«Ну умер человек и умер». Между Казахстаном и Туркменистаном застряли десятки дальнобойщиков; один водитель скончался
Дария Женисхан
«Ну умер человек и умер». Между Казахстаном и Туркменистаном застряли десятки дальнобойщиков; один водитель скончался
3 апреля 2020, 12:28
4 528

Установка блокпостов на трассах Актау-Жанаозен и Жанаозен-Кендирли-Туркменистан. Фото: Центр общественных коммуникаций Мангистау

На таможенном пункте «Темир-баба» на границе Казахстана и Туркменистана застряли около ста фур с водителями. Российские и белорусские дальнобойщики не могут доставить грузы по назначению из-за закрытия границы Туркменистана на карантин. Один из водителей скончался. Его тело сейчас пытаются доставить на родину в Беларусь.

Смерть на посту

Тело мертвого белорусского дальнобойщика везут в гробу на крыше Toyota Sienna из солончаковой пустыни в Мангистауской области Казахстана в сторону российской Самары.

Об этом «Медиазоне» рассказывает по телефону стоящий на блокпосту у Жанаозена коллега покойного — дальнобойщик Александр, мимо которого движется колонна полицейских автомобилей, сопровождающих машину с гробом. Александр выехал с таможенного пункта «Темир-баба» на границе Казахстана и Туркменистана в четверг после обеда.

«Я зашел [на таможенный пост] последней партией, после нас всех остановили — кого-то развернули назад, кого-то оставили на нейтралке. Потом я слышал, что на нейтралке тоже беда — там ведь ни условий, ничего. Там сейчас вот немного хоть сделали, а так… Пустыня кругом, да и все», — говорит он.

Первое сообщение о смерти белорусского дальнобойщика появилось 30 марта — сайт Turkmen.news опубликовал новость о 79 грузовых автомобилях с белорусскими и российскими номерами, к тому моменту уже десять дней как застрявших на пункте «Темир-баба» из-за закрытия границы туркменской стороной.

По соцсетям разошелся обрезанный скриншот сообщения в вайбере, которое цитировалось в новости Turkmen.news. Анонимный автор писал о смерти одного из водителей. Сотрудники таможенного пункта на звонки долго не отвечали.

Только 1 апреля работник «Темир-бабы» подтвердил «Медиазоне» смерть водителя из Беларуси, а в отделении полиции Каракиянского района сообщили его имя и дату рождения.

Андрей Разумович умер 26 марта — за четыре дня до своего пятидесятилетия. Полицейский добавил, что результатов судмедэкспертизы еще нет, но «факт криминальной смерти не установлен».

«Туркмения запретила коронавирус»

Водители большегрузов в районе «Темир-бабы» не могут выйти на связь — по словам проезжавшего таможенный пункт 21 марта дальнобойщика Дмитрия, в пустыне нет сигнала сети.

«Там стоят двое моих знакомых. Не отвечают, связи там нет. Там ни GPS, ни соцсети никакие не работают. Жопа там происходит. Стоишь среди степи и ждешь непонятно чего», — добавил Дмитрий.

По его словам, Туркменистан ограничил движение через границу с середины марта: независимо от пункта назначения водителям прибывающих в страну фур либо разрешали доехать до порта Туркменбаши, либо обещали разгрузку на границе.

Что через границу с Туркменистаном не пропускают машины, «Медиазоне» подтвердили и в консульском отделе посольства Беларуси в Казахстане.

«Все правильно консул сказал — Туркмения запретила коронавирус. На границе берут анализы, результат приходит через пару дней. От этого и колейки такие собираются. От границы до выгрузки ведут группами под конвоем. Пока группа не соберется, [не поедем] — из-за одной-двух машин конвой вызывать не будут. Поэтому и после оформления опять стоять. Магазины по дороге все закрыты, на заправки не пускают, только если уже совсем нет солярки», — рассказал Дмитрий.

Официально ноту «Об ограничении въезда и транзита грузового транспорта» МИД Туркменистана разослал 31 марта, но проблемы на границе у дальнобойщиков начались раньше. Водитель Александр проезжал через «Темир-бабу» 22 марта.

«Я заехал в Туркменистан 22 числа до города Туркменбаши. Стоял там [в порту] десять дней, пока прицепы перезагружали в Ашхабаде. Потом нас под конвоем собирали по 11 человек. Кого-то раньше, кого-то позже. Так стояло нас там человек около 20 в порту Туркменбаши», — вспоминает он.

На обратном пути на «Темир-бабе» Александр простоял относительно недолго, двое суток — во второй половине дня в четверг, 2 апреля, он выехал из Туркменистана.

О количестве водителей, застрявших на таможенном пункте, «Медиазоне» рассказал один из работников поста, попросивший об анонимности. По его словам, непосредственно на территории пункта находятся 29 машин: их груз уже оформлен, они ждут разрешения на въезд для передачи груза туркменистанским водителям. Еще 63 машины стоят в очереди за территорией.

«Кому-то пригнали кран, немецкие трактора перегружают на туркменские тягачи. И туркменские машины сами заезжают [в Туркменистан] на выгрузку. Кто-то просто стоит и ждет въезда туда, кого-то вернули обратно. Кто как — как чья фирма договорится», — поясняет Александр.

По Казахстану под конвоем

В середине марта дальнобойщикам приходилось стоять посреди пустыни как минимум два дня, пока медики делали тесты на коронавирус. По словам Александра, въезд разрешали только после отрицательного результата. Анализы проводил Туркменистан — на таможенном пункте находятся четверо туркменистанских врачей и один медик из Казахстана, но он только измеряет водителям температуру тепловизором.

«[На "Темир-бабе"] нет ни-че-го. Ну как — туалеты построили, деревянные такие, обыкновенные. За едой ездить за 200 километров. Даже в порту Туркменбаши душ есть, но вода холодная. Туалет [в порту] цивилизованный, да. Но выходить в город нельзя, везде сеткой огорожено, милиция сторожила нас. Хорошо хоть магазинчик есть, но все в тройном размере по цене», — рассказывает Александр.

От «Темир-бабы» до казахстанского Жанаозена он доехал без конвоя. Там его остановили перед блокпостом. «Опять нас всех вызвали, померили температуру, записали. Уже собрали машин около десятка. Сказали, что сейчас приедет конвой и проведет до следующего блокпоста — до какого, пока неизвестно. Договариваемся сейчас заехать в магазин какой-нибудь, но не знаю, пока еще тоже неизвестно. Стоит спецслужба их [казахстанская], стоит СОБР с автоматами. Больше ничего интересного не происходит. По-тихому будем выбираться домой, в Беларусь», — говорил водитель в четверг.

О смерти Разумовича Александру рассказали его знакомые, когда он стоял в порту Туркменбаши.

«Я слышал, что он в футбол играл и ему плохо стало. Он сел в машину, ну и все потом. Водители увидели, что он сидит за рулем весь желтый. Ближе уже никто не подходил, вызвали милицию и скорую, они уже его забрали. Он не пьяный был, ничего. Просто пошел в машине посидеть, наутро начали стучать — не отвечает. Вызвали милицию, они вскрыли двери. Приехала скорая, сделала дезинфекцию. У него болезнь сердца была, сказали так. Ну и все», — сказал Александр.

Вопрос закрыт, груз выслан

Мангистаускую область Казахстана закрыли на карантин вечером 1 апреля — через четыре для после того, как в регионе обнаружили первого и пока единственного зараженного коронавирусом. В Минской области, где находится родной город Андрея Разумовича Жодино, карантина нет — как, впрочем, и по всей Беларуси. Президент Александр Лукашенко считает изоляцию в «тухлых квартирах» вредной и предлагает гражданам почаще выходить на улицу и дышать свежим воздухом.

Вечером в четверг, 2 апреля, Toyota Sienna с телом Разумовича проехала Жанаозен. Расстояние до Жодино — три с половиной тысячи километров.

Затем, обогнув Уральск, машина должна пересечь российскую границу и оказаться в Самарской области. Далее по трассе через Москву гроб доставят к западной границе России.

При этом границы России с 30 марта закрыты как на востоке, так и на западе, разрешены только коммерческие перевозки.

Умерший водитель работал на компанию «Белтрансэкс». Ее сотрудник рассказал «Медиазоне», что на границе с Туркменистаном сейчас остаются 11 их машин: две с оформленным грузом — на территории таможенного поста, и еще девять за его пределами. По словам менеджера «Белтрансэкса», перевозкой тела Разумовича и «вопросом в целом» сейчас занимается страховая компания, но не уточнил, какая.

В консульском отделе посольства Беларуси «Медиазоне» подтвердили факт смерти дальнобойщика, но добавили, что не понимают, зачем об этом писать. «Ну умер человек и умер. По естественным причинам. Не владеем никакой другой информацией, до свидания», — попрощался консул Игорь Иванов.

В посольстве Беларуси в Казахстане условия, в которых находятся застрявшие на границе водители, назвали «не самыми лучшими», но на вопрос, какие действия предпринимаются, чтобы помочь им, устало ответили, что «не обладают информацией».

В консульстве России в Уральске сказали, что никакой информацией не располагают. Консульский отдел посольства России в Астане был недоступен, а телефон для экстренных вызовов — отключен.

В Ассоциации международных автомобильных перевозчиков корреспонденту «Медиазоны» предложили подождать официального сообщения белорусского посольства. Сообщение опубликовали в четверг вечером, в нем посольство Беларуси в Казахстане подтвердило «скопление» грузовых машин на таможенном пункте.

На вопрос о том, будут ли дальнобойщики и дальше неделями стоять в степи возле «Темир-бабы», консул Иванов ответил уклончиво: «Вы же сами видите, что ситуация меняется каждый час».

2 апреля в 19:30 он сообщил «Медиазоне», что «вопрос уже закрыт и груз выслан». Грузом он назвал тело Андрея Разумовича.

Ещё 25 статей