Промывание мозгов и очищение сердца. Исследователи Холокоста нашли в репрессиях против уйгуров все признаки геноцида
Дария Женисхан
Промывание мозгов и очищение сердца. Исследователи Холокоста нашли в репрессиях против уйгуров все признаки геноцида
5 277

Женщина рядом с пропагандистской картиной, на которой солдаты встречаются с семьей уйгуров, Кашгар, Синьцзян. Фото: Greg Baker / AFP / East news

В ноябре Американский Мемориальный музей Холокоста опубликовал доклад To make us slowly disappear о преследовании уйгуров в Синьцзяне. Авторы исследования отмечают, что китайское правительство ужесточило контроль за национальными и религиозными меньшинствами, обнаружив в них угрозу чистоте народности хань — крупнейшей в стране. Коммунистическая партия успешно регулирует рождаемость уйгуров, отправляет в «лагеря перевоспитания» и следит за «выпускниками», потому что считает мусульман «менее ценными», чем исконных китайцев, утверждают исследователи. «Медиазона» перевела доклад и приводит основные его тезисы.

Политика Китая, пишет музей, вышла за рамки принудительной ассимиляции национальных и религиозных меньшинств — журналисты, активисты и авторы докладов о Синьяцзяне фиксируют все больше случаев принудительной стерилизации и сексуального насилия. Все это, настаивают исследователи, говорит о реальном геноциде уйгурского народа.

Хань-нехань

Мемориальный музей пытается исследовать причины притеснения уйгуров Пекином и приводит краткий исторический дискурс, отвечающий на вопрос, почему официальный Китай ведет жестокую политику по отношению к нацменьшинствам. По мнению исследователей, во многом геноцид уйгуров в Китае связан с их последовательной дегуманизацией, происходящей из-за разделения на коренных китайцев — «хань» и остальных — «нехань».

«Коммунистическая партия Китая приписывает уйгурам меньшую ценность. Привилегированное положение этнических китайцев и их культуры привело к утверждению в стране расистских убеждений и маргинализировало уйгурское сообщество», — говорится в отчете.

При этом любая попытка уйгуров восстать против политики Китая заканчивалась ужесточением репрессий. Так происходило и в конце 1980-х годов, когда по Синьцзяну прошла волна беспорядков, и в 1990 году в синьцзянском городе Барен, и на севере региона в 1997 году.

Некоторые уйгуры после протестов радикализировались, отмечается в докладе. В 1998 году около сотни синьцзянских уйгуров отправились в контролируемый на тот момент «Талибаном» Афганистан. После падения режима талибов они были вынуждены бежать дальше, многие погибли или попали в руки охотников за головами — 22 человека были переданы в США, а затем помещены в тюрьму в Гуантанамо.

Это позволило Китаю стать еще жестче по отношению к уйгурскому сообществу, которое Пекин начал рассматривать как источник постоянной террористической угрозы.

Лагеря и центры

Мемориальный музей Холокоста, основываясь на данных из открытых источников и собственных исследований, утверждает, что в Синьцзяне могут быть от 300 до 400 «лагерей перевоспитания», через которые за последние пару лет прошли по меньшей мере три миллиона человек. Официальный Китай осенью 2020 года, отчитываясь о работе «центров профессионального обучения», называл цифру в 7,7 млн человек.

Эти «лагеря», служащие, как говорили некоторые китайские чиновники, для «промывки мозгов» и «очищения сердца», официально называют центрами профессионально-технического обучения. Однако показания очевидцев, родственников заключенных, местных жителей, исследователей, журналистов, а иногда и бывших полицейских и чиновников, дают понять, что попавшие туда уйгуры находятся в жестоких условиях, они лишены свободы передвижения и не имеют возможности покинуть «лагерь».

На программу «Преобразование через образование» китайские власти отправляют мусульман за пожертвования мечети, соблюдение религиозных традиций и даже за «виновность по ассоциации», когда под стражу помещают родственников ранее задержанных.

Профилактика родов и изнасилования электрошокерами

Авторы отчета указывают, что политика Коммунистической партии Китая по отношению к уйгурам приобретает все более ярко выраженные черты геноцида. В частности, говорят исследователи, новой формой массовых убийств становится стерилизация.

«Китайская политика, по-видимому, в значительной степени направлена на уничтожение, по существу, способности уйгурского сообщества к регенерации. Они делают это, уничтожая репродуктивные способности уйгурских женщин», — написано в отчете.

О надругательствах, групповых изнасилованиях и другом сексуальном насилии в «лагерях перевоспитания» известно немного. Оценить масштабы таких практик сложно, поскольку женщины часто опасаются делиться подобными историями из страха перед родными и общиной.

Авторы доклада отмечают, что последовательное ужесточение репрессий по отношению к уйгурам затронуло и внутриобщинные процессы — рождение и воспитание детей мусульманами Пекин стал воспринимать как потенциальную террористическую угрозу.

Это привело к тому, что показатели рождаемости среди уйгуров стали одними из самых низких в мире — с 2012 по 2018 годы в округе Хотан на юге Синьцзяна, где проживают исключительно уйгуры, рождаемость снизилась на 70,8 процентов. В 2019 году в Синьцзяне, посчитали авторы доклада, родилось как минимум на 186 400 детей меньше в сравнении с уровнем рождаемости, который был зафиксирован до 2017 года.

«Коммунистическая партия Китая рассматривает большие семьи в тюркских мусульманских общинах как катализатор религиозного экстремизма», — резюмируют авторы.

Поначалу сдерживать рождаемость пытались с помощью материальных стимулов, уйгурам выплачивали пособия. Все изменилось, когда государство ввело штрафы, которые были для многих уйгуров неподъемными — за их неуплату грозило тюремное заключение.

Политика «Одна семья — один ребенок» была обращена на ханьских китайцев и достаточно снисходительно относилась к меньшинствам. На уйгуров распространялась другая государственная программа — Strike Hard. О существовании этой политики в отношении уйгур также рассказывал бывший детектив китайской полиции.

Strike Hard, запущенная в 2014 году, предполагала контроль за этническими меньшинствами, в основном за мусульманами, которые носят бороду или имеют много детей. По некоторым данным, в рамках этой программы в первый год арестовали около 900 тысяч человек.

Уйгуры во время Рамадана в мечети, Кашгар, Синьцзян. Фото: Mark Schiefelbein / AP

С этого момента в Синьцзяне, «несмотря на традиционную сдержанность общин по отношению к таким процедурам», женщины стали чаще соглашаться на процедуру стерилизации. Есть основания полагать, что многие пошли на это под «агрессивным» давлением властей. При этом не исключено, что многие прошли через процедуру стерилизации из страха перед «лагерями перевоспитания» или насильственной стерилизации в них.

Есть, как отмечают в докладе, достаточно скупые сведения о том, что уйгурок заставляли делать аборт или намеренно били ногами в живот, чтобы таким образом прервать беременность. О политике по ограничению репродуктивной способности мужчин ничего неизвестно.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей