Уловка 42 500. Почему потерявшие работу из‑за коронавируса казахстанцы массово возвращают государству пособия
Мадина Куанова|Дария Женисхан
Уловка 42 500. Почему потерявшие работу из‑за коронавируса казахстанцы массово возвращают государству пособия
2 396

Фото: Kalizhan Ospanov / Xinhua / ZUMA Wire / ТАСС

Из-за распространения коронавируса в Казахстане с 16 марта действует режим чрезвычайного положения. С 22 марта Астана и Алматы ввели карантин, позже примеру столиц последовали и в других регионах. В стране закрыты рынки, бизнес-центры, крупные магазины и торговые центры, кафе и рестораны работают только в режиме доставки. Президент Касым-Жомарт Токаев предложил перевести 70% сотрудников «государственного и квазигоссектора» на удаленную работу. Официальных данных о том, сколько казахстанцев потеряли работу из-за ЧП, нет, но в марте власть пообещала материальную помощь тем, кто остался без средств к существованию. В апреле в соцсетях стало распространяться предупреждение: тех, кто получил пособие, сохранив за собой рабочее место, может ждать уголовная ответственность за мошенничество (статья 190 УК РК). Правительство пока не опровергло и не подтвердило эту догадку, но Министерство труда говорит, что проверка обоснованности получения пособий все-таки будет. Тем временем напуганные казахстанцы уже возвращают государству полученные пособия — 42 500 тенге (99 долларов).

«Никто перепроверять не будет». Телеграм-бот раздает деньги

23 марта Касым-Жомарт Токаев объявил, что государство окажет гражданам, потерявшим доход из-за введения ЧП, социальную помощь в размере минимальной заработной платы — 42 500 тенге. Для этого нужно внести единый совокупный платеж (2 651 тенге для городских жителей и 1 325 тенге для сельских) и подать заявку на сайте электронного правительства. Власти планировали выплатить по 42 500 тенге полутора миллионам человек. Через неделю Токаев расширил список работников, которые могут претендовать на выплаты, включив в него самозанятых и занятых неофициально. Президент добавил, что для этого «достаточно формализовать свой статус», то есть уведомить государство, что ты до введения ЧП работал удаленно или без трудового договора. По его словам, выплаты должны были получить уже три миллиона казахстанцев.

В начале апреля Минтруда упростило процедуру подачи заявки — ее больше не нужно было заверять электронной цифровой подписью (ЭЦП), получить которую надлежало на испытывавшем постоянные перебои сайте электронного правительства. Запустив телеграм-бот для оформления заявок, власти отчитались о «проактивном назначении» соцвыплат 60 тысячам казахстанцев. В списки получателей попали плательщики ЕСП и инвалиды, состоящие на учете в центре занятости.

«Доказывать, что доходы потеряны, не нужно. Никто перепроверять не будет», — сказал 1 апреля министр труда Биржан Нурымбетов, комментируя упрощенный порядок подачи заявки.

Несмотря на перебои, телеграм-бот для оформления заявок начал набирать популярность. За первый день его работы власти получили больше 44 тысяч заявок. Мошенники стали создавать фейковые боты; казахстанцы принялись массово скачивать Telegram на свои телефоны; в соцсетях в эти дни были популярны скриншоты со списками контактов, только что установивших приложение.

Люди публикуют уведомления о контактах, установивших телеграм. Скриншот: Twitter

6 апреля юрист Руслан Кожахмет сказал изданию ZONAkz: всех, кто подал заявку на соцвыплату, но на самом деле не потерял работу, может ожидать уголовное преследование за мошенничество (статья 190 УК РК). Кожахмет квалифицировал такой поступок как «предоставление гражданином недостоверных данных уполномоченному органу, повлекшее неправомерную социальную выплату».

Основываясь на частном мнении юриста, новость об уголовной ответственности растиражировали другие СМИ и паблики; многие из них указывали реквизиты счета, на который якобы нужно вернуть незаконно полученные пособия.

В инстаграме специализированного издания о налогах Uchet.kz под постом о возврате 42 500 тенге за несколько дней появилось почти 2 500 комментариев с вопросами, кто обязан вернуть деньги государству и как это сделать.

Казахстанцы начали массово возвращать только что полученную помощь и выкладывать в соцсети скриншоты чеков из мобильного банка. При этом МВД об уголовном преследовании получивших неположенную выплату не сообщало. В пресс-службе ведомства «Медиазоне» сказали, что если Министерство труда узнает о незаконном начислении выплат, оно может обратиться к полицейским. «Тогда, может быть, мы будем этим заниматься, а пока о таких фактах не знаем», — добавила пресс-секретарь МВД Жумагуль Абдыкаримова.

По словам алматинского адвоката Джохара Утебекова, при возможном судебном разбирательстве о законности получения выплат будет учитываться то, каким способом подавалась заявка. Например, людей, получивших деньги проактивно или по заявке от работодателя, нельзя заставить вернуть их даже через суд.

«Очень важен механизм заполнения этой формы, потому что если люди заполняли на сайте электронного правительства, там они хотя бы какую-то бумажку подписывали — на Egov.kz есть ЭЦП. Если через телеграм-бота или через сайт Enbek.kz, то, как я понял, там такой формы не было. Соответственно, какой спрос с людей в этой ситуации? К тому же я с трудом представляю себе — придет завтра служба экономических расследований к человеку… У них такие проблемы из-за этих несчастных денег, им придется бегать и доказывать, что именно этот человек подал на выплату через телеграм. Плохо представляю себе, как это можно доказать», — рассуждает адвокат.

«Первой реакцией стал смех»

«Подала [в телеграме], потому что были задержки по зарплате, и меня сбила [с толку] фраза "работники малого и среднего бизнеса, деятельность которых приостановлена из-за карантина". Да и просто [хотелось] посмотреть, как это все работает в телеграме, как в игре — от любопытства. Потом — бац! — ваша заявка прошла», — рассказывает «Медиазоне» жительница Шахтинска, попросившая называть ее Ажар. Ажар работает учителем английского языка в частной школе. По ее словам, трудовой договор с ней администрация не расторгла, но с начала ЧП ей не выплачивали зарплату, поэтому она задумалась о получении помощи.

Дизайнер Гарик из Алматы говорит, что подал заявку на социальную помощь из-за задержки зарплаты и неспособности работодателей четко ответить на вопрос о перспективах компании.

«У меня такие довольно дружеские, доверительные отношения с моими директорами. Но мне внятно ничего не сказали. Я перешел на удаленку — я работал дома, наверное, недельку. Вся моя работа заключалась в оповещении клиентов о том, что мы не работаем, офис закрыт, а сроки отодвигаются все дальше и дальше. Потом мне просто сказали: все, мы окончательно закрыты. С тех пор я ничем не занимался. Прошло, наверное, недельки две, как я тусовался дома, и встал вопрос о том, будут ли мне платить зарплату, — вспоминает Гарик. — Мне мама подсказала — вот, деньги дают всем, кто не работает. А я же не работаю на данный момент! И я подал на эти 42 500. Я не знал, какие должны быть критерии — должны ли меня официально отстранить от работы на период карантина, разорвать со мной договор. Поэтому я пальцем в небо тыкнул и подал».

27-летняя жительница Уральска Малика признается «Медиазоне», что, хотя она и не потеряла работу, но подала заявку из любопытства.

«Я была уверена, что, даже если подам заявку на соцвыплату, мне откажут. Но три дня назад мой коллега рассказал мне, что у него получилось взять эти деньги. Я решила проверить, выплатят ли мне, и заполнила анкету в телеграме», — говорит она.

На следующий день, 14 апреля, на счет Малики поступили деньги. В тот же день, вспоминает она, в инстаграме начали появляться посты, авторы которых грозили получателям неположенных пособий штрафами, общественными работами и ограничением свободы. «Все выглядит очень серьезно, в инстаграме почти каждый пост об этом. Я решила вернуть деньги», — рассказывает Малика.

Скриншот: возврат социальной помощи через личный кабинет банка

Полученные деньги, уверяет девушка, она собиралась перечислить в благотворительный фонд — была уверена, что многие люди не получат помощи, и невостребованные деньги в итоге «окажутся в карманах "агашек"».

«Первой реакцией стал смех. Они нам платят 42 500, а штрафовать собрались на тысячу МРП (2 778 000 тенге, 6 500 долларов — МЗ). Потом я начала переживать, что меня могут уволить с работы, и решила быстро вернуть», — добавляет Малика.

Вернуть деньги почли за благо и другие собеседники «Медиазоны».

«[Решила вернуть], потому что поняла, что все похоже на трюк — сначала сказать, что деньги могут получить не все, но очень многие, а потом с каждым днем [вводить] все новые и новые изменения, плюс новости про статью о мошенничестве», — объясняет Ажар.

Дизайнер Гарик рассказывает, что вернуть пособие ему сначала посоветовала коллега по работе.

«Но, конечно, я такой информации с первого раза верить не буду, мне нужно из нескольких источников об этом почитать. Я почитал, что уголовная статья за мошенничество — глупости какие-то, которые никак не относятся к социальной помощи от государства... Но при этом жути навели! Писали там страшные вещи какие-то, чтобы максимально страшно было: тебе это не надо, лучше верни, перебзди. Миллион человек из комментариев [в инстаграме], которые вообще не понимают, отдавать им эти деньги обратно государству или нет… А я решил перестраховаться. Зашел в приложение [банка] Kaspi, посмотрел в интернете, как это делается и вернул, — говорит он. — Хотя какая на фиг может быть уголовная ответственность, если я просто пребывал в неопределенности — работаю я или не работаю? По факту я не знал, будет ли у меня зарплата в этом месяце».

«И не переспрашивайте»

О количестве поступивших заявок и начисленных выплат на своей странице в фейсбуке регулярно отчитывается вице-министр труда и соцзащиты Нариман Мукушев. 17 апреля озвученное президентом число в три миллиона получателей помощи было превышено уже на четыреста тысяч человек, а на странице Мукушева появился пост об ответственности за присвоение неположенных 42 500 тенге. По словам вице-министра, «претензии» будут предъявлять только тем, кто обратился за помощью, не потеряв доход.

«Если вы оплатили ЕСП, так как зарабатывали, но не платили налогов и отчислений, и потеряв заработок из-за ЧП, получили 42 500, то все ок. С нашей стороны никаких вопросов не будет», — заверил Мукушев.

В комментариях недоверчивые казахстанцы задают вице-министру много вопросов, которые начинаются со слов «а если?», называют его «временным администратором наших денег» и предлагают переименовать Министерство труда и социальной защиты в «министерство нападения». В пятницу телефоны ведомства были недоступны, а на сообщения «Медиазоны» Нариман Мукушев не ответил.

Ночью 18 апреля министр труда Биржан Нурымбетов написал на своей странице в фейсбуке, что у его ведомства нет полномочий привлекать людей к уголовной ответственности. Право на социальную выплату в связи с потерей дохода, добавил министр капслоком, имеют работники, которых «ОТПРАВИЛИ В ОТПУСК БЕЗ СОХРАНЕНИЯ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ»: «Так написано и в приказе (в Правилах) с первого дня, и никогда не менялось!».

По словам Нурымбетова, потребовать возврата средств может только Государственный фонд социального страхования, который и выделяет деньги на выплаты.

«Минтруда НЕ БУДЕТ инициировать проведение каких-либо проверок в отношении лиц, получивших 42 500 тенге (ИП, ЧП, ГПХ, плательщики ЕСП, "декретницы" и другие). И не переспрашивайте — никого, кроме вышеуказанных наемных работников и работодателей, проверять не будем», — заверил министр.

Адвокат Джохар Утебеков сказал «Медиазоне», что де-юре Минтруда имеет право инициировать проверку, но ведомство не должно «подменять собой силовиков». По словам защитника, проверять обоснованность получения выплат могут Генеральная прокуратура, Служба экономических расследований, Министерство финансов и Министерство внутренних дел. «Раздавать такие угрозы в условиях пандемии и финансового бедствия населения надо крайне осторожно. И после обязательных предварительных консультаций с силовыми органами. Это не его епархия, не ему решать, что да как. <…> Я думаю, что поступили они, конечно, неправильно», — считает адвокат.

Утебеков уверен, что уголовных дел за незаконное получение социальной помощи не будет. «Я с огромной уверенностью могу предсказать, что никого за эту сумму к уголовной ответственности привлекать не будут вообще», — говорит защитник.

«Вот была уже ситуация с АСП, — рассуждает он, — когда был пожар в Астане, потом начались бунты многодетных матерей — на этом фоне резко были увеличены как АСП, так и количество людей, которым она выдается. Власти <...> потом пришли к пониманию, что в ситуациях, когда АСП получили люди, которые имеют коттеджи и внедорожники, все-таки правильнее действовать путем привлечения их к гражданско-правовой ответственности. И Министерство труда разработало целый порядок: сначала такому получателю АСП отправляют уведомление о необходимости добровольного возврата денег, что-то вроде досудебной претензии. Только после этого, если он не исполнил, то на него подавали иск в суд. Я думаю, что в данном случае властям было бы правильнее поступить подобным образом. И, наверное, только после того, как уляжется пыль и будет как минимум завершен режим чрезвычайного положения».

На своей странице в фейсбуке адвокат Утебеков предложил казахстанцам рассказать о своих проблемах с пособием; на момент публикации текста под его постом была почти тысяча комментариев.

«Я человек небогатый, но мои доходы, наверное, выше, чем у среднего населения. Меня шокировало, какое огромное количество людей реально нуждается в этой помощи. Поэтому мне не нравится позиция нефтяного государства, которое угрожает из-за такой суммы, особенно в условиях хаоса и неразберихи, которое государство само и создало», — говорит юрист.

Ещё 25 статей