Ошибка системы. Что означают аресты в министерстве здравоохранения Казахстана
Дария Женисхан
Ошибка системы. Что означают аресты в министерстве здравоохранения Казахстана
472

Елжан Биртанов. Фото: depzdrav.gov.kz 

В конце октября в Казахстане задержали бывшего главу Минздрава Елжана Биртанова. Его дело сразу засекретили, но, судя по всему, чиновника подозревают в растрате выделенных на цифровизацию отрасли средств. После задержания министра известные медики, главы партий и общественные деятели выступили в защиту Биртанова, утверждая, что в Минздраве цифровизацией занимался не он, и настаивая, что в борьбе с пандемией коронавируса глава ведомства «максимально задействовал ресурсы медицинской отрасли».

Подозреваемый 

Информация о задержании Биртанова появилась 31 октября. Первые несколько дней власти не подтверждали и не опровергали ее. Казахстанские медиа, ссылаясь на источники в правоохранительных органах, писали, что бывшего главу Минздрава задержали по делу о хищении миллиона долларов, выделенных на цифровизацию. Спустя три дня Минфин сообщил, что Биртанова арестовали на два месяца по делу о растрате бюджетных средств в особо крупном размере. Бывший министр недолго пробыл в изоляторе — 7 ноября его отпустили под домашний арест. 

Детали обвинения Биртанова до сих пор неизвестны, адвокат бывшего чиновника Дмитрий Куряченко отказался уточнить их в разговоре с «Медиазоной». По словам защитника, Биртанов не признает вину.

За несколько дней до смягчения меры пресечения Биртанову медицинское сообщество Казахстана начало собирать подписи под петицией с призывом освободить экс-министра. Авторы петиции считают, что Биртанов проявил себя в борьбе с коронавирусом как опытный врач, «максимально задействовав ресурсы медицинской отрасли». Сейчас под петицией более четырех тысяч подписей. 

Профессоры и главы ведущих медорганизаций Юрий Пя, Серик Акшулаков, Абай Байгенжин, Максут Кульжанов, Вячеслав Локшин и Ирина Пивоварова оставили подписи под открытым письмом в поддержку чиновника. «Невозможно поверить, что потомственный врач, блестящий организатор, которому поверили медики и гражданское общество, замешан в коррупционном скандале. Ведь министр — высший чиновник, ответственный за стратегию развития отрасли... Принятие политических решений может иметь отношение к госзакупкам?» — говорится в обращении. 

За Биртанова поручился также председатель партии «Ак жол» Азат Перуашев, а уполномоченная по правам ребенка Аружан Саин выступила в его защиту. Перуашев, так же как и авторы открытого письма, просил отпустить Биртанова под домашний арест, чтобы не изолировать чиновника от семьи.

По словам Перуашева, пандемия указала на множество ошибок в системе здравоохранения, но «нужно разобраться», какие ошибки совершил Биртанов, а какие стали результатом работы прошлых глав ведомства. 

Задержанию Биртанова предшествовали аресты его зама Олжаса Абишева и бывшего председателя правления госфармкомпании «СК-Фармация» Берика Шарипа. Абишева, по информации комитета финансового контроля Минфина, арестовали из-за подписанных в 2018 году актов, работы по которым не были выполнены, а Шарипа — по подозрению в злоупотреблении служебным положением во время чрезвычайного положения. 

Бывшего вице-министра Абишева подозревают в растрате миллиона долларов, выделенных на «создание информационных систем». Телеграм-каналы писали, что Олжас Абишев стал свидетелем по делу Биртанова. Минфин еще не подтверждал эту информацию.

Новый глава Минздрава Алексей Цой уволил Шарипа с должности председателя «СК-Фармация» незадолго до ареста из-за того, что привезенные в качестве гуманитарной помощи лекарства продавались в аптеках. В один день с Шарипом был уволен и глава Фонда медстрахования Айбатыр Жумагулов. Касым-Жомарт Токаев на совещании с Цоем потребовал проверить работу «СК-Фармации», с которой, по словам президента, связаны «клановые интересы», и Фонда.

Биртанов был напрямую связан с Фондом — его первым решением на посту министра здравоохранения стал перенос полномочий комитета оплаты медицинских услуг Фонду обязательного социального медстрахования. После этого Фонд медстрахования стал единым дистрибьютором лекарств и медицинских изделий. 

Министр

Елжан Биртанов занимал пост главы казахстанского Минздрава три года — с января 2017 года по июнь 2020-го. До пандемии Биртанов занимался реформами здравоохранения — в частности, ввел обязательную для всех страховку, публично поддерживал проект нового кодекса «О здоровье», который до финальных правок предусматривал обязательную вакцинацию. 

С начала эпидемии коронавируса бывший глава Минздрава, судя по всему, недооценил возможный темп прироста зараженных — впрочем, расчеты почти всех его коллег в других странах тоже оказались заниженными. В конце марта он прогнозировал не более 3,5 тысяч пациентов по всей стране к маю, тогда как в мае Минздрав отчитывался уже о сотнях выявленных за сутки зараженных. К концу месяца в Казахстане было подтверждено более десяти тысяч случаев заражения. В июне Минздрав под руководством Биртанова перестал включать умерших от сопутствующих заболеваний в статистику по коронавирусу. Также из статистики сначала полностью исключили, а потом ввели отдельной графой пациентов с вирусной пневмонией, которая часто развивается на фоне COVID-19

После первых подтвержденных случаев заражения Токаев подписал указ о вводе чрезвычайного положения с 16 марта. С этого момента основные решения по «стабилизации ситуации» принимала Межведомственная комиссия. В стране закрыли торговые центры, кинотеатры, расставили на въездах и выездах из областей блокпосты и приостановили авиасообщение. Госкомиссия позже ввела карантин в Астане и Алматы — горожанам запретили выходить на улицу, где постоянно курсировали патрульные машины и СОБР. 

Биртанов был против локдауна, о чем он впервые публично упомянул в первых числах июня. По его словам, жесткий карантин не стал решением проблем и, несмотря на то, что он помог снизить суточный прирост зараженных, после смягчения карантинных мер числа опять поползли вверх.

После снятия режима ЧП в мае ситуация и правда ухудшилась — Казахстан столкнулся с дефицитом лекарств, перегруженностью больниц, невозможностью вызвать скорую помощь и нехваткой тестов.

Летом у самого Биртанова выявили коронавирус. Первое время он, по сообщениям оперштаба, работал из больницы, а 25 июня попросил президента освободить его от должности из-за осложнений от пневмонии. Его пост занял Алексей Цой, который сразу же предложил ввести в стране месячный карантин, уменьшить количество негативных новостей о коронавирусе и не включать в статистику выявленные до 1 августа случаи заболевания пневмонией.

В начале июля президент Касым-Жомарт Токаев в телеобращении к казахстанцам сказал, что вторая волна коронавируса в стране стала результатом «системных ошибок бывшего руководства министерства здравоохранения». По его словам, решение о введении карантина по всей стране было правильным, и именно благодаря ему появились «первые признаки стабилизации ситуации».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей