«Ты же хочешь в Туркменистан, мы тебе поможем». Противники Бердымухамедова рассказали о допросах и преследовании в Турции
Аржин Аксоль
«Ты же хочешь в Туркменистан, мы тебе поможем». Противники Бердымухамедова рассказали о допросах и преследовании в Турции
1 062

Фото: Демократическая либеральная партия Туркменистана в изгнании

Летом 2020 года в Стамбуле прошла серия акций протеста туркменских оппозиционеров, проживающих в Турции. После этого полиция и миграционная служба начали вызывать участников митингов на беседы, расспрашивать об оппозиционном движении и убеждать не выходить на новые протесты. Активисты уверены, что это делается по просьбе властей Туркменистана, которые сотрудничают с Анкарой на самом высоком уровне. Кроме того, силовики приходят к родственникам оппозиционеров, которые остались на родине. «Медиазона» поговорила с тремя активистами о новой жизни под давлением.

Азат Хайитбаев

Лидер движения «Türkmenistanyñ Milli Göreş Hereketi»

С 2018 года мы ведем канал на ютубе для ликбеза, рассказываем про законы и Конституцию Туркменистана, про права граждан. Также мы выступаем против режима Гурбангулы Бердымухамедова и беззакония, с которым сталкиваются туркменистанцы за границей. Например, родителям разрешено из Туркменистана отправлять своим детям, которые учатся за границей, только ограниченное количество денег — примерно 100 долларов в месяц. Туркменистанцы не могут обновить загранпаспорта в своих посольствах и остаются нелегально из-за просроченных документов. Мы писали в разные инстанции, чтобы решили эти проблемы.

В ноябре 2020 года заместитель начальника миграционной службы Турецкой Республики позвал меня на беседу. Он покинул кабинет, и в нем остались двое мужчин, по моим наблюдениям, это были сотрудники спецслужбы Турции. Я попросил их показать удостоверение, но они так и не представились. Сказали, что работают на турецкие власти и не хотели бы, чтобы туркмено-турецкие отношения испортились.

Они открыто сказали: «Мы за вами наблюдаем, слушаем ваши телефоны, потому что туркменские власти требуют вашей экстрадиции». Оказывается, в Туркменистане на меня завели дело по 171 статье УК (измена государству). По их словам, они хотели выяснить, являюсь ли я экстремистом, ваххабитом или нет, нужно ли меня выдавать на родину. Они сказали, что на мое имя прошел запрос об экстрадиции в Туркменистан и отмене моего ВНЖ в Турции.

Позже меня несколько раз вызывали на беседы в разные отели в Стамбуле. Каждый раз они задавали вопросы более трех часов. Они спрашивали про движение, оппозицию и про некоторых активистов. Они приходили с готовыми вопросами, у них на листе были записаны эти вопросы.

Я спрашивал их: меня вызывают по запросу туркменской стороны или же реально хотят экстрадировать? С ехидной усмешкой они ответили: «Ты же хочешь в Туркменистан, мы тебе поможем».

О задержаниях

В октябре 2019 года мы собирались провести конференцию-встречу земляков и отпраздновать 95-летие республики Туркменистан и День независимости. Но туркменское посольство направило турецким властям заявление на нас. В день проведения конференции пришли сотрудники антитеррористического отдела турецкой полиции и задержали организаторов.

19 июля 2020 года мы со всеми оппозиционными группами вышли на митинг у консульства Туркменистана в Стамбуле. Потребовали, чтобы организовали чартерные рейсы тем, кто хочет уехать в Туркменистан, и чтобы обновили паспорта — посольство не обновляет заграничные паспорта и отправляет в Туркменистан, а там уже ставят ограничение на выезд из страны. Тогда всех участников задержала турецкая полиция.

Меня вызвали в стамбульское управление внутренних дел как организатора митинга. Но на тот момент я был в Аланье, я попросил их вызвать меня в местное отделение. Пообещал, что приду и отвечу на все вопросы. Но повторного вызова не было.

Митинг оппозиции 19 июля 2020 года. Фото: Демократическая либеральная партия Туркменистана в изгнании

Туркменская власть попросила прессовать активистов. Я точно знаю, что их начали преследовать и в Российской Федерации. Уверен, что это сделано по личной просьбе министра иностранных дел Туркменистана. Потому что он ездил в Россию по этому поводу и в Турцию. Власти России и Туркменистана подписали договор о кибербезопасности и антитерроре. По идее, мы агитируем, чтобы наша страна стала правовым государством, но нас хотят подвести под статьи об «экстремизме» и «терроризме».

Почему еще не арестовали? Думаю, что был запрос с туркменской стороны, чтобы Турция узнала, кто за нами стоит. Этим психологическим давлением они хотели проверить, стоят ли за нами третьи страны. За нами никто не стоит, только мы — народ. Во время беседы меня открыто спрашивали, есть ли у нас спонсоры из третьих стран.

В Туркменистане у меня осталась больная мама. И на нее тоже идет давление. К матери проходят сотрудники министерства нацбезопасности и говорят, что «твой сын террорист, экстремист». Ее несколько раз вызывали на допросы, и сказали, что живым она сына никогда теперь не увидит.

Чемен Оре

Глава движения «Туркмения — Объединяемся»

У нас несколько активистов подверглись гонениям в Турции с августа 2020 года. Но я расскажу о двоих — это Розгельды Чолиев и Ханум Расулова.

Розгельды депортировали из России в Турцию и собирались далее депортировать в Туркменистан. В аэропорту Стамбула его ждал туркменский консул. Мы смогли предотвратить депортацию на родину, и он въехал на территорию Турции.

Но и в Турции Розгельды скрывался, потому что боялся ареста. Турецкая полиция приходила к его родственникам, вызывала и даже забирала одного из них на допрос. Поэтому мы решили сделать так, чтобы он поскорее уехал из Турции. Мы подали на визу, и Розгельды улетел в конце апреля в третью страну.

Ханум тоже вызывали в полицию. По ее словам, у нее был суд по протесту, который организовали 19 июля 2020 года. Турецкая сторона назвала ее организатором этой акции. Она наняла адвоката, вроде обошлось. Правда, в начале апреля суд приговорил ее к большому штрафу за незаконную организацию митинга и оскорбление президента Туркменистана. Хотя она не говорила ничего подобного и не была организатором митинга.

Преследование активистов началось по той причине, что в ДВТ решили позвать людей на несанкционированные митинги. Туркменское консульство занервничало и, видимо, они оповестили турецкую полицию, а те начали вызывать активистов на допросы. До сих пор зовут. Я знаю нескольких человек, которых до сих пор вызывают. На допросах говорят, чтобы они не выходили на улицы с протестами.

Я думаю, что Турция старается не вступать в конфликт с Туркменистаном, поэтому турецкая полиция вызывает на допросы активистов чисто для галочки, чтобы в Ашхабаде не думали, что Анкара вообще не кооперирует с ними.

Турецкая миграционная служба вызвала на разговор двух моих знакомых. Сотрудники разговаривали в вежливой форме. Но двух других активистов, которых вызвали на допросы, сделали нелегалами. Позже одному из них, Розыгельды, восстановили визу.

Я думаю, что ему восстановили визу из-за моего письма. Я отправила письмо в МИД, Генпрокуратуру и министерство юстиции 18 марта. В письме было указано, что туркменские дипломаты используют турецкое правительство, чтобы преследовать туркмен и угрожать им. Уже несколько туркменских граждан были арестованы по жалобам консульства Туркменистана.

Мы решили, что будем бороться. Если они продолжат так себя вести, то мы наймем адвокатов. Мы решили, что мы будем подавать в суд на миграционную службу, полицию и спецслужбы Турции.

Дурсолтан Таганова

Активистка

Мне позвонили из миграционной службы 14 апреля [2021 года] по поводу проживания в Турции. Попросили приехать на следующий день к 11 часам. Сказали, что со мной должен встретиться помощник руководителя миграционной службы.

Когда я в сопровождении одного из единомышленников приехала на встречу, при входе в здание мне дали направление в отдельный кабинет. Помощник ждал меня в кабинете, он представился как Нихат. Отвел меня в другой кабинет и попросил подождать полчаса — он объяснил это тем, что его коллега еще не приехал.

Спустя полчаса они вошли в кабинет и начали задавать вопросы о моем месте проживания, о родственниках и ситуации с ходатайством об убежище. Меня расспрашивали про критику властей Туркменистана, про других оппозиционеров, интересовались, поддерживаю ли я их деятельность.

Чиновники попросили прекратить оппозиционные выступления в интернете, ведь, по их словам, это может повлиять на отношения между Турцией и Туркменией, и из-за этого у меня могут появиться проблемы с проживанием здесь. Под конец разговора они сказали, чтобы я не выдавала информацию об этом разговоре абсолютно никому — даже адвокату и тому человеку, который приехал со мной.

Я считаю, что они не оказывали на меня давление, ведь общение проходило максимально спокойно, уважительно и толерантно.

Впрочем, за месяц до этого мне казалось, что за мной следят. Из дома до магазина за мной ходил один и тот же мужчина. Также во время прямых эфиров в инстаграме мне пишут угрозы на туркменском языке.

Об аресте и угрозе депортации

Я начала заниматься активизмом в 2020 году. Участвовала в пяти митингах, два из которых проходили в помещении. На последнем митинге, 19 июля 2020 года, мы собрались у туркменского посольства в Стамбуле. Мы собирались провести акцию протеста против неадекватного реагирования на пандемию COVID-19 и потребовать от консульства Туркменистана выполнять свои обязанности — продлить сроки действия заграничных паспортов.

Митинг оппозиции 19 июня 2020 года. Фото: Демократическая либеральная партия Туркменистана в изгнании

Тогда меня и около 80 активистов задержали. В консульстве Туркменистана написали заявление на пятерых задержанных, среди них была и я. После нескольких часов всех, кроме меня, отпустили.

Меня задержали в связи c превышением разрешенного срока безвизового пребывания в Турции и из-за организации протеста против президента Туркмении. Хотя я не являлась организатором, меня перевели в депортационный центр. В центре меня всячески пытались деморализовать, были оскорбления в мою сторону и в сторону моей семьи. Говорили, что я никогда не выберусь оттуда, что никто мне не поможет. Пугали тем, что депортируют в Туркменистан.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей