Интеллигент из 90‑х. Как жилось в Кыргызстане при Аскаре Акаеве, и почему его время вспоминают с ностальгией
Айдай Эркебаева
Интеллигент из 90‑х. Как жилось в Кыргызстане при Аскаре Акаеве, и почему его время вспоминают с ностальгией
4 375

Президент Кыргызстана Аскар Акаев во время церемонии присвоения ему звания и вручения диплома «Почетный доктор Дипломатической академии МИД Российской Федерации», 2002 год. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсант

Днем 2 августа в бишкекском аэропорту «Манас» приземлился самолет, на борту которого находился первый президент Кыргызстана Аскар Акаев, бежавший в Россию после революции 2005 года. Акаев правил страной 15 лет, при нем в Кыргызстане были заложены не только основы демократии, свободы слова, политического плюрализма, но и традиции политических преследований и кумовства. При Акаеве прошла болезненная приватизация, росла коррупция, началась масштабная трудовая миграция. Акции против главы государства и его семьи кончались, в том числе, и убийствами протестующих. Однако спустя 16 лет страна встретила Акаева как уважаемого первого президента, интеллигента и большого ученого. Кто же прав — те, кто считает, что место Акаева в тюрьме, или те, кто вспоминает первого президента с благодарностью, — разбиралась Айдай Эркебаева.

Возвращение в калпаке

3 августа 2021 года. Аскар Акаев въезжает в родное село Кызыл-Байрак на белом мерседесе в сопровождении двух черных внедорожников. На нем Ак калпак — бывший президент не снимает национальный головной убор с момента прилета на родину. В калпаке он сидит и во время застолья в его честь, и приветствует родственников, уже начавших выпивать.

Днем ранее, выйдя с допроса в ГКНБ, Акаев поделился некоторыми подробностями своего внезапного возвращения: говорил, как счастлив снова оказаться на родине, отмечал «внимательное» отношение следователей и «теплый» прием со стороны президента Садыра Жапарова. Акаев подтвердил, что приехал помочь в расследовании уголовных дел о коррупции на руднике «Кумтор», который получил спорное иностранное инвестирование именно в его правление.

Кроме того, Акаев отметил, что не держит зла на других президентов Кыргызстана, при которых он не мог вернуться домой.

8 августа в эфире национального телевидения Акаев извинился перед кыргызстанцами за ошибки, допущенные при реализации проекта «Кумтор». По словам бывшего президента, он не доглядел за правительством, которое позволило канадской компании получить полный контроль над рудником, платя мизерные дивиденды и разрушая экологию региона.

Аскара Акаева не было в Кыргызстане 16 лет — в марте 2005 года, в разгар революции, он спешно покинул страну. Тогда оппозиция была возмущена итогами выборов в парламент и фактически захватила южную часть Кыргызстана, после чего митинги захлестнули и столицу. С тех пор Акаев жил в Москве, изредка давая интервью журналистам и строя научную карьеру. В 2006-м его избрали иностранным членом Российском академии наук и пригласили преподавать в Московский государственный университет.

В последующие годы Кыргызстан пережил две насильственные смены власти, погромы на национальной почве и бесчисленные митинги, сменил четырех президентов и десяток редакций Конституции. Из-за непростой истории независимого Кыргызстана в XXI веке Акаев остался в памяти людей как самый мягкий и интеллигентный глава государства, который сделал страну демократической, сумев оградить ее от крупных социальных потрясений. «Медиазона» поговорила с историками и свидетелями эпохи правления первого президента, чтобы разобраться, какую роль сыграл Акаев в развитии страны и какие долгосрочные тенденции заложила его политика.

Голод и нищета

«В 90-х был треш, все начало рушиться. Люди всю жизнь работали где-то, а потом бац — и все заводы обанкротились. Все вчерашние специалисты и ученые пошли в бизнес, все пытались чем-то торговать. Это случилось с миллионами семей. Кто-то уехал, кто-то кардинально сменил сферу деятельности, кто-то опустил руки и спился. Было много трагических историй», — вспоминает начало 1990-х журналист Влад Ушаков.

Доктор экономических наук Асылбек Аюпов, работавший в госкомиссии по экономической реформе при Акаеве, рассказывает, что первый президент Кыргызстана выбрал курс «ускоренного перехода на рыночную экономику». По его словам, советские предприятия, которые в то время приватизировали, были морально и технически устаревшими, новым владельцам не удалось перезапустить производство — в конце концов, все пошло на металлолом.

Аскар Акаев со своим 6-летним сыном Илимом, 1992 год. Фото: Борис Бабанов / РИА Новости

«[Акаев] угробил производство, сельское хозяйство, устроив "шоковую терапию". Это как младенца выбросить в воду: выплывет — будет жить. У нас получилось, что выброшенный в воду младенец утонул. Население наше было не готово и с точки зрения образования, и с точки зрения менталитета. Легче украсть, продать и заниматься незаконными делами. Оттуда пошли наркоторговцы, криминальные авторитеты, строившие свой капитал», — считает Аюпов.

Историк Бакыт Саипбаев добавляет, что приватизация привела к безработице и нищете, при которой росли коррупция и влияние мафии. По его словам, в те времена хорошо жилось только приближенным Аскара Акаева.

«При Акаеве мы на кукси сидели, был голод. Конечно, во всех стран СНГ был период, когда население бегало по различным базарам, чтобы выжить. Но мы проходили этот период хуже, чем в остальных странах. Счастливых было мало при Аскаре Акаевиче. Счастливы были только его семья и приближенные», — подытоживает Саипбаев.

Челноки и «оазис демократии»

После обретения независимости Кыргызстан принял свою первую Конституцию, закрепившую демократические принципы и верховенство права. Зарубежные исследователи назвали Кыргызстан «оазисом демократии» в бывшем СССР, где к власти обычно приходили бывшие первые секретари компартий, сохранившие тоталитарный режим правления.

«Кыргызстан стал, по сути, лидером экономической трансформации в Центральной Азии. Прогресс в области экономических преобразований сопровождается широкой демократизацией жизни общества и открытой, прозападной внешней политикой. Как экономические, так и политические реформы являются следствием политического курса, выбранного в 1991 году Президентом республики Аскаром Акаевым», — говорилось в исследовании Центра социально-экономических исследований CASE, опубликованном в 1994 году.

«Только у нас во всей Центральной Азии можно было дышать. Достижения Акаева — это свобода слова, мысли, печати, зарождение оппозиции и митингов», — уверен историк Саипбаев.

Городской рынок в Бишкеке, 2005 год. Фото: Sergei Grits / AP

Параллельно Кыргызстан открыл свои границы с другими странами, зародив новый класс занятого населения — челноков, которые, по мнению некоторых экспертов, и спасли страну от экономического и социального коллапса.

«При Акаеве люди сами выживали, тогда появились первые челноки. Люди закупали товар из Турции и Китая и продавали здесь, потому что рынок был пустой. Даже жевательную резинку везли из Турции, здесь ее не было, не говоря уже о других вещах», — рассказывает фотограф Искен Сыдыков.

В 90-х в пригороде Бишкеке только зарождался рынок «Дордой», перевалочная база товаров из Китая, которые потом продавались на рынках Казахстана, России и Узбекистана. Позже «Дордой» стал крупнейшим вещевым рынком в Центральной Азии, каждый день обеспечивая работой до 150 тысяч человек.

Крах демократии

В 1995 году Акаев выиграл на президентских выборах, набрав 71% голосов. Тогда же глава государства подал иск против независимой газеты ResPublica, обвинив издание в клевете за статью об имуществе президента в Швейцарии и Турции. Суд приговорил главного редактора издания Замиру Сыдыкову к одному году лишения свободы с отсрочкой, однако спустя год журналистку оправдали. В 1997 году Сыдыкову снова осудили по этой же статье на полтора года, но после серии митингов Верховный суд вновь ее оправдал.

В 1997 году и другие высокопоставленные чиновники, среди которых был премьер-министр Николай Танаев, начали подавать иски против журналистов, обвиняя их в клевете и оскорблении.

«Люди, которые еще вчера говорили о свободе, начали оказывать давление на журналистов, подавая многомиллионные иски, тем самым разоряя издания. Закрывались газеты, отнимались издательские дома. Например, "Вечерний Бишкек" когда-то был рупором независимой журналистики, а потом его у владельца отняли», — рассказывает Влад Ушаков, сам работавший в ResPublica.

Голосование на президентских выборах 12 марта 2000. Фото: Michael Rothbart / AP

В то же время против оппозиционеров возбуждались уголовные дела: в злоупотреблении служебным положением обвинили экс-мэра Бишкека и главного оппонента Акаева на президентских выборах Феликса Кулова. Международные правозащитные организации признали «узником совести» выступавшего против Акаева активиста Топчубека Тургуналиева, который получил 10 лет колонии по обвинению в растрате. Уголовному преследованию подвергались и другие оппоненты Акаева — например, депутат парламента Азимбек Бекназаров и активист Жумагазы Усупов.

«Выборы начали фальсифицировать, начали подкупать неугодных депутатов, запугивать их. Акаев своих детей в парламент привел, и они руководили депутатскими делами, а всеми кадровыми вопросами занималась его жена — Майрам Акаева. И сейчас люди не ходят на выборы, потому что именно при Акаеве они были дискредитированы, потому что был массовый подкуп. При Акаеве это все началось, а последующие президенты эти схемы просто отработали», — заключает Ушаков.

Преддверие революции

В 2002 году Акаев без ведома парламента подписал соглашение о передаче Китаю спорных приграничных территорий площадью 95 тысяч гектаров. Оппозиция обвинила Акаева в коррупции и нарушении закона, гласящего, что решения о демаркации границ может принимать только Жогорку Кенеш.

Арест оппозиционного депутата Азимбека Бекназарова, который предложил объявить президенту импичмент, привел к митингу против Акаева марте 2002-го в селе Боспиек Аксыйского района Джалал-Абадской области. Тогда силовики открыли огонь по мирным протестующим и убили шесть человек.

В мае того же года госкомиссия признала виновными в аксыйской трагедии местных чиновников, но перед судом никто не предстал.

Протестующие во время митинга в марте 2005 года. Фото: Влад Ушаков

В 2003 году на референдуме Акаев значительно расширил президентские полномочия, отобрав их у парламента. Акаева продолжали обвинять в узурпации власти и семейно-клановом правлении. Историк Бакыт Саипбаев объясняет, что к 2005 году семья Акаева свободно управляла страной: супруга Акаева Майрам решала все кадровые вопросы, а парламентом заправляли их дети — Айдар и Бермет. В итоге тяжелое экономическое положение населения, безработица, массовая коррупция и фальсификации на парламентских выборах привели к «тюльпановой революции» в марте 2005 года.

При этом историк Саипбаев добавляет, что именно при Акаеве в Кыргызстане выросло целое поколение оппозиционеров, которые впоследствии стали объединяться и бороться против власти, а граждане научились отстаивать свои права на демократические свободы.

Беспорядки в Бишкеке в 2005 году. Фото: Василий Шапошников / Коммерсант

В свою очередь, по мнению журналиста Ушакова, Акаев заложил «семена всего плохого в Кыргызстане»: при нем получили распространение такие практики как подкуп избирателей, давление на медиа и оппозицию, коррупционные сделки, сформировалось семейно-клановое правление на республиканском и региональных уровнях.

«Акаев вложил в сознания людей, что он демократ, интеллигент, академик, а на деле оказался обычным обывателем. Первична семья, а потом все остальное. Сплошное разочарование», — констатирует экономист Аюпов.

Вечером 8 августа стало известно, что Акаев улетел из Кыргызстана в Москву.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей