Страшно далекие от народа. Коррупционные скандалы и политические убийства стали визитной карточкой Комитета нацбезопасности Казахстана
Александр Григорянц|Никита Данилин
Страшно далекие от народа. Коррупционные скандалы и политические убийства стали визитной карточкой Комитета нацбезопасности Казахстана

Иллюстрация: Соня Владимирова / Медиазона

Комитет национальной безопасности Казахстана — одно из наиболее щедро финансируемых ведомств в стране. На его содержание выделяются сотни миллиардов тенге ежегодно. Однако как показал январь 2022 года, вливание больших денег не всегда обещает хороший результат — уже полгода как руководство КНБ арестовано по подозрению в попытке захвата власти, а доверие населения к спецслужбе окончательно утрачено. С рассказа об истории Комитета нацбезопасности и его роли в жизни современного Казахстана «Медиазона» начинает серию из пяти текстов про наследниц КГБ СССР в Центральной Азии — спецслужбы постсоветских стран региона.

История

Реформирование КГБ СССР в Казахстане проходило постепенно и не так быстро, как в других центральноазиатских странах. В марте 1990 года тогда еще первый секретарь Центрального Комитета Компартии Казахстана Нурсултан Назарбаев назначил на пост КГБ республики Николая Вдовина — они были знакомы с 1970-х годов, когда оба работали в Караганде. На этой должности Вдовин заменил московского ставленника Виктора Мирошника, занимавшего свой пост с весны 1986 года.

Вдовин продержался на должности чуть больше года и уже в октябре 1991-го его отправили в отставку. Случилось это после того, как он, выступая в Верховном совете республики во время августовского путча, объявил, что будет отдавать высший приоритет приказам из Москвы, нежели распоряжениям казахстанских чиновников.

На место Вдовина был назначен также долго работавший в Карагандинской области Булат Баекенов. Именно при нем в июне 1992 года был принят закон «Об органах национальной безопасности», и уже 13 июля произошло окончательное преобразование КГБ Казахстана в КНБ — этот день до сих пор ежегодно отмечается сотрудниками спецслужбы как профессиональный праздник.

«Главным для нас в те годы было преодоление негативного отношения граждан к КГБ. Из-за чрезмерной закрытости сложилось мнение, что КГБ, а затем КНБ творит что хочет. Закон об органах национальной безопасности подчеркивал, что [комитет] полностью стоит только на защите интересов республики, общества, граждан. Притом особо оговаривалось, что [его сотрудники] никогда не встанут на защиту чьих-либо групповых и личных интересов, а также не будут использоваться в деятельности, функционально им не свойственной и не входящей в их компетенцию», ― рассказывал Баекенов в одном из интервью.

В период реформирования спецслужба лишилась отдела по борьбе с инакомыслием и обзавелась контрразведкой. Также в состав комитета вошли пограничные войска и служба правительственной связи. В следующие восемь лет КНБ столкнется со множеством реорганизаций, изменений структуры, отчуждением и возвращением департаментов, а также сменой пяти руководителей, каждый из которых, так или иначе, был вхож в круг людей, которым доверял Нурсултан Назарбаев.

Несмотря на попытки спецслужб «очиститься» от наследия КГБ и обещаний встать на защиту интересов народа Казахстана, ко второй половине 90-х были продемонстрированы обратные тенденции. По словам политолога, а в прошлом и политика Петра Своика, к тому времени КНБ стал приобретать «второе дно» и частично стал формироваться за счет частных вложений.

«На эти деньги приобреталось оборудование и формировались кадры из определенного круга лиц, которые представляли собой, по сути, частный отряд. Естественно, выполняли они не совсем легальные задания», — рассказывает Своик.

Эксперт утверждает, что с тех пор в ведомстве возникло разделение: была официальная структура комитета нацбезопасности и «не совсем официальные участники с неофициальными задачами». Как считает Своик, оправдывалось это тем, что во время августовского путча именно спецслужбы стояли во главе попытки госпереворота.

Нулевые годы для КНБ также ознаменовались чередой крупных уголовных дел и скандалов: в 2001 году это были «экономические репрессии» бизнесменов, устроенные зятем Назарбаева Рахатом Алиевым, уголовные дела против сторонников ДВК, убийство оппозиционера Алтынбека Сарсенбаева в 2006 году, преследование уже самого Алиева и Мухтара Аблязова в 2007 и 2009 годах. Все это сопровождалось громкими отставками.

После жанаозенских событий 2011 года спецслужба стала усиливать свое влияние, а после терактов в Актобе и Алматы в 2016 году также начала обращать больше внимания на «антитеррористическую деятельность».

В 2016 году КНБ возглавил небезызвестный Карим Масимов. Масимов пробыл на этой должности до января 2022 года, после чего он и несколько его заместителей были арестованы по подозрению в госизмене, попытке захвата власти и превышении полномочий. Также были арестованы начальники трех региональных департаментов за оставление зданий комитета во время январских протестов. После этих арестов президент Токаев объявил о необходимости провести глобальную реорганизацию ведомства.

Руководители

Альнур Мусаев

В мае 1997 года пост главы КНБ занял 43-летний контрразведчик Альнур Мусаев, который в то время уже тесно контактировал с зятем Назарбаева Рахатом Алиевым. Именно с них начинается история формирования КНБ в нынешнем виде — с приходом Мусаева деятельность комитета начала стремительно политизироваться.

К 1997 году в отношениях между кабинетом министров и Назарбаевым возник кризис, связанный с протестом отдельных членов правительства против решения о строительстве столицы в Акмоле и с ухудшающейся экономической обстановкой. Летом того же года, выступая перед парламентом, Мусаев озвучил данные полиции Бельгии о недвижимости, принадлежащей супруге премьер-министра Акежана Кажегельдина, который на тот момент находился с рабочим визитом в Швейцарии. В это же время в подконтрольных Рахату Алиеву СМИ начали появляться статьи с критикой премьера.

Кажегельдин был на пике своей популярности, нередко выступал с критикой Назарбаева и появлялся на телеэкранах даже чаще самого президента. Из-за озвученных обвинений он добровольно ушел в отставку, вместе с ним было распущено и все правительство. В своей книге «Казахстанский путь» Назарбаев объяснял это решение тем, что Кабмин и его глава тормозили процесс разработки стратегии «Казахстан-2030».

Президент Казахстана принял отставку Кажегельдина, но не стал отпускать его далеко от себя и назначил внештатным советником. Однако Кажегельдин перешел в оппозицию и решил участвовать в выборах 1999 года.

Впрочем, ему так и не позволили баллотироваться — сначала выписали незначительный административный штраф, который автоматически снял его с президентской гонки, а затем возбудили против него уголовное дело о превышении власти и служебных полномочий, вымогательстве и получении многомиллионных взяток, неуплате налогов, а также незаконном приобретении, хранении и передаче оружия. В 1999 году бывший премьер был вынужден бежать из страны.

На время выборов 1999 года Назарбаев решил сместить Мусаева и отдать его пост своему ближайшему доверенному лицу Нуртаю Абыкаеву.

Рахат Алиев

В 1999 году в структурах спецслужбы появился зять Назарбаева Рахат Алиев — сначала он был назначен на пост главы департамента КНБ в Алматы, а спустя полгода перешел на должность заместителя председателя комитета. Уже к маю 2001 года Алиев стал первым замом только назначенного на пост главы ведомства Марата Тажина.

Иллюстрация: Соня Владимирова / Медиазона

«Таким образом в комитете аккуратно и красиво разделили обязанности: председатель Тажин вырабатывает концептуальные задачи и проблему, предпринимает меры по информационно-аналитическому обеспечению президента и правительства, а Рахат Алиев "мочит в сортире" всякого рода коррупционеров, наркоторговцев и международных террористов», — описывало события лета 2001 года симпатизировавшее Алиеву издание ASIOPA.

В это время для КНБ начался один из самых политизированных периодов в истории комитета, который ознаменовала «войной компроматов» с крупными предпринимателями и оппозиционерами. Во многом Алиеву помогали принадлежавшие ему и его жене Дариге Назарбаевой медиа: борьба между группировками элит привела к так называемому «политическому кризису» 2001 года.

В сентябре 2001 года аким Павлодарской области Галымжан Жакиянов в интервью телеканалу «Тан» обвинил зятя президента и зампреда КНБ Рахата Алиева в экономических репрессиях. Спустя месяц об этом в парламенте заговорил депутат Толен Тохтасынов. А в ноябре с просьбой оградить их от шантажа спецслужб к президенту обратилось множество казахстанских предпринимателей.

Уже 15 ноября Рахат Алиев подал рапорт об отставке с должности первого зампреда КНБ. Несмотря на общественный резонанс, Назарбаев не стал исключать его из числа своих приближенных и вышел с ним в эфир на телеканале «Хабар», а после назначил заместителем начальника службы своей охраны.

С тех пор Рахат Алиев больше не занимал должностей в силовых структурах, однако оставался на госслужбе, сохранил влияние в СМИ и стал крупным акционером «Нурбанка». Именно с этой финансовой организацией и будет связано его первое уголовное дело — в 2007 году Алиева заподозрили в похищении двух топ-менеджеров банка.

Приговор старшему зятю Назарбаева вынесли заочно, так как на момент начала расследования он был послом в Австрии. Алиев получил 20 лет колонии. Сам бывший замглавы КНБ объяснял произошедшее с ним разногласиями с Назарбаевым и тем, что незадолго до начала уголовного дела он объявил тестю, что намерен баллотироваться в президенты на выборах 2012 года.

Позже бывший силовик и медиамагнат был приговорен еще к 20 годам колонии, но уже по обвинению в создании и руководстве ОПГ, действиях, направленных на насильственный захват власти, разглашении государственных секретов, незаконном хранении и перевозке оружия, а также хищении госсредств в крупном размере. В рамках того же дела бывший глава КНБ и друг Алиева Альнур Мусаев был заочно приговорен к 20 годам колонии.

После того, как в 2011 году были найдены останки тел похищенных топ-менеджеров банка, Казахстан вновь запросил экстрадицию Рахата Алиева из Австрии, но так ее и не добился. Только в 2014 году полиция Вены арестовала казахстанца из-за выдвинутых против него обвинений. Спустя год Алиева нашли повешенным в ванной комнате своей камеры.

Карим Масимов

За почти шесть лет работы Карима Масимова на посту главы КНБ принципы работы ведомства пережили не так много изменений — его сотрудники продолжили защищать интересы представителей казахстанской власти. В эти годы спецслужба все так же негласно присутствовала на всех митингах, преследовала оппозиционеров и оказывала давление на активистов.

«Митинги несогласных разгоняют не потому, что они представляют серьезную угрозу или собираются что-то захватить, а потому что они вызывают раздражение власти. Спецслужбы у нас защищают политиков, а не государство. Сейчас методы стали чуть менее жестокими, чем в 30-х или 70-х годах, это не масштабное давление, но вербовка точно такая же и запугивание точно такое же», — объясняет правозащитник Евгений Жовтис.

Во время январских волнений председателя комитета Карима Масимова арестовали по подозрению в госизмене, попытке захвата власти и превышении полномочий. Вместе с ним под стражу были помещены два его заместителя — Ануар Садыкулов и Даулет Ергожин. Руководители пяти департаментов КНБ также стали фигурантами дел о бездействии на службе.

«КНБ и раньше был замешан в противоречивых делах, но в период руководства Масимова стал выполнять достаточно специфические задачи, которые не отвечали вопросам национальной безопасности и представляли его личные интересы. КНБ активно вмешивался в передел власти в стране. Вероятнее всего, когда Назарбаев стал передавать свои полномочия Токаеву, в том числе и по контролю над силовыми структурами, Масимов понимал, что будет вставать вопрос о его отставке и направил силы спецслужб на провокации и разжигание январских протестов», — предполагает политолог Данияр Ашимбаев.

Уже в марте КНБ обнаружил у Масимова элитную недвижимость, автомобили бизнес-класса, 17 млн долларов наличными и другие «многочисленные предметы роскоши».

На фоне «заговора» в КНБ президент страны Касым-Жомарт Токаев объявил о «кардинальной реорганизации всей системы национальной безопасности». При этом казахстанский политолог Димаш Альжанов считает, что очередная реорганизация вряд ли как-то отразится на самой сущности этой организации.

Правозащитник Евгений Жовтис также придерживается мнения, что реструктуризация не принесет видимых результатов. В пример он приводит десятки уже проходивших за 30 лет независимости страны реформ правоохранительных органов, которые никак на них не отразились.

«Крайне важны независимые СМИ и сильное гражданское общество. Все вместе они ставят спецслужбы под достаточный контроль, чтобы не было масштабного давления против оппонентов действующей власти. А в авторитарном режиме это крайне трудно, так как у нас почти нет независимых СМИ и оппозиции ни в парламенте, ни в местных маслихатах. А кто будет их контролировать? Те же самые и будут, в чьих интересах они работают», — объясняет Жовтис.

Аналогичного мнения придерживается и политолог Данияр Ашимбаев. Он убежден, что сейчас вопрос стоит не в том, как реорганизовать или перестроить КНБ, а в том, как обеспечить контроль за эффективностью деятельности комитета.

По мнению Димаша Альжанова, КНБ — структура необходимая, но без смены политического режима контроль за ней невозможен: «Мы пришли к политическому тупику, у общества нет иных возможностей для политической борьбы или изменений, кроме как через протестные акции. Через них и дальнейшее реформирование мы должны открыть политическую систему, добиться разделения властей и поставить КНБ под сильный парламентский надзор. Общество через своих представителей в парламенте должно следить за деятельностью спецслужб в стране и вообще силовых органов».

Громкие дела

Продажа оружия Северной Корее

В 1999 году выяснилось, что Казахстан продал около 40 советских истребителей МИГ правительству Северной Кореи. Произошедшее вызвало международный скандал. Из-за этого Южная Корея выразила Казахстану протест в связи с незаконными поставками военной техники в КНДР, а госдепартамент США заявил о приостановке финансовой помощи стране до выяснения всех обстоятельств сделки.

Казахстанские власти утверждали, что вовсе не причастны к контрабанде истребителей — вся вина была возложена на советника президента Александра Петренко и начальника Генштаба генерал-лейтенанта Бакытжана Ертаева.

Адвокаты обвиняемых утверждали, что сделка проходила по подписанными Кабмином документам, а маршрут перемещения груза находился под постоянным контролем контрразведки департамента КНБ. Ертаев и Петренко настаивали, что их преследование спровоцировано руководством КНБ для прикрытия высокопоставленных чиновников, получающих прибыль от экспорта оружия.

После произошедшего занимавший в то время пост председателя комитета нацбезопасности Нуртай Абыкаев был отправлен в отставку за недостаточный контроль экспорта оружия. На тот момент он продержался на должности не больше года с сентября 1998-го по август 1999 года. Но спустя 11 лет ему удалось вернуться на пост главы КНБ и проработать на нем вплоть до 2015 года. Это единственный случай в казахстанской истории, когда один и тот же человек мог вернуться на пост председателя комитета.

Убийство оппозиционера

В феврале 2006 года оппозиционный политик и бывший министр информации Алтынбек Сарсенбаев был похищен вместе со своим телохранителем Бауыржаном Байбосыном и водителем Василием Журавлевым. Спустя несколько дней их тела нашли в Талгарском районе Алматинской области.

Следствие посчитало, что заказчиком убийства стал руководитель аппарата сената Ержан Утембаев, а помогал ему в этом полицейский Рустам Ибрагимов. Вместе с ними по делу проходили восемь офицеров спецподразделения «Арыстан» комитета национальной безопасности. Суд приговорил Утембаева к 20 годам колонии, но позже смягчил наказание до 13 лет, из-за чего тот смог выйти по УДО. Ибрагимова же приговорили к смертной казни, но из-за моратория его наказание было заменено на пожизненное заключение. Сотрудники КНБ получили от трех до 14 лет колонии.

Иллюстрация: Соня Владимирова / Медиазона

После того, как стало известно об участии сотрудников КНБ в заказном убийстве, занимавший на тот момент пост главы ведомства Нуртай Дутбаев ушел в отставку.

«Я считаю, что не имею морального права руководить Комитетом Национальной Безопасности, и подал прошение об отставке. Отставка принята. Но я хотел бы сказать, что эти "оборотни", они, конечно же, понесут жесточайшее наказание в соответствии с законом, но, в целом, комитет национальной безопасности, сотрудники комитета национальной безопасности всегда были преданы народу Казахстана, независимой нашей стране, и выполняли свой ратный труд с достоинством и честью», — говорил Дутбаев на брифинге перед журналистами.

Политолог Петр Своик, состоявший в те годы в «Демократическом выборе Казахстана», а после и в партии «Азат», рассказывает, что и сам нередко подвергался давлению спецслужб. За ним велась демонстративная слежка, а также его шантажировали с помощью компрометирующих видео.

«Когда Алтынбек Сарсенбаев был секретарем совета безопасности, он мне рассказал, что на заседании вынесли вопрос о моем устранении. Мне хотели подрезать тормоза на машине, чтобы я слетел по крутой дороге с Медеу, куда ездил каждое воскресенье, но Сарсенбаев выступил резко против. Он сказал, что "если мы начнем убивать наших противников, то потом начнем убивать друг друга". Вскоре после этого его и убили», — вспоминает Своик.

Сам Нуртай Дутбаев также попал под следствие, но уже в 2016 году, после того, как КНБ возглавил Карим Масимов. Дутбаева заподозрили в разглашении государственных секретов и превышении должностных полномочий. В рамках этого дела суд приговорил бывшего главу КНБ к семи годам колонии. Позже срок Дутбаева был увеличен до 12 лет колонии: его осудили за злоупотребление властью, присвоение вверенного имущества и отмывание денег. Несмотря на это уже в 2020 году он вышел из тюрьмы по УДО.

Война силовиков

С 2005 года между КНБ и Агентством по борьбе с экономической и коррупционной преступностью развернулась яростная конкуренция. Все началось с приходом в антикоррупционное ведомство Сарыбая Калмурзаева, которому удалось перестроить структуру — она стала подотчетна лишь президенту и при этом была укомплектована на уровне спецслужб: со своей разведкой, отрядами специального назначения и совершенным техническим оборудованием.

Борьба между силовикам шла за назначение своих людей на высокопоставленные и прибыльные должности в Алматинской области. Из-за этого уголовному преследованию подвергались сотрудники то одного, то другого ведомства. Например, в 2007 году фигурантом одного из уголовных дел оказался племянник Калмурзаева — заместитель начальника Департамента финполиции по Жамбылской области Жаксылык Омирзак. Его заподозрили в вымогательстве взятки.

Конфликт достиг своего пика в ноябре 2009 года, когда сотрудники департамента КНБ по Алматы задержали первого заместителя начальника департамента финансовой полиции города Айдына Жантелеева по подозрению в хранении наркотиков. Финансовая полиция подвергала сомнению законность действий комитета, а представители КНБ выступили с открытой критикой в адрес финпола. Из-за этого расследование было передано в ведение прокуратуры.

Спустя две недели, 2 декабря, уголовное дело против Жантелеева было прекращено за отсутствием состава преступления. После чего уже против самих следователей КНБ были открыты уголовные дела о превышении полномочий. Также под следствие попал один из свидетелей комитетчиков, который дал показания о том, что якобы поставлял Жантелееву наркотики. Его заподозрили в незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотического вещества в крупном размере.

В этот же день Джамиля Джакишева выступила с критикой КНБ из-за слитого на ютуб видео с допросом ее мужа — арестованного главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева, которого комитетчики заподозрили в коррупции. По ее словам, глава КНБ Амангельды Шабдарбаев незадолго до слива сам передавал ей видеозапись и намекал, что эта информация должна быть доведена до самого Нурсултана Назарбаева.

Буквально спустя пять дней после заявления Генеральной прокуратуры о деле Жантелеева и выступления Джамили Джакишевой казахстанский президент освободил Шабдарбаева от должности главы КНБ. Также от работы были отстранены руководители Департамента КНБ в Алматы. Этот раунд наследники КГБ проиграли, но позже смогли вернуть себе доверие главы государства и их ждали долгие годы сытой жизни, тем более в 2014-м Назарбаев упразднил их злейшего конкурента.

Ещё 25 статей