Кроме того, у него много друзей из Харькова, которые сейчас скрываются в подвалах от бомбежек. «На работе меня убеждали остаться, но я не могу спокойно быть здесь и платить налоги, за которые потом выпускают ракеты на моих друзей. Война — это ужасно. Если удастся, хочу попасть в Харьков, чтобы помочь восстанавливать город», — говорит собеседник «Медиазоны».

Из близких людей идею Марка о переезде поддержала только мама, но сама она уезжать в Казахстан не спешит из-за опасения повторения январских событий. Такие страхи были и у самого Марка, однако знакомые казахстанцы объяснили ему, что опасаться чего-то подобного не стоит из-за смены политического режима в стране.

Марк добавляет, что перед отъездом у него, также как и у многих его друзей, возникли проблемы с покупкой авиабилетов. Сперва он купил билет «Уральских авиалиний», которые аннулировали через неделю, поэтому пришлось бронировать рейс одной из казахстанских авиакомпаний. Несмотря на неудобства, цена оказалась довольно приемлемой — 35 тысяч рублей за билет.

Первое, что произвело впечатление на гражданина России по прилету — это вид на горы. «Это просто безумно красиво, на родине я никогда такого не видел, несмотря на то, что очень много путешествовал внутри страны. Ты просто поворачиваешь голову, а там горы и такой потрясающий вид открывается, что дух захватывает», — делится впечатлениями Марк.

При этом сам Алматы, по его мнению, не сильно отличается от крупных российских городов, поэтому освоиться здесь было несложно. «Мне показалось, что Алматы похож на Казань, я там жил какое-то время, тоже своеобразный тюркский мир. Здесь очень много красивых советских зданий, новостройки тоже есть, но масштабы не московские, даже не казанские», — отмечает он.

Еще один позитивный момент, который он отметил по приезде — отсутствие языкового барьера. Это был один из главных критериев для переезда, так как россиянин планирует развивать музыкальную карьеру и ему крайне важно, чтобы слушатели понимали русский язык.

«Для меня было все-таки удивительно, что все местные общаются на русском. Более того, я познакомился с казахом, который даже не знает казахского и всю жизнь общается на русском языке. Меня это сильно успокоило, хотя я в принципе намерен выучить язык», — говорит Марк.

Марк, как и Анастасия с Денисом из Петербурга, застал Наурыз. Россиянин признается, что во время прогулок в праздничные дни очень «пропитался местным духом». Особенно ему понравились соревнования по көкпар, которые проходили на одной из самых оживленных улиц в центре города.

По словам Марка, он планирует остаться в Казахстане на два-три года и советует друзьям и знакомым тоже перебираться сюда. Некоторые из его друзей уже согласились на предложение.

Кроме того, Марк планирует много путешествовать по туристическим локациям. «Я посмотрел видео нескольких трэвел-блогеров о Казахстане, где они ездили по каким-то просто невероятным местам. Например, высохшее море, напоминающее Гранд-Каньон — очень хочу там побывать — или красивая горная природа. Параллельно сейчас я продаю часть вещей, которые остались в Москве, и переправляю все нужное в Алматы. Надеюсь, в скором времени уже обоснуюсь окончательно», — резюмирует Марк.

Рынок в Алматы. Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсант

«Родители сказали, что я предаю свою страну»

25-летний Кирилл родом из Петербурга, но последний год прожил в Москве, где открыл свое агентство по недвижимости. Начало войны и ослабление российской экономики после введенных санкций сильно ударили по его бизнесу. «Мой рынок труда стал разваливаться на глазах, потому что изменились банковские условия, упал спрос, выросли цены. Я думаю, что ближайшие полгода-год моя сфера будет парализована», — прогнозирует Кирилл.

Нападение России на Украину повлияло на отношения внутри его семьи. Она буквально разделилась на два лагеря: старшее поколение выступило за войну, а младшее, в том числе Кирилл, российское вторжение не поддержали. Страх закрытия границ и возможное начало мобилизации стали одними из основных причин, почему молодой бизнесмен решил переехать в Алматы, где уже почти 20 лет живет его старшая сестра.

Узнав о планах Кирилла на переезд, мать и отец выступили против. «Сказали, что я все равно вернусь обратно, но сейчас я предаю свою страну», — огорчается россиянин, добавляя, что ему было тяжело слышать такие слова от близких.

Само решение далось несложно. Как объясняет Кирилл, дело в том, что все его друзья покинули Россию: «Они также переехали — со мной здесь уже четверо и еще будут ехать. Основная часть уехала в Стамбул и Тбилиси».

В Алматы предприниматель прилетел в начале марта. Город не был для него незнакомым — он уже бывал тут дважды в 2008 и 2017 годах в коротких отпусках, но с местным бытом он раньше не сталкивался. Поэтому перед вылетом он посмотрел множество видео о жизни в Казахстане, чтобы заполнить пробелы, которые могли возникнуть за пять лет с последнего посещения страны.

«Здесь в целом хорошо. Ожидал от Казахстана, что цены будет немного дешевле, но сейчас по факту оказывается, что это что-то на том же ценовом уровне, что и Петербург. Но это в целом не является проблемой. В плане человеческого отношения тоже все прекрасно, я ни разу не сталкивался с русофобией или просто с повышенным вниманием к себе», — поделился Кирилл.

Благодаря тому, что у Кирилла есть родственники в Казахстане, он смог в упрощенной форме подать документы для вида на жительство — это избавило его от лишних проблем с бюрократией. Его знакомым повезло меньше. «Сейчас больше страдают мои друзья, у которых как-раз таки нет никаких родственников, они подписывают трудовые договоры, чтобы дольше не выезжать из страны», — говорит он.

По словам Кирилла, его возвращение Россию возможно, только если закончится война, а российская экономика стабилизируется и «все вернется в свое русло». Но он еще не знает, рассматривает ли Казахстан как окончательное место жительства или же будет двигаться дальше.

Актау. Фото: Ольга Головко / РИА Новости

«А найду ли я здесь кумыс настоящий?»

Сергею 31 год, он разработчик VR-игр родом из Томска. Последние четыре года сибиряк работал в Москве и остался бы там же, если бы не начало войны с Украиной.

27 февраля он вышел на антивоенный митинг, чтобы выразить свой протест. «С одной стороны мне было что сказать, а с другой стороны было интересно посмотреть настроение людей вокруг меня. Я хотел увидеть, сколько людей будет, как они настроены. И то, что я увидел, меня, конечно, очень сильно разочаровало: людей естественно вышло немного, если сравнивать с теми митингами, на которых я до этого участвовал», — говорит IT-специалист.

На митинге Сергей пробыл недолго — всего около получаса, потом его задержала полиция. Несмотря на это, ему все же удалось пообщаться с другими протестующими: «Было очевидно, что людям очень некомфортно, они напуганы из-за того, что выходят на улицу. Де-юре у нас "военная спецоперация", а по факту мы понимаем, что за наш выход [на улицу] нас будут судить по каким-то законам военного времени. Это ощущение было у всех».

Алматы. Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

Разработчик принял решение уехать из России, сидя в отделении полиции после задержания. Тогда он понял, что вряд ли сможет повлиять на происходящее, выходя на протесты, а введенные санкции сильно ударили по российским компаниям, разрабатывающим игры.

«Было времени много посидеть-подумать, потому что отпустили под пять утра. С кем я ни общался, знакомые тоже разъезжаются из Москвы — кто далеко, кто просто обратно к себе в родные края. И в принципе, исходя из того, чем можно заниматься в Москве, у тебя на глазах сразу тают все возможности», — считает Сергей. За участие в митинге его в итоге оштрафовали.

IT-специалист объясняет, что все игровые компании так или иначе завязаны на таких зарубежных сервисах, как Steam, Google Play и Apple Store, а после введения санкций все эти источники дохода в один день исчезли. Он упоминает историю своего друга из Новосибирска, который также работал в игровой конторе, но попал под сокращение сразу же после начала войны. Теперь найти работу для него — проблема, ведь большая часть заказчиков в сфере геймдева находится за границей. Там либо попросту не захотят связываться с человеком из России, либо даже не смогут выслать ему деньги.

«Все, что успел накопить за несколько лет в Москве из какой-то аппаратуры, быта и уюта — я все это бросил и улетел с чем было в Казахстан на первом самолете, который смог найти», — говорит он, добавляя, что это было не так уж и просто. Сначала он отправился в Новосибирск и пытался вылететь оттуда, но рейсы то отменялись, то переносились. Затем он оказался в Омске, где пробыл еще несколько дней в поисках возможности вылететь. Единственным вариантом оказался самолет до Астаны.

«Казахстан я выбрал потому, что, с одной стороны, было какое-то экономическое понимание — до сюда было дешевле добраться, плюс цены похожи на российские, — объясняет разработчик. — C другой стороны, культурно и ментально Казахстан мне понятен и приятен, я сам из Сибири и постоянно видел студентов из Казахстана, постоянно с ними общался. И я не чувствую здесь какого-то культурного недопонимания в принципе».

Единственное, что вызывало сомнения при выборе Казахстана — это январские события и то, как россиянина будут воспринимать в контексте ввода в страну войск ОДКБ, в том числе и российских. Сергей объясняет, что, находясь в России, ему было сложно сформировать взвешенную картину произошедшего из-за нехватки достоверной информации. Но, приехав в Казахстан, он не встретил негатива в свой адрес и всегда был окружен дружелюбием, а к его ситуации казахстанцы «относятся с пониманием».

«Впечатление от Астаны, когда только приезжаешь, конечно, все выглядит "дорого-богато" — куча небоскребов, все чисто, солнечно. Правда, ветер меня несколько озадачил — не ожидал я такого ветра. Но, с другой стороны, именно Астана вызывает и противоречивые впечатления — город выглядит как столица, но ощущается он несколько пустовато, кажется, что тут не так много людей, как должно быть в главном городе страны», — рассказывает о своих эмоциях Сергей, допуская, что отсутствие людей, возможно, стоит списать на суровую астанинскую зиму.

Астана зимой. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Разработчик приехал в Астану буквально за несколько дней до Наурыза и был очень этому рад, рассматривая как повод поближе познакомиться с национальной культурой, обычаями и кухней. «Я уже подружился с ребятами разными в хостеле, и вместе группой из казахов, узбеков мы погнали праздновать Наурыз. Думал: "Отлично, сейчас попробую все казахское", но, когда я пришел на площадь, я увидел там только Наурыз коже и плов, который был везде», — удивился россиянин.

«Потом подумал: "А найду ли я здесь кумыс настоящий?". И я нигде не нашел кумыс. Мне казалось, что кумыс должен быть на любом национальном празднике, но его я не увидел. Пожалуй, мой единственный когнитивный диссонанс», — смеется IT-специалист.

Сейчас Сергей продолжает удаленно работать в своей российской компании и пока не загадывает, как долго еще пробудет в Казахстане. Все будет зависеть от действий его работодателей — будут ли они релоцировать компанию, смогут ли подстроиться под новую экономическую реальность. Если ничего не выйдет, то разработчик рассчитывает остаться, переехать в Алматы и искать работу уже там.

«Что меня действительно поразило в Астане — с культурной жизнью я как-то озадачился здесь совсем, пытался найти, есть ли тут какая-то локальная сцена, субкультурные мероприятия. И с кем бы я не говорил [об этом], мне отвечали: "Ну это тебе в Алматы надо ехать"», — рассказывает Сергей.

При этом, размышляя о возможном возвращении на родину, Сергей отмечает, что сейчас в российском руководстве совершенно нет квалифицированных специалистов, которые могли бы повлиять на дипломатические и экономические успехи страны. «Рассчитывать, что произойдут какие-то положительные изменения, я не могу», — с горечью добавляет россиянин.

Ещё 25 статей