Золото, лед и цианид. Смогут ли власти Кыргызстана предотвратить экологическую катастрофу на «Кумторе»
Айдай Эркебаева
Золото, лед и цианид. Смогут ли власти Кыргызстана предотвратить экологическую катастрофу на «Кумторе»
3 283

Золоторудное месторождение «Кумтор». Фото: Vladimir Voronin / AP

В этом году многие бывшие и действующие политики Кыргызстана оказались в СИЗО ГКНБ по уголовным делам, связанным с золоторудным месторождением «Кумтор». Волна арестов и задержаний по подозрениям в коррупции и экологических нарушениях прокатилась в конце мая, после очередной проверки деятельности канадской компании, занимающейся добычей золота. Похожие обвинения в адрес золотодобытчиков уже звучали в 2005, 2012 и 2015 годах. Однако сегодня в кресле президента Кыргызстана сидит Садыр Жапаров, который последние 10 лет не уставал говорить о нарушениях на «Кумторе» и после прихода к власти первым делом национализировал рудник. «Медиазона» разбиралась в истории конфликта вокруг «Кумтора» и выясняла, насколько обоснованы опасения экологов насчет последствий добычи золота.

Высоко в горах

Рудник «Кумтор» был открыт еще в 1978 году при Советском Союзе. Тогда по оценкам экспертов запасы золота здесь составляли 953 тонны — это крупнейшее золоторудное месторождение в Центральной Азии. В советский период добычу драгоценного металла на «Кумторе» так и не начали из-за угрозы уничтожения уникальной экосистемы региона.

«Кумтор» расположен на высоте более четырех тысяч метров над уровнем моря в зоне вечной мерзлоты. Его окружают пять ледников, часть которых к настоящему времени почти полностью разрушена. Свое название рудник получил благодаря реке Кумтор, в верховьях которой были обнаружены золотые залежи. Одноименная река, питаясь водами тающих ледников, впадает в крупнейшую реку Кыргызстана Нарын.

В 1994 году территория рудника составляла 10 тысяч гектаров. Через год возле «Кумтора» создали Сарычат-Ээрташский заповедник для сохранения популяции краснокнижных снежных барсов, архаров, птиц и редких растений. В последующие годы часть территории заповедника была передана золотодобывающей компании.

Инвестиции из Канады

После распада Советского Союза правительство Кыргызстана начало искать инвесторов для «Кумтора» за границей. Конкурс выиграла канадская компания «Камеко». Сотрудничество с ней сопровождалось постоянными скандалами, связанными с прозрачностью конкурса и условиями соглашения.

Уже в 1993 году в Кыргызстане возбудили уголовное дело из-за незаконного вывоза золота с «Кумтора» в Швейцарию, но позже его закрыли по причине «отсутствия состава преступления». Самый крупный инцидент на «Кумторе» произошел в мае 1998 года. Тогда грузовик, перевозящий цианид, попал в аварию и 1,7 тонн токсичных веществ попали в реку Барскоон.

Слитки золота в хранилище золотоносного рудника «Кумтор». Фото: Владимир Пирогов / РИА Новости

Тогда пострадавшими признали более двух тысяч жителей Иссык-Кульской области, двое человек скончались. При этом за медицинской помощью обратились около 17 тысяч пациентов. «Камеко» выплатила Кыргызстану 4,6 млн долларов компенсации, а пострадавшие вплоть до 2020 года судились с золотодобывающей компанией за персональные выплаты. В итоге Верховный суд обязал «Кумтор» выплатить 400 тысяч сомов 17 истцам. Единственным осужденным по делу о разливе цианида оказался водитель упомянутого грузовика.

«Только после этого на "Кумторе" построили очистные сооружения. Благодаря им вода после использования на производстве очищается и только потом попадает в реку, токсичные остатки при этом остаются в хвостохранилище», — рассказывает эколог Калия Молдогазиева.

По ее словам, до инцидента с цианидом золотодобывающая компания сливала воду с содержанием тяжелых металлов без всякой очистки.

В 2003 году на фоне продолжающегося экологического скандала «Камеко» решилась на реструктуризацию, и управление месторождением перешло к ее дочерней компании «Центерра Голд Инк». Изначально Кыргызстан и «Камеко» договаривались, что большая часть вопросов управления и доходов от рудника останется за кыргызской стороной, однако в соглашении от 2003 года доля Кыргызстана сильно сократилась. Депутаты называли итоги этих переговоров «самыми невыгодными» для Кыргызстана. Также говорили о возможных коррупционных связях семейного клана первого президента Аскара Акаева с зарубежными инвесторами.

В процессе реструктуризации правительство Кыргызстана обменяло 66,67% акций «Кумтор Голд Компани» на 33% простых акций «Центерра Голд Инк», а «Камеко» 33,33% акций КГК на 67% простых акций «Центерры».

В 2005 году произошла тюльпановая революция, Акаевы бежали из страны; им на смену пришел клан Бакиевых. Новыми властями вопрос о загрязнении «Кумтора» снова был поднят, и в 2009 году соглашения с «Центеррой» вновь пересмотрели. Руднику передали дополнительные 16 тысяч гектаров земли, принадлежащие Сарычат-Ээрташскому заповеднику, а доля кыргызского правительства в проекте еще раз сократилась.

«Инвестиционное соглашение от 2009 года — это абсурд. Тогда Кыргызстан отдал золотодобывающей компании дополнительные земли, где хранились залежи около 305 тонн золота. Если вспомнить стоимость унции золота в 2009 году, то легко понять, что за 305 тонн золота можно было выкупить все 100% акций "Центерры". Они же отдали нам лишь 15,6%, и наши чиновники счастливые и довольные подписали [документ]. Но глупых людей не бывает и, конечно, чиновники получили свои вознаграждения за это», — считает Ишенбай Кадырбеков, бывший спикер парламента.

Попытка национализации

В ходе «апрельской революции» 2010 года президента Курманбека Бакиева свергли, и он бежал из страны, как и его предшественник. Новая власть уже предсказуемо озаботилась последствиями работы «Кумтора». В 2012 году для проверки деятельности золотодобытчиков была создана депутатская комиссия во главе с оппозиционером Садыром Жапаровым. Комиссия подняла вопрос о национализации рудника, признав соглашения с канадской компанией невыгодными для Кыргызстана. Жапаров утверждал, в частности, что правительство Кыргызстана «продалось» канадцам, которые игнорируют экологические нормы.

Митинг за национализацию месторождения «Кумтор» в Бишкеке в 2012 году. Фото: АКИпресс / ТАСС

Депутаты отмечали, что на ледниках Давыдова и Лысом складируются пустые породы, что приводит к разрушению ледовых масс. Кроме того, в талые воды просачиваются частицы тяжелых металлов. Хвостохранилищу, построенному с нарушениями, угрожал прорыв, что было чревато экологической катастрофой для всей Центральной Азии.

По словам экс-спикера Жогорку Кенеша Кадырбекова, подобное складирование пустых пород, содержащих тяжелые металлы, приводит не только к разрушению ледников, но и угрожает работе самого предприятия. Отвалы, перемешиваясь со льдом, превращаются в глетчеры и сползают к центральному карьеру рудника. Несколько таких обвалов уже стали причиной аварий и смерти двух сотрудников. Сегодня движение этих масс в карьеры продолжается, а компания «Центерра» делает все, чтобы замедлить его.

«Хорошо, что сегодня все это мониторят, откачивают воду, если надо. А кто будет это делать, когда золото закончится? Центральный карьер превратится в огромную токсичную лужу. Что будет с озером Петрова, которое может выйти из берегов и попасть в хвостохранилище, сломав его дамбу? Центральную Азию ждет катастрофа», — полагает бывший спикер.

Тем не менее, в «Центерре» уверяют, что компания соблюдает все экологические нормы, угрозы прорыва хвостохранилища нет, а ледники тают из-за глобального потепления.

В итоге перед парламентом и правительством презентовали несколько проектов решения проблем «Кумтора». Радикальная идея Жапарова национализировать рудник и отказаться от иностранных инвесторов тогда не нашла поддержки. Власти Кыргызстана согласились с экологическими и юридическими нарушениями на «Кумторе», и предприятию был назначен штраф. Постановление о передаче 16 тысяч гектаров земли под нужды рудника было отменено.

В 2012-2013 годах Жапаров и его сторонники неоднократно проводили митинги с требованием национализировать рудник и даже попытались захватить Белый дом. В итоге Жапарова осудили за попытку захвата власти и лишили депутатского мандата, но митинги в Иссык-Кульской области продолжались.

Жители сел Тамга и Борскоон на кузове самосвала во время беспорядков неподалеку от рудника Кумтор в 2013 году. Фото: Владимир Пирогов / РИА Новости

В мае 2013 года местные жители перекрыли дорогу, ведущую к месторождению, и отключили электрическую подстанцию. В области временно ввели режим ЧС; милиционеры применили спецсредства для разгона митингующих. Против Жапарова возбудили еще одно уголовное дело, и он покинул страну.

Еще несколько лет в парламенте обсуждался вопрос пересмотра соглашений и национализации рудника: оппозиция настаивала, что рано или поздно канадцы уйдут, а денег, заплаченных Кыргызстану, не хватит на то, чтобы справиться с грядущей экологической катастрофой.

«Кыргызстан останется один на один с экологическими проблемами. При сохранении существующего отношения к природным ресурсам экологии страны будет нанесен непоправимый урон. Как следствие, техногенная катастрофа на "Кумторе" неминуема. Бремя такого наследства будут нести наши потомки, которые вряд ли простят беспомощность нынешнего поколения», — говорилось в законопроекте о национализации рудника.

Зашедший в тупик вопрос с ледниками на «Кумторе» решился только в 2017 году — и снова не пользу Кыргызстана.

Разрешение на уничтожение ледников

В 2017 году президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке выступил с речью о важности сохранения ледников — «природных хранилищ пресной воды не только в Центральной Азии, но и во всем мире». По его словам, к 2025 году общая площадь ледников в Кыргызстане может сократиться на 30-40%. К 2100 году ледники могут исчезнуть вовсе, предупреждал он.

«Поэтому наша страна выступает за реализацию совместных проектов по сохранению ледников в горных экосистемах стран верховья рек», — подчеркнул Атамбаев.

Через месяц после выступления парламент при поддержке Атамбаева инициировал поправки в Водный кодекс. Они исключили ледники Давыдова и Лысый из юрисдикции кодекса, что позволило «Центерре» легально их разрушать. По словам Атамбаева, ледники Давыдова и Лысый и так были повреждены и могли обрушиться на карьер рудника. В этом случае работа на «Кумторе» могла остановиться на неопределенное время, что привело бы к многомиллионным убыткам.

Золоторудное месторождение «Кумтор». Фото: Vladimir Voronin / AP

«Две трети ледников Давыдова и Лысый уже растаяли. Фактически, по его словам [вице-премьера Дуйшенбека Зилалиева], эти ледники уничтожены. Правительство обосновывает необходимость поправок тем, что они позволят остановить влияние на другие ледники», — так отстаивал перед коллегами законопроект об уничтожении ледников Давыдова и Лысый депутат Мирлан Бакиров.

В ответ на уступки властей Кыргызстана «Центерра» увеличила ежегодные платежи за вред окружающей среде с 310 тысяч до 3 млн долларов, а также создала Фонды развития природы и поддержки онкологической службы. Самым главным пунктом договоренностей 2017 года стало то, что Кыргызстан отказывается от всех экологических претензий, отзывает все иски, прекращает расследования и оставляет в силе договор от 2009 года.

Спустя четыре года, в 2021 году, проверка этих соглашений назовет оговоренные там условия «наихудшими» для Кыргызстана.

«Власти Кыргызстана с каждым новым соглашением шли все на новые уступки золотодобывающей компании. В 2017 году чиновники подписались под абсурдным соглашением, по которому компания вообще не несла ответственности за допущенные и даже будущие экологические нарушения. И сейчас "Центерра" к этому апеллирует, несмотря на то, что соглашение нарушало Водный кодекс», — объясняет эколог Калия Молдогазиева.

В то же время некоторые ученые-гляциологи настаивают на том, что на таяние ледников Давыдова и Лысый наибольшее влияние оказывает не рудник, а глобальное потепление — такого же мнения придерживалось и министерство водного хозяйства.

«Очевидно, что любая производственная деятельность, тем более добыча полезных ископаемых, наносит вред природе. Но если рассматривать не только экологический вопрос, а рассуждать и с позиции здравого смысла, то ледники Давыдова и Лысый — это менее 0,33% от всей площади и объема ледников Кыргызстана. Когда мы говорим о ледниках страны, — это ничтожно маленькая цифра» — рассуждал в 2017 году ведущий научный сотрудник кафедры криолитологии и гляциологии географического факультета МГУ имени Ломоносова, кандидат географических наук Дмитрий Петраков.

По мнению гляциолога Рыскула Усубалиева, воздействие горной промышленности на процесс таяния ледников в горах Кыргызстана минимально, гораздо большую опасность представляет глобальное потепление и увеличение площади пустынь вокруг республики.

«На юге у нас находится пустыня Такла-Макан, которая в полтора раз больше, чем Кыргызстан. На западе — Каракум, на севере — пустынные территории Казахстана. Летом оттуда поднимается пыль наподобие муки и оседает на вершинах гор, создавая тепловое одеяло на ледниках и ускоряя процесс их деградации», — рассказывал ученый.

Впрочем, отчет американской компании АМЕК от 2013 года поставил эту позицию под сомнение: в нем говорилось, что «Центерра» тщательно контролирует информацию об экологической ситуации, а кыргызстанские СМИ наводнены «про-кумторскими» материалами.

Национализация, аресты и иски

В октябре 2020 года в Кыргызстане произошла очередная смена власти, после которой президентом стал Садыр Жапаров, за восемь лет не расставшийся с идеей о национализации «Кумтора».

Уже в мае 2021 года парламент Кыргызстана одобрил законопроект, позволяющий государству вмешиваться в деятельность акционерного общества, если она угрожает жизни и здоровью граждан, а также экологии. По словам инициаторов проекта, речь шла исключительно о месторождении «Кумтор». За месяц до этого кыргызстанские суды оштрафовали канадскую компанию на 3 млрд долларов за складирование отходов на ледниках Давыдова и Лысый и выписали крупные штрафы за налоговые нарушения.

По дороге на месторождение. Фото: East News

«Центерра» в свою очередь подала иск на правительство Кыргызстана в Арбитражный суд, потому что сочла действия кыргызстанских властей незаконными и нарушающими условия ранее заключенных соглашений.

В то же время ГКНБ Кыргызстана возбудил четыре уголовных дела по деятельности «Кумтора»: о коррупции со стороны должностных лиц из-за разрешений на использование природных ресурсов, недопоступлении налогов и соцотчислений в бюджет Кыргызстана, предоставлении Джети-Огузской районной администрацией «Кумтору» более 20 тысяч гектаров земли и об экологических нарушениях на руднике.

«Основанием для возбуждения уголовного дела послужило заключение экологической экспертизы Госэкотехинспекции и других госорганов, которыми были выявлены нарушения природоохранного законодательства Кыргызстана. Эти нарушения выразились в размещении отвалов пустой породы на ледниках и технологическое уничтожение ледников, систематическое долговременное загрязнение воды в бассейне реки Нарын», — рассказал во время заседания парламента глава ГКНБ Камчыбек Ташиев.

По этим уголовным делам в СИЗО ГКНБ сидят сегодня бывшие премьер-министры Омурбек Бабанов и Мухаммедкалый Абылгазиев, депутат парламента и экс-спикер парламента Асылбек Жээнбеков. Фигурантами уголовных дел стали и другие депутаты, которые принимали решения по «Кумтору».

А пока управление «Кумтором» временно перешло правительству Кыргызстана. Власти Кыргызстана обещают, что в течение полутора-двух лет устранят все экологические нарушения: например, будут вывозить отходы в долину, а не складировать на ледниках, а также прекратят использовать ледниковую воду из озера Петрова в производственных целях.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей