«Нас продали по очень низкой цене». Афганские журналисты бегут из страны, спасаясь от талибов
Дария Женисхан
«Нас продали по очень низкой цене». Афганские журналисты бегут из страны, спасаясь от талибов
2 036

Фото: Rahmat Gul / AP

Афганистан при «Талибане» стал опасным для журналистов местом. За 20 лет с момента падения режима талибов в стране появилась независимая пресса. Теперь медиа разрушены, журналисты либо бежали, либо исчезли. Боевики обещали не ограничивать свободу слова, но сразу взяли под свой контроль радиостанции и крупнейшие телеканалы страны. «Медиазона» разбиралась, что происходит с афганской журналистикой при «Талибане», и поговорила с корреспонденткой кабульской газеты Фатимой Фрамарз, наблюдавшей за приходом талибов к власти из-за границы.

Талибы и журналисты

Афганистан считается одной из самых опасных для журналистов стран, ежегодно попадающей на первые места в списках государств-лидеров по смертям корреспондентов. По подсчетам «Репортеров без границ», за 2020 год в стране были убиты пять сотрудников СМИ — довольно скромный для обычно более жестокой по отношению к журналистам страны показатель. Только в апреле 2018 года в терактах смертников «Исламского государства» погибли десять журналистов. «Репортеры» расценили эту атаку как «наиболее тяжкое посягательство на сотрудников СМИ в Афганистане с момента свержения талибов в 2001 году».

«Талибан», управлявший страной с 1996 по 2001 год, фактически уничтожил институт журналистики в стране — тогда боевики запретили все медиа, кроме «Голоса шариата», транслировавшего исключительно пропагандистские и религиозные программы.

Снова захватив Афганистан в августе 2021 года, талибы пообещали не устраивать репрессий в отношении журналистов. Впрочем, еще 14 августа талибы взяли под контроль крупнейшую радиостанцию Кандагара и переименовали ее в «Голос шариата». Новый «Голос» начал транслировать новости, политическую аналитику и декламацию Корана, и отказался от музыки. Где находятся сотрудники радиостанции и позволили ли им вернуться к работе, неизвестно.

Еще в апреле Human Rights Watch фиксировали поступающие афганским журналистам угрозы. Боевики, по их информации, знали о месте работы, передвижениях местных корреспондентов и их близких. «Заставив критиков замолчать с помощью угроз и насилия, "Талибан" подорвал надежды на сохранение открытого общества в Афганистане», — заключила правозащитница Патриция Госсман.

По словам пресс-секретаря движения Забихуллы Муджахида, СМИ «могут быть полезны» афганскому обществу. Талибы, утверждает New York Times, поменяли стратегию в отношении медиа и соцсетей и намерены использовать их для контроля населения.

«В одном из видео представитель талибов заверил медицинских работников, что они могут сохранить свою работу. В другом боевики сказали сикхам, религиозной группе меньшинства, что они свободны и защищены. В третьем — предложили новую законность в Кабуле. "Талибан" превратил соцсети в мощный инструмент для приручения оппозиции и трансляции своих сообщений. Они используют тысячи аккаунтов Twitter — одни официальные, а другие анонимные — чтобы успокоить народ», — пишет газета. Муджахид активно ведет твиттер.

При этом за несколько недель правления «Талибана» стало известно о давлении на как минимум одну редакцию и одного журналиста. С апреля 2021 года 51 афганистанское медиа прекратило работу. Некоторые издания, как отмечалось, перешли под контроль «Талибана» и стали голосом их движения.

16 августа боевики ворвались в офис ведущего телеканала Афганистана TOLOnews и изъяли у охранников табельное оружие, заверив, что они занимаются обеспечением безопасности редакции. 20 августа стало известно, что на западе Афганистана талибы убили близкого родственника репортера Deutsche Welle и тяжело ранили другого члена его семьи. По информации руководства медиакомпании, они искали журналиста, который успел эвакуироваться в Германию. Его семья, спасаясь от боевиков, бежала из дома.

«Убийство родственника одного из наших сотрудников "Талибаном" показывает, насколько опасно журналистам и их семьям находиться в Афганистане в настоящее время. По всей видимости, "Талибан" целенаправленно ищет журналистов», — сказал генеральный директор DW Петер Лимбург.

Афганская журналистка-беженка в Международном аэропорту имени Бенито Хуареса в Мехико, 25 августа 2021 года. Фото: Marco Ugarte / AP

«Мы потеряли все очень быстро»

«Мы не ожидали, что это произойдет так быстро. Поэтому нас шокировало падение Кабула. Пару месяцев назад все прогнозы говорили о том, что талибы не войдут в большие города, как они обещали, подписывая соглашения с США в 2020 году. Это было абсолютно неожиданно», — рассказывает журналистка газеты Etilaat Roz Фатима Фрамарз.

Фрамарз работала журналистом-расследователем и корреспондентом в Кабуле. Она покинула страну до передачи власти боевикам и уже месяц живет в Бишкеке, куда приехала по программе летней школы ОБСЕ. Фрамарз собиралась вернуться домой 15 августа — в день, когда талибы взяли Кабул без боя, а президент Ашраф Гани сбежал из Афганистана.

«За несколько дней до краха Кабула мы с одним из моих коллег работали над коррупционным кейсом, касающимся процесса выбора молодых представителей в ООН. Но мы не смогли его закончить, потому что Афганистана больше не было. С тех пор мы перестали работать над отчетами о расследованиях, делать анализы, проводить обсуждения и брать интервью. Мы передаем только последние важные новости», — утверждает Фрамарз.

В беседе с «Медиазоной» до передачи боевикам столицы журналистка рассказывала, что с начала 2021 года ее коллеги попали под очень жесткий прессинг — ежедневно, по ее словам, погибали один-два сотрудника медиа.

«Уходя утром из дома, я понятия не имела, вернусь вечером или нет. Каждый день я прощалась с мамой, как в последний раз. Ужасно, когда не знаешь, будешь ли ты жив завтра или нет», — объясняла Фрамарз.

Сейчас журналистка и ее коллеги не верят словам «Талибана» относительно свободы слова и безопасности репортеров. «Талибы не держат обещаний — у них нет такого понятия. Они повторят все те злые и жестокие вещи, что делали в девяностых», — уверена она.

Первое время, по рассказу Фрамарз, она была в ступоре — ее работа изменилась, многие коллеги боялись открыто заниматься журналистикой, а по родному городу ходили вооруженные боевики.

«Я была шокирована, испугана и совершенно не знала, что делать. Потом я поняла — нас продали по очень низкой цене, мы потеряли все очень быстро. Нашу страну передали "Талибану", ничего не оставив для обычных граждан. Тогда я стала помогать афганцам подать заявки на переселение в США и Великобританию», — говорит журналистка.

Полный хаос

22 августа Forbes опубликовал материал с историями афганских журналистов — некоторые из них приняли решение об эвакуации, когда талибы подобрались к столице, немногие остались.

«Я женщина в опасной стране. Если я не могу быть журналистом, я предпочту ничего не делать и просто оставаться дома», — рассказала корреспондентка из Кабула.

Репортеры оценивали ситуацию как небезопасную для журналистов и сотрудников медиа-агентств. «Все знают, кто я. Они ожидают, что "Талибан" поймает меня в любое время», — делился другой журналист.

Один из журналистов, работавших в Афганистане последние шесть лет, рассказал, что чувствует, будто ему разбили сердце. «Я был свидетелем надежды всех этих молодых людей. Мы думали, что впереди светлое будущее и что мы всегда будем иметь поддержку международного сообщества. Нам дали надежду, а потом отняли ее», — сокрушался он.

Фатима Фрамарз согласна с коллегами. По ее словам, то, что сейчас происходит в Афганистане, можно назвать «полным хаосом».

«Кабул, Герат, Кандагар, Мазари-Шариф — вообще все города — полны мужчин со странными лицами и в странной одежде, женщины и молодые пары исчезают с улиц, кафе закрыты, торговые центры немноголюдны, люди приходят покупать только одну вещь — дорожный чемодан», — рассказывает Фрамарз.

Она не собирается возвращаться на родину. Ее семья тоже успешно эвакуировалась из страны.

«Меня никто не ждет. Ни семьи, ни друзей, никого, с кем я могла бы поговорить после возвращения. Почему я должна возвращаться под контроль этой жестокой группировки, когда даже моих близких нет рядом? У меня больше нет дома», — резюмирует Фрамарз.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей