Дело Асии Тулесовой. День пятый
Дело Асии Тулесовой. День пятый
7 августа 2020, 13:44
1 520

Асия Тулесова. Фото: Тимур Нусимбеков / adamdar.ca

В суде №2 Медеуского района в Алматы продолжается рассмотрение дела активистки Асии Тулесовой. Ее задержали на митинге 6 июня, где она ударила одного из полицейских по фуражке. Активистку обвиняют в оскорблении представителя власти (статья 378 УК РК) и применении насилия в отношении полицейского (статья 380 УК РК).

В качестве потерпевших выступают шесть сотрудников полиции — к пятому заседанию стороны успели допросить только четверых. Защитники активистки обращают внимание суда на то, что показания потерпевших в суде отличаются от их показаний на следствии.

Читать в хронологическом порядке
13:12

На прошлом заседании, состоявшемся 6 августа, допросили полицейских Ерната Сабалакова и Мейиржана Турганбека. По словам Сабалакова, Тулесова и его ударила по фуражке — но активистке вменяют только оскорбление этого полицейского. Он утверждает, что увидел, как Тулесова «нанесла беспорядочные удары» и сбила фуражку Темирханова. По словам полицейского, он и еще двое его коллег Талдыбаев и Тулегенов попытались «предотвратить ее незаконные действия».

Полицейский Мейиржан Турганбек давал показания в суде на казахском с переводчиком. В суде Турганбек рассказывает, что не слышал, чтобы Тулесова оскорбляла кого-то на митинге, и не видел, как она наносила удары Темирханову. Адвокаты заметили различия в показаниях Турганбека в суде и в протоколе допроса, которые он объяснил тем, что следователь записал его слова «по своему».

Адвокаты уверены, что Турганбеку подсказывали во время допроса и снова заявили отвод судье Шакирову, который «не сделал ему замечание». Судья Махарадзе в отводе отказала.

13:56

В начале заседания судья Такен Шакиров предупредил участников процесса, в том числе журналистов, что запрещена видео-трансляция суда.

Обвиняемая Асия Тулесова заявила ходатайство о разрешении вести прямую видео-трансляцию, делать фото, видео и скриншоты. Активистка говорит, что это обеспечит объективность процесса.

Адвокаты Назерке Ризабекова, Жанар Джандосова, Алимжан Оралбай поддерживают ходатайство. Прокурор Ерлан Куланбаев оставляет на рассмотрение суда, а потерпевшие возражают. Полицейский Тлек Тулегенов говорит, что «категорически против» именно прямой видео-трансляции.

Судья Шакиров удовлетворил ходатайство частично — разрешил снимать видео и делать фотографии заседания.

На прошлом заседании защита также просила суд разрешить видео-трансляцию, снимать фото и записывать видео, но судья Шакиров разрешил только делать скриншоты с заседания в зуме.

14:08

Адвокат Джандосова спрашивает у судьи, получил ли он обращение уполномоченного по правам человека Эльвиры Азимовой. Судья Шакиров отвечает, что получил, и начинает читать его вслух.

В обращении говорится, что делу Тулесовой необходимо «обеспечить справедливое, гуманное и открытое рассмотрение, в соответствии с законодательством Казахстана и обратить внимание на альтернативные меры наказания, не связанные с лишением свободы».

14:16

К заседанию присоединяется переводчица Магия Жаманкулова — она будет переводить показания потерпевшего Мейиржана Турганбека. Продолжается допрос полицейского.

Адвокат Оралбай первым начинает задавать вопросы потерпевшему.

— В показаниях вы пояснили, что вы оказывали содействие своим коллегам. Каким коллегам вы оказывали содействие? — спрашивает адвокат.

— Тулегенову и Темирханову, других не помню, — говорит полицейский.

— Как вы можете объяснить, что рядом с Тулесовой ни Тулегенова, ни Темирханова не было? Кому вы тогда оказывали содействие?

— Я в начале видел, как Темирханов и Тулегенов сопровождали Тулесову. И, так как я недавно устроился на работу, многих сотрудников полиции я не знаю, не знаком, я говорю о своих двух коллегах, которых знаю.

Адвокат просит потерпевшего не выключать свой звук при допросе, но он говорит, что выключает звук, потому что ему плохо слышно.

Вдруг судья говорит, что поступило ходатайство от адвоката Джандосовой, но его зачитают после допроса Турганбека.

14:28

— Какое содействие вы оказывали? Что именно вы делали? — продолжает адвокат Оралбай допрашивать полицейского.

— Я стоял рядом с «газелью ивеко», когда Тулесова поднимала шум и вырвалась из рук Темирханова и Тулегенова. Как вы сами тоже видели на видео, газель была при движении, поэтому я подумал, что она может попасть под машину, поэтому я хватал ее сзади, после этого она меня ударила, — отвечает Турганбек через переводчицу. — Это все, что я помню.

Адвокат снова просит полицейского не выключать звук, на этот раз потерпевший говорит, что это «технически получается». Переводчица просит подождать суд и уходит за наушниками. Она возвращается, извиняется, и процесс продолжается.

Оралбай спрашивает у Турганбека, где вели Тулесову его коллеги полицейские: по тротуару или по проезжей части.

— По видео это видно. Тогда они вели ее по тротуару, — отвечает Турганбек.

— Как Тулесова оказалась на проезжей части? — уточняет адвокат.

— На счет этого я не знаю.

— На прошлом судебном заседании вы говорили, что Тулесова ударила вас у пассажирской двери машины, сейчас вы меняете показания и говорите, что она бьет вас перед машиной, какие показания верны?

— Я вчера сказал, что стоял спереди машины с правой стороны, она меня там ударила. Вчера так же говорил и сегодня говорю.

— Когда и кем были пресечены действия Тулесовой?

— Я не знаю.

Адвокат просит суд зачитать 4 абзац 46-ой страницы второго тома дела из-за «противоречий в показаниях» потерпевшего. Судья Шакиров зачитывает показания, в них Турганбек говорил, что «его коллегами были пресечены ее незаконные действия и она была доставлена коллегами».

Турганбек объясняет разницу в показаниях тем, что его «допрашивала русская следователь, может, она где-то поменяла показания, а в суде, может, переводчик неправильно переводит».

14:38

Допрос потерпевшего Турганбека продолжает адвокат Джохар Утебеков. Он спрашивает его, поддерживает ли тот обвинительный акт. Турганбек отвечает утвердительно.

— Вы согласны с описанием в обвинительном акте, что Тулесова нанесла вам три удара в момент сопровождения в автозак?

Жаманкулова переводит слова полицейского.

— Да, Тулесова ударила меня, и это тоже видно по видео.

— Я не задавал вам вопрос о том, ударяла ли вас Тулесова. Я спрашиваю, нанесла ли Тулесова вам удар в момент сопровождения в автозак для доставления в УП, — продолжает Утебеков.

— Факт, что Тулесова ударила меня, и это видно и по видео, а дальше как составляли протокол мне неизвестно, — слушает слова Турганбека и говорит переводчица.

Адвокат Оралбай обращает внимание на то, что потерпевший Тулегенов отключился от конференции в зуме. Он переподключается и говорит, что у него «технические неполадки».

— Почему у вас вечно проблемы? Потому что вы полицейские что ли? Ни у кого нет проблем... А у потерпевших у нас проблемы постоянно, — возмущается судья.

Утебеков продолжает — он спрашивает, знает ли Турганбек мужчину в сером на видео.

Неизвестный мужчина в сером костюме, кепке, очках и маске слева. Скриншот с онлайн-заседания

Турганбек отвечает, что не помнит и советует адвокату посмотреть видео.

14:41

Утебеков продолжает вопросы про мужчину в сером с видео.

— Потерпевший, тут вроде бы нет сомнений, что это мужчина, или у вас другое мнение?

— Да, мужчина. Я ночью видел, просто сейчас забыл, и говорил только то, что увидел, — сбивчиво переводит Жаманкулова слова Турганбека.

— Можно я вас перебью, адвокат? Потерпевший, вы, когда устраивались на работу, проходили медицинскую комиссию? — говорит судья Шакиров.

Турганбек говорит, что проходил.

— А как вы можете пояснить нам то, что вчера видели, а сегодня уже забыли?

— Я же говорю, что посмотрел ночью после работы... — отвечает на казахском Турганбек.

— Слушайте, это, конечно, ваше право, но вам по-моему надо увольняться из органов внутренних дел, — советует полицейскому судья Шакиров.

14:45

Утебеков спрашивает, почему Турганбек «позволил мужчине в гражданском хватать женщину».

— Они вместе ходили толпой, — отвечает Турганбек.

— Кто они? — уточняет Утебеков.

— Я не знаю, кто они, каждого человека не узнаешь же. Со всех сторон приходили люди, — переводит Жаманкулова слова потерпевшего.

На вопрос, почему Турганбек «не пресек нападение» на Тулесову, Турганбек предполагает, что мужчина в сером «может, просто держал ее за руку, чтобы она не попала под машину». Утебеков посмеивается и говорит, что вопросов больше нет.

14:55

Вопросы полицейскому Турганбеку продолжает задавать адвокат Алимжан Оралбай.

— Вы сказали, что поддерживаете обвинительный акт. Там указывается, что Тулесова ударила вас по фуражке. Так она била вас по фуражке?

Прокурор Ерлан Куланбаев просит уточнить, «в каком месте это указывается». Ему указывают на второй абзац пятой страницы обвинительного акта. Корреспондент «Медиазоны» отмечает, что этот абзац упоминается уже несколько раз.

— [Там], где перечисляются доказательства, да? Ну, это же не само обвинение… — говорит прокурор. — Я все-таки больше возражаю, это вопрос к следователю, так как он составлял обвинительный акт… К нему эти вопросы!

Турганбек вторит прокурору — обвинительный акт составлял не он, а он рассказывает «как все было».

— Так вы поддерживаете обвинительный акт? — повторяет адвокат Оралбай.

— Я подтверждаю и признаю, что она меня ударила, — переводят слова Турганбека.

Адвокат повторяет вопрос еще раз. Турганбек снова говорит, что подтверждает, что его ударила Тулесова.

14:56

— Если вы поддерживаете обвинительный акт, почему вы не можете ответить била ли вас Тулесова по фуражке? — спрашивает адвокат Оралбай.

Прокурор возражает и просит сделать замечание. Он говорит, что такое обвинение не предъявлялось, и что в обвинительном акте имеет место «опечатка следователя».

— Турганбек, ответьте на вопрос адвоката! Тулесова вас по фуражке ударила или задела?! — спрашивает судья.

Турганбек говорит, что не ознакомлен с обвинительным актом.

— Вам задали простой вопрос на счет фуражки! И адвокат, и судья вам задают, ответьте! — настаивает судья Шакиров.

Турганбек отвечает, что Тулесова не била его по фуражке.

Адвокат Оралбай спрашивает, как Турганбек может поддерживать обвинительный акт, если он его не читал.

— Возражаю, потерпевший не говорил, что поддерживает обвинительный акт, — говорит прокурор.

— Прокурор, вы тоже спите что ли? Он сказал же, что поддерживает, — возмущается судья.

15:02

Адвокат Оралбай пытается узнать, почему Турганбек не прочитал обвинительный акт. Турганбек говорит, что его на процессе зачитывал «то ли судья, то ли прокурор». Переводчица Жуманкулова подсказывает полицейскому, что обвинительный акт читает прокурор.

Судья возмущается, что из-за прокурора и потерпевшего все теряют время. Адвокат Оралбай заявляет отвод прокурору Куланбаеву.

— Сейчас прокурор в очередной раз подсказал [потерпевшему], что надо ответить, — утверждает он.

Турганбек говорит, что он отвечал на вопросы самостоятельно.

Адвокат Оралбай мотивирует отвод тем, что прокурор «выражает не беспристрастность» и может быть «заинтересован в этом процессе».

— Обязанность обвинителя — вручить копию обвинительного акта потерпевшим. Я подозреваю, что ни один потерепевший обвинительный акт не получил. Мне кажется, что это могло быть удобно прокурору для выстраивания линии обвинения, здесь могут быть личные или быть может ведомственные интересы, — поддерживает отвод адвокат Утебеков.

Адвокат Ризабекова также поддерживает отвод и говорит, что прокурор «дает показания за свидетелей». Жанар Джандосова и Асия Тулесова поддерживают отвод. Потерпевшие возражают. Сабалаков и Абибулла говорят, что у них есть копии обвинительного акта.

Судья удаляется в совещательную комнату.

15:09

Тулесова спрашивает корреспондента «Медиазоны», интересно ли ему сидеть на заседании пятый день подряд.

— Конечно, — отвечает он.

Поддерживаем коллегу.

Асия Тулесова в СИЗО. Скриншот с онлайн-заседания

15:27

Асия Тулесова в ожидании решения по отводу прокурора говорит, что рассказывать об условиях содержания в СИЗО не будет, потому что у нее после этого «сразу пропадает связь», но читает на казахском одно из двух написанных ей в изоляторе стихотворений.

— О любимый, лето пришло, я его ждала. О любимый, ты пришел.. Не верится. О любимый, почему ты остался? Любишь? О любимый, ты пришел и мне дышится, — переводит она на русский.

Она советует ценить горячую воду — по ее словам, это счастье и большое благо, когда можно просто включить кран и пойдет горячая вода.

15:42

Судья Шакиров вернулся из совещательной комнаты. Он отказывает в отводе прокурора, потому что не нашел для этого оснований. Судья зачитывает мотивировку отвода, относящуюся к отводу судьи и говорит, что ничего из этого «не подходит».

Адвокат Оралбай просит судью разъяснить прокурору, что тот имеет право возражать, просить перефразировать вопрос, но не «вкладывать ответ в уста потерпевших». Прокурор говорит, что просто повторил слова потерпевшего.

Адвокат Алимжан Оралбай ходатайствует о переносе заседания, чтобы Турганбек мог ознакомиться с переведенным на казахский язык текстом обвинительного акта. Судья говорит, что к делу приобщены «талоны и расписки о том, кто что получил» и начинает их искать.

Защитники Утебеков, Ризабекова и Джандосова поддерживают ходатайство Оралбая. Утебеков добавляет, что «вдруг Турганбек, увидев формулировку обвинительного акта, скажет, что он не поддерживает написанное».

15:50

— Может, спросим у потерпевшего, нужен ли ему этот перевод? — предлагает прокурор Куланбаев.

— Обвинительный акт у меня есть, я прочитал его… Мне переводить не надо… — говорит Турганбек.

Судья спрашивает, где его копия обвинительного акта. Турганбек показывает его в камеру.

— А почему вы сказали, что нет [копии]? — спрашивает судья Шакиров.

— Я думал, другой это… — объясняется потерпевший.

Прокурор просит сделать замечание потерпевшему, потому что «он затягивает процесс». Он добавляет, что против переноса заседания. Потерпевшие Темирханов, Сабалаков и Тулегенов тоже против.

— Турганбек, вы получили обвинительный акт? — уточняет судья.

— Получил!

— Перевод вам нужен?

— Нет, не нужен он мне.

— Вы на русском языке хорошо разъясняетесь?

— Я, когда разговор, понимаю, но очень сложно мне… — отвечает Турганбек. Он добавляет, что копию обвинительного акта получил больше месяца назад, ему все понятно, «читать умеет, а разговаривать — сложно». Все это время он разговаривает без помощи переводчика, передает корреспондент «Медиазоны».

Судья отказывает в ходатайстве о переносе заседания.

15:58

Адвокат Оралбай возвращается к допросу потерпевшего.

— В обвинительном акте указано, что вы «пресекали незаконные действия Тулесовой», когда ее хватали. Можете объяснить, какие незаконные действия совершала Тулесова? — спрашивает он Турганбека.

— Тот день был… — начинает полицейский.

В допрос вмешивается потерпевший Сабалаков.

— Разрешите… У Тулегенова телефон отключился, нагрелся сам и отключился. Он мне позвонил и сказал, что телефон нагрелся, сейчас другой телефон возьмет, — говорит он.

Адвокат Утебеков спрашивает его, не могут ли они подключиться к зуму со служебных компьютеров. Сабалаков говорит, что в управлении полиции не во всех кабинетах есть интернет, а сторона защиты настаивает на том, чтобы они сидели в разных комнатах. Потерпевший Тулегенов переподключился и извиняется — у него перегрелся телефон и пропала связь.

— Какие незаконные действия совершала Тулесова, когда вы ее хватали? — повторяет вопрос адвокат Оралбай. — И можно попросить Турганбека не выключать микрофон? Ну что за неуважение к суду и сторонам…

Турганбек говорит, что ему не слышно. Оралбай в третий раз повторяет вопрос.

— Когда мы обеспечивали общественный порядок, я стоял там. В это время гражданка Тулесова кричала, поднимала шум, когда ее сопровождали сотрудники, она вырвалась от них, — отвечает полицейский.

Переводчица устало приложила руку к лицу.

16:03

Адвокат Оралбай продолжает.

— Вы говорили, что содейстовали коллегам. Так вы пресекали ее действия или содействовали коллегам?

Турганбек повторяет то, что он говорил ранее. Адвокат Оралбай просит снова включить видео, чтобы потерпевший показал, где стоят его коллеги.

Кадр из видео, демонстрируемый потерпевшему Турганбеку. Скриншот с онлайн-заседания

— Покажите на видеозаписи, где находится Темирханов, — настаивает адвокат.

— Вы же сами тоже видите, что здесь очень много сотрудников полиции и где именно Темирханов находится я не знаю, — отвечает Турганбек.

— Покажите, где находится Тулегенов, — продолжает адвокат Оралбай.

— Господин адвокат, я здесь тоже не знаю, где находится Тулегенов, потому что здесь много сотрудников, кто-то задом стоит, кто-то — передью.

16:09

— Почему вы ранее сказали, что [Тулегенов и Темирханов] сопровождали ее? — спрашивает адвокат Оралбай.

— Тулегенов и Темирханов сопровождали ее в предыдущем видео, я об этом говорил, — отвечает полицейский Турганбек.

— Вы события знаете из видео? — удивляется адвокат.

— Нет, я участвовал в этом событии, был там…

— [Тогда] почему на мои вопросы вы все время ссылаетесь на видео?

Турганбек говорит, что адвокат задает ему «все время один и тот же вопрос».

— Скажите точное время, когда вы пытались помочь Тулесовой не попасть под машину? — спрашивает адвокат Оралбай.

Тулеген говорит, что это происходило «около 11 часов». Адвокат обращает внимание на то, что в обвинительном акте указано точное время — 10:45. Потерпевший соглашается, на что адвокат спрашивает его, откуда он узнал точное время происходящего.

— Я прочитал обвинительный акт, — отвечает потерпевший Тулеген.

16:15

— Ранее вы сообщили, что пытались помочь Тулесовой не попасть под машину. В показаниях вы сообщили, что оказывали содействие коллегам. В обвинительном акте — что пресекали правонарушение. Так что вы делали, когда хватали Тулесову? — спрашивает адвокат Оралбай.

Турганбек говорит, что «все рассказывал следователю». По его словам, он пытался удержать Тулесову, чтобы она не попала под машину — и в это время «получил удар».

— Вы сообщили в показаниях, что человек в сером — гражданский, и что он был вместе с Тулесовой. Можете пояснить, почему вы так решили?

— Потому что там было очень много народу и никто не мог понимать, кто есть кто, — отвечает полицейский Турганбек. — [Почему решил, что они вместе] не знаю, там было несколько человек и… Не знаю… все шумели, кричали…

— Вы поддерживатее обвинительный акт в той части, что Тулесова сначала нанесла удары Темирханову, а потом вам? — спрашивает адвокат Оралбай.

Потерпевший Турганбек снова отключил звук, на это обратил внимание адвокат Утебеков. Турганбек говорит, что адвокат тоже отключает звук.

— Адвокату вопросы не задают, это не ваши проблемы! — говорит судья Шакиров.

Потерпевший Турганбек извиняется.

— Я не видел когда Темирханова она ударила, в каком месте, — отвечает он. — Когда меня ударила — знаю, а когда Темирханова — не знаю.

Адвокат Оралбай закончил задавать вопросы. Турганбек протирает лоб и глаза от пота.

16:28

К допросу потерпевшего Турганбека приступает мать и защитница Асии Тулесовой — Жанар Джандосова. Она говорит, что медэкспертиза зафиксировала у ее дочери «ссадины на спине, подмышке и грудной клетке» и связывает их появление с тем, что сотрудники полиции ее «грубо толкали». Она спрашивает, было ли на месте происшествия разрешено автомобильное движение.

— В то время Тулесова кричала, поднимала шум и бежала, и, когда я пытался удержать ее, я не успел дотянуться до нее… Он повернулся и ударил меня, а в это время по улице Назарбаева в нижнем направлении машины ездили, ходили, были машины, движение машин было… — сбивчиво переводит Жаманкулова.

Турганбек утверждает, что «не хватал» активистку и говорит, что это запечатлено на видео. По его словам, она «вела себя агрессивно» и поэтому «так поступила». Он добавляет, что Тулесова видела, что он в полицейской форме и не дала ему возможности «разъяснить».

— Вы сказали, что присоединились к Темирханову и Тулегенову, когда они вели ее, но там на видео совсем другие люди — они выше ростом. Вы не могли бы пояснить, куда делись Темирханов и Тулегенов? — спрашивает защитница Джандосова.

Потерпевший Турганбек начинает отвечать. Переводчица говорит, что она запуталась.

— То, что ее вели Темирханов и Тулегенов... То что все находящиеся там в форме люди, все являются сотрудниками полиции и являются моими коллегами... — начинает переводить Жаманкулова и зависает.

16:37

Вопросы потерпевшему Турганбеку задает Асия Тулесова.

— Господин Турганбек, вы сказали, что я вас ударила три раза по правому плечу, это так?

— Конечно, да.

— Больше ударов не было, это так?

— Да.

— Скажите, было ли вам больно?

— Конечно, я почувствовал физическую боль. Но я в то время не говорил об этом, у меня и времени не было, — отвечает полицейский.

Тулесова просит его описать, «насколько ему было больно». Турганбек отвечает, что «сильно болело». Активистка уточняет у него, где он стоял. Он говорит, что уже несколько раз повторял, что стоял «перед машиной автозека», а у какого именно автозака не знает.

— А вы не видели меня, стоящую рядом с вами, возле автозака? Нас буквально разделяло метр или полметра.. Вы должны были видеть меня.

— Я не знаю, но факт то, что вы меня ударили без причины, — утверждает потерпевший Турганбек.

— По какой причине вообще были автозаки на пересечении улиц Абая-Фурманова?

Турганбек говорит, что лучше «спросить у руководства».

— Вы, наверное, видели, как туда сотрудники полиции загружают человека?

Судья просит задавать вопросы по существу.

16:46

Адвокат Оралбай просит повторно допросить Тулесову перед тем, как приступить к допросу четвертого потерпевшего Талдыбаева. Он спрашивает активистку, что она делала перед машиной на видео.

— Перед автозаком я оказалась в результате того, что стала свидетелем незаконных действий сотрудников полиции, так как они задержали пожилого человека и прям несли его, — объясняет девушка. — [Я встала перед автозаком], чтобы попытаться предотвратить такой увоз граждан, чтобы помешать ему уехать, чтобы узнать объяснения от сотрудников полиции, зачем людей увозят.

Адвокат Оралбай замечает, что потерпевшего Абибуллу не видно на видео в зуме.

— Абибулла, Абибулла! — зовет потерпевшего судья Шакиров.

— Здесь я, здесь, — отвечает тот.

— Вы что, спите что ли? — спрашивает судья.

Адвокат Оралбай просит Тулесову уточнить хронологию того дня. Она говорит, что сначала «случились события у автозака, а потом произошел инцидент с Темирхановым». Тулесова говорит, что «сейчас понимает», что мужчина в сером с видео — сотрудник местного акимата Максат Кикимов, и добавляет, что это ее родственник, с которым она виделась на слушаниях по Кок-Жайляу.

16:54

Адвокат Оралбай ходатайствует о просмотре видеозаписи, которую приобщили к делу по просьбе адвоката Ризабековой. По его словам, ее нужно посмотреть, потому что она опровергает показания потерпевшего Турганбека. Потерпевший Сабалаков высказывается против.

— Время потому что надо беречь, — объясняет он.

— Хотелось бы закончить допрос потерпевших, все-таки они постоянно на работе, — поддерживает прокурор.

Судья Шакиров говорит, что сегодня «до конца будем сидеть, пока троих этих не допросим», имея в виду потерпевших Талдыбаева, Тулегенова и Абибуллу.

Секретарь включает видеозапись и почти сразу начинает перематывать. «Там на видео видно, как Тулесова спокойно стоит у автозака сначала и никто ее не трогает», — комментирует корреспондент «Медиазоны».

Видео, приобщенное к делу по ходатайству защиты. Скриншот с онлайн-заседания

— Секретарь, что вы делаете? Мы не видим запись, она у нас дергается… Вы что, перекручиваете что ли? — возмущается адвокат Оралбай.

— Ну зачем нам эта видеозапись полностью?! — спрашивает судья.

— Она показывает, что хронология была нарушена и Тулесову никто не сопровождал! — отвечает Оралбай и просит включить видео с начала.

Адвокаты возмущаются — «запись обвинения мы смотрели с начала». Судья говорит включить видео со второй минуты. Все кричат.

— Да зачем ее полностью смотреть, если она на ютубе есть?! — орет судья.

17:03

Активистка попросила показать видео с начала, потому что она с ним не ознакомлена. Судья все-таки соглашается. Примерно на третьей-четвертой минуте адвокат Оралбай просит перемотать к концу. Судья не понимает, зачем «смотреть все». Секретарь перематывает к концу.

— Да, здесь действительно… — задумчиво начинает судья. На видео Тулесову заводят в автозак.

— Тулесова, скажите, перед газелью, где вы блокировали движение автомашины, вы видели кто рядом с вами находится? — спрашивает адвокат Оралбай.

— У меня было шоковое состояние и мне было очень… Я видела людей и не могу сказать прям точно, я помню, что там женщина была…

— Вы различали полицейских и тех, кто был не одет в полицейскую форму?

— После нападения полиции я перестала различать кто есть кто, потому что была [в состоянии шока].

Адвокат Оралбай закончил задавать вопросы.

17:14

Суд перешел к допросу потерпевшего Таскына Талдыбаева. Он представляется, говорит, что родился 29 июня 1987 года, работает в органах уже почти год. По его словам, раньше он работал преподавателем, а сейчас — инспектором по делам несовершеннолетних в Жетысуском управлении полиции. Он с трудом произносит клятву, но говорит, что ему не нужен переводчик. Переводчица Магия Жаманкулова отключается от конференции.

— Расскажите, пожалуйста, по обстоятельствам дела что вам известно? — начинает допрос прокурор Куланбаев.

— 6 июня я прибыл в УП Жетысуского района… — начинает отвечать Талдыбаев.

Судья Шакиров уточняет, не читает ли он с бумаги и говорит ли своими словами.

— После утреннего развода мы прибыли по расстановке на Абая-Назарбаева, и [я] приступил на охрану общественного порядка… Где-то в пол-одиннадцатого большое было оцепление людей… Потом было шумно… Столпились люди… — сбивчиво отвечает Талдыбаев, делая большие паузы.

Судья просит его снять медицинскую маску. Тот снимает.

— Что делала там Тулесова? Какие действия были с вашей стороны? — спрашивает прокурор.

— С моей стороны ничего не было, я просто видел, что она била Турганбека по голове… Ой, Темирханова по голове… беспорядочно [била], — говорит Талдыбаев. — Еще Сабалакова ударила по фуражке.

По словам потерпевшего, его оскорбили крики Тулесовой о «гадах, мерзких ментах, не достойных носить форму». Прокурор закончил допрос.

17:23

К допросу Талдыбаева приступает адвокат Джохар Утебеков. Он пытается узнать, что сотрудник Жетысуского района делал в Медеуском. Талдыбаев отвечает, что его направило руководство «согласно расстановке». Адвокат уточняет, читал ли Талдыбаев свои показания, записанные следователем Литвиненко.

— Вы вот [следователю] сказали, что вас оскорбило «гад, и ты гад». К вам что-то из этих слов относилось? — спрашивает адвокат Утебеков.

— Все эти слова для меня были оскорбительными! Я ношу форму достойно! — отвечает Талдыбаев.

— Вот Тулесова говорит первое слово «гад», это она к вам обращалась? К вам что относится — «гад» или «и ты гад»?

— «И ты гад», — отвечает Талдыбаев. Он добавляет, что не видел видеозапись. Утебеков просит снова включить видеозапись, предоставленную стороной обвинения и просит найти Талдыбаева на ней себя. Секретарь останавливает видео, судья спрашивает Талдыбаева, где на ролике он.

— Там я стоял, но на видео меня нет! — говорит потерпевший. На видео он в черной медицинской маске. Утебеков утверждает, что «гадом» Тулесова называла не Талдыбаева. Секретарь снова включает видео, на весь зал заседания слышен крик «Мерзкие менты! Мерзкие!».

17:30

Судья Шакиров допытывается у Талдыбаева, где он стоял на видео.

— Там все стояли в форме, поэтому я воспринимаю на себя [оскорбления], — утверждает Талдыбаев.

— Так первое слово «гад» — к кому она обратилась? — спрашивает адвокат Утебеков.

— К сотруднику полиции, [ко] всем.

— Ну, есть слово «гады», а тут единственное число. «И ты гад» — тоже единственное.

— Все эти слова были направлены нам по адресу же, все на нас же…

Утебеков спрашивает его, слышал ли он как Темирханов во время допроса сказал, что слово «гад» относилось именно к нему. «Может и так», соглашается Талдыбаев.

— Я пытаюсь понять, к кому была обращена фраза «и ты гад», — говорит адвокат.

— Ну, мне показалось, что на меня, — поделился потерпевший Талдыбаев. — Смотрела именно на меня.

Утебеков спрашивает его, почему он пропадает со всех видео, приобщенных к делу. Талдыбаев говорит, что не знает и что «просто ходил, никого не задерживал». Адвокат уточняет, оскорбительно ли для него слово «менты».

— Ну да, «мерзкие менты» — это оскорбительно, потом не достоин носить форму… А я достойно ношу форму! — говорит полицейский Талдыбаев.

— Чем вас оскорбляет слово менты? — уточняет Утебеков.

— Это мое мнение.

17:36

Потерпевший Талдыбаев, отвечая на вопросы адвоката Джохара Утебекова, говорит, что по фуражке Тулесова его не била, а обвинительный акт он полностью поддерживает. То, что в нем написано будто Тулесова ударила его по фуражке, он называет «опечаткой следователя».

— Можете подробнее описать, что дальше произошло после того, как вас Тулесова оскорбила, — попросил адвокат.

— Ее задержали, повели в автозак.

— Кто повел?

— Темирханов и То... То... Ту… Кто повел?… И Тулегенов, — вспоминает полицейский.

— Куда Тулесова попала своим вторым ударом левой руки по Темирханову?

— Била по голове… а фуражка там была же… — отвечает Талдыбаев. — Она ростом повыше, била по голове, там видно же на видео, куда она била — по голове…

— Ей вменяется, что она нанесла три удара Темирханову, вы [третий] видели?

— Не видел, — говорит Талдыбаев.

Судья Шакиров, по просьбе адвоката, читает Талдыбаеву его же показания. Утебеков спрашивает потерпевшего, почему его показания на следствии и на суде различаются.

— Просто сейчас понял, что все так было… Два месяца прошло же… Не читал все это время обвинительный акт, — отвечает он.

17:41

Допрашивать Талдыбаева начинает адвокат Алимжан Оралбай. Потерпевший говорит, что не помнит, где стоял полицейский Сабалаков.

— Когда Тулесову Темирханов взял под руки, что делали вы? Вы пытались ее задержать? — спрашивает адвокат.

— Не пытался.

— Правильно понимаю, что вы не сдвинулись с места?

— Не помню.

— Когда к Тулесовой подошел Сабалаков, где вы были?

— Там стоял я, — неопределенно говорит Талдыбаев. Оралбай просит его говорить точнее.

— На месте, где стоял, там стоял я, — говорит Талдыбаев.

17:48

— А как же вы утверждаете, что Тулесова сказала «гад» и посмотрела на вас? — продолжает адвокат Оралбай.

— Я посмотрел на нее.

— Так на видео видно, что Тулесова сделала как минимум три шага вперед…

— Когда я стоял, они на меня ехали же.

— Кто ехал? — переспрашивает адвокат.

— Шли, шли, шли, шли, — поправляет себя Талдыбаев.

— Кто шли? — уточняет адвокат.

— Тулесова и сотрудники наши.

— Тулесова шла на вас? На видео этого не видно. Вы можете пояснить?

— На видео же нет меня…

— На видео Тулесова сделала три-четыре шага вперед. Вы говорите, что остались сзади, как вы могли остаться перед ней?

Талдыбаев говорит, что не знает — «может, сделал шаг влево, шаг вправо». Адвокат спрашивает его, почему он меняет показания. Талдыбаев с ним не согласен и говорит, что «ничего не понял» и «ничего не менял». Судья повторяет вопрос и спрашивает, где он был в тот момент, когда Тулесову вели к автозаку. Талдыбаев оправдывается — он «примерно говорит свои мысли». Судья Шакиров открывает показания Талдыбаева и зачитывает их вслух.

— ...после чего Тулесова была сопровождена до автозака, — заканчивает Шакиров.

— Если вы не видели и не знаете, что было дальше с Тулесовой, зачем вы дали такие показания? — спрашивает адвокат Оралбай. — Когда уводили Тулесову, она убегала от Темирханова и Тулегенова?

— Нет, нет, нет, не помню... — говорит Талдыбаев и трет глаза.

17:54

Талдыбаев говорит, что не знает, куда посадали Тулесову, «наверное, в автозак». Точно он сказать не может, потому что «все машины одинаковые». Адвокат Оралбай утверждает, что слышал, как Талдыбаеву только что подсказали. Утебеков обращает внимание на то, что на видео в зуме нет Абибуллы и Сабалакова. Сабалаков показывается почти сразу, но демонстрирует в камеру только свое лицо на весь экран — непонятно, где он находится. Судья зовет потерпевшего Абибуллу. Тот появляется, а Талдыбаев показывает пустой зал вокруг себя.

Допрос продолжается — полицейский Талдыбаев говорит, что не знает, зачем к Тулесовой подходил Сабалаков. Потерпевший Абибулла опять пропал с видео, а Сабалаков не показывает, что вокруг него.

— Я че теперь, буду отчитываться? Что мне показывать? Лицо или нос… — спрашивает Сабалаков.

17:57

— Вы видели как Турганбеку наносились удары? — спрашивает адвокат Оралбай.

Талдыбаев говорит, что не видел.

— Вы все время стояли рядом с Темирхановым?

— Когда бил, я там стоял… Била, и я там стоял, — повторяет потерпевший.

— До этого где вы находились? — уточняет адвокат.

— Там, — отказывается уточнять Талдыбаев.

— Какое-то это непонятное определение…

— Там, на месте, — по-своему уточняет полицейский.

— Там же, где и на видео?

— Да, может, пару шагов сделал, не помню я…

— Сабалаков все время стоял рядом с вами?

— Не помню, — повторяет Талдыбаев.

18:00

Допрос Талдыбаева продолжает адвокат Назерке Ризабекова.

— Вы видели Турганбека, когда Тулесова произносила «гад, и ты гад, мерзкие менты»? — спрашивает он.

Талдыбаев говорит, что не видел. Адвокат просит суд огласить показания Талдыбаева следователю.

— «Не останавливаясь на достигнутом, Тулесова стала оскорблять меня, Сабалакова, Тулегенова, Турганбека»… — зачитывает судья.

— Как вы можете объяснить это противоречие? Вы говорите сейчас, что Турганбек там не стоял, — говорит адвокат Ризабекова.

Талдыбаев тоже объясняет разницу в показаниях тем, что «следователь не так написал».

— Каким показаниям доверять? Тем, что сейчас даете? Или тем, что следователю?

— [Тем, что] следователю.

18:04

Адвокат Утебеков задает всего один вопрос Талдыбаеву.

— Я же вас спрашивал, читали ли вы показания у следователя, вы их читали? Если они неверные, зачем подписали?

— Я читал… На счет Турганбека не помню просто… Я читал… — говорит Талдыбаев.

Жанар Джандосова спрашивает, входит ли в обязанности инспектора по делам несовершеннолетних «работа с общественным порядком на митингах».

— Это вопрос начальству.

— Но вас же отвлекают, вы не занимаетесь своими прямыми обязанностями… — продолжает мать Тулесовой.

— Вопрос к начальству, — повторяет Талдыбаев. — Задайте вопрос по существу. Честно, голова болит уже.

Суд снимает вопрос.

18:07

К допросу Талдыбаева приступает Асия Тулесова.

— На видео видно, что я смахиваю кепку с Темирханова, потом иду на камеру в сторону от вас, говорю «гад, и ты гад»… В это время к вам я стою спиной уже, это так?

— Вы меня оскорбили… Сколько шагов вы сделали, я не знаю, — отвечает Талдыбаев.

— Стояла ли я к вам спиной?

— Не помню я.

— Если вы не помните, <…> почему вы думаете, что я вам это сказала?

— Вы на меня смотрели же!

— Так вы же сказали, что не помните.

— Я сказал, что не помню, сколько шагов вы сделали!

— Так вы же сказали, что я была к вам спиной.

— Не помню.

18:12

Тулесова просит еще раз показать видео. Судья бухтит, потому что «это уже шестой раз за сегодня». Секретарь включает видео.

— Видите, у меня глаза направлены в сторону проезжей части, а вы стоите около здания сзади, — говорит Тулесова.

— Вы делали шаги же… Когда «и ты гад» сказали, посмотрели на меня, потом агрессивно говорили «мерзкие гады, форму не носите», — вспоминает полицейский Талдыбаев.

— При каких обстоятельствах я говорю, «вы не достойны носить форму, мерзкие менты»? — спрашивает Тулесова.

— Когда били Темирханова…

— То есть, я била Темирханова и говорила в тот же момент…

— Ааа, нет-нет, когда забирал вас Темирханов! — поправляет себя Талдыбаев. Он добавляет, что не помнит в какой именно момент она говорила про мерзких ментов. Тулесова спрашивает его, когда сотрудники полиции имеют право задерживать людей.

— Вы что мне, экзаменатор?!

Утебеков предполагает, что Сабалаков «специально не показывает лицо», потому что он подсказывает Талдыбаеву.

— Почему они все время мне указывают, что мне надо делать, как сидеть, где я иду… — ворчит Сабалаков.

Судья просит Талдыбаева ответить на вопрос Тулесовой.

18:16

— Когда может хватать полицейский человека за руку? — повторяет вопрос Тулесова.

— Когда человек делает преступление, — отвечает потерпевший Талдыбаев. Он уточняет, что «когда полицейский хватает за руку» — это задержание.

Адвокат Утебеков просит «навести порядок в зале суда», потому что полицейский Сабалаков снова показывает только свое лицо.

— Подальше сделайте свое лицо, — просит судья Шакиров.

— У меня рука болит, я не буду выполнять требование адвокатов, — говорит Сабалаков, но все-таки отодвигает камеру подальше.

— Слышали ли вы, чтобы ваши коллеги предъявляли мне какие-то законные требования, чтобы я проследовала в УП в связи с нарушением порядка? — спрашивает Тулесова потерпевшего Талдыбаева.

— Я не помню, наверное, вам разозлились.. То есть, разъяснили.

Сабалаков хихикает.

18:20

Начался допрос пятого потерпевшего — Тлека Тулегенова. Он представляет, говорит, что 1992-го года рождения, два года работает помощником участкового в Жетысуском УП.

— Заступил на службу по охране общественного порядка… В районе 10:40 произошло скопление лиц, которые пытались пройти через оцепление в сторону памятника Абая… Потом, возле магазина, Тулесова нанесла несколько ударов по Темирханову, мы заметили этот момент и с нашей стороны было бы бездействием, если бы мы не отреагировали, — говорит Тулегенов. Он утверждает, что Тулесова его оскорбила и «все слова» он считает оскорбительными. Рядом с ним в этот момент, по его словам, находились полицейские Сабалаков, Турганбек и Темирханов.

— Вы лично какие-то незаконные действия совершали в отношении нее? — спрашивает прокурор Куланбаев.

— Нет.

— Кто-нибудь еще совершал удары из полицейских?

— Нет.

Прокурор закончил допрос.

18:24

Вопросы задает адвокат Джохар Утебеков. Он, как и предыдущего потерпевшего сотрудника Жетысуского отделения полиции, спрашивает Тулегенова, что тот делал в Медеуском районе. Тулегенов тоже ссылается на «расстановку». Утверждает, что Тулесова по фуражке его не била и что он поддерживает обвинительный акт.

— В протоколе допроса сказано, что Тулесова ударила вас по фуражке, — отмечает адвокат Утебеков.

Тулегенов считает, что это опечатка.

— Вы давали показания у следователя? Читали их прежде чем подписывать?

— Да.

— Согласны с ними?

— Да.

18:29

— Кому конкретно были адресованы слова «гад, и ты гад»? — продолжает допрос полицейского Тлека Тулегенова адвокат Утебеков.

— Я считаю, что нас всех оскорбили, — отвечает тот.

— Первое слово Тулесовой «гад» относится к вам лично?

— Мое мнение — да.

— Как вы можете пояснить, что Темирханов говорил, что это относится к нему?

— За его показания я не отвечаю.

— А «и ты гад» к кому?

— Все эти слова я принял на себя…

— Как вы можете пояснить, что «гад» и «и ты гад» относится к вам всем одновременно?

— Я посчитал это общим.

— Показывала ли она пальцами на кого-то?

— Я видел смуту, суету, но пальцев я не видел, — говорит Тулегенов.

Утебеков просит «в связи с противоречиями» зачитать показания Тулегенова. Судья зачитывает. Тулегенов, Сабалаков и Темирханов пропадают из видео-конференции в зуме одновременно из-за «технических неполадок». Адвокат Оралбай просит отложить заседание.

— Давайте хотя бы его дослушаем, — просит судья.

Тулегенов переподключился — у него перегрелся телефон.

18:33

— Тулегенов, нам каких ваших показаний придерживаться — тех, которые вы дали у следователя или сейчас? — спрашивает адвокат Утебеков.

— Вы спрашивали на кого показывала пальцами…

— Соотвествуют ли ваши показания друг другу? — настаивает адвокат.

— Да, они соответвуют, просто сказано разными словами.

— Что значит в ваших словах «указывала»?

— Поведение, отношение… Общее поведение ее… Она смотрела на нас всех, — утверждает полицейский Тулегенов.

— На всех сразу? — уточняет адвокат.

— Да.

Корреспондент «Медиазоны» передает, что в суде опять включили видео, чтобы найти на нем Тулегенова.

18:36

Присутствующие посмотрели фрагмент видео.

— Отлично. Объясните, пожалуйста, какой частью тела тут Тулесова показывает именно на вас… — просит адвокат Утебеков.

— Это видео не полное, там есть еще ранние моменты… — говорит Тулегенов.

Утебеков просит показать ему видео целиком.

— Мы же все видим, что [на видео] она стоит к вам задом, как вы могли ее увидеть?

— Там есть видео, где мы ведем ее до автотранспорта.

— Мы видим, что она к вам спиной, как она могла на вас указывать? — настаивает адвокат Утебеков.

— Когда я вел ее под руку, она говорила «мерзкие менты, не достойные носить форму». Я уважаю свою работу и считаю, что достоин носить форму… — утверждает полицейский.

Видео включили снова, а адвокаты вылетели из конференции в зуме из-за «технических неполадок».

18:40

Адвокат Оралбай просит отложить заседание. Адвокат Утебеков переподключился, но завис и снова отключился. Судья хочет уточнить момент видео, где «Тулегенова оскорбляют». Алимжан Оралбай снова просит отложить заседание, но судья предлагает Утебекову сесть рядом с Оралбаем — они находятся в одном кабинете. Они так и делают.

Адвокаты Джохар Утебеков и Алимжан Оралбай. Скриншот с онлайн-заседания

Судья Шакиров начинает рассуждать из-за чего так долго идет допрос потерпевших.

— У защиты вот были правильные вопросы.. Вы вот, наверное, научили потерпевших, как надо себя вести, они, наверное, раньше не слышали, что такое правосудие, суд... — пространно предполагает он, ни к кому не обращаясь.

18:43

Судья Шакиров назначает следующее заседание на понедельник, 10 августа, в 11:30. После допроса потерпевших суд перейдет к допросу свидетеля Данияра Молдабекова, журналиста «Vласти».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей