Безумцы, q‑pop и мефедрон. Чем участники популярного казахского бойзбэнда шокировали своих поклонников и коллег
Данияр Молдабеков
Безумцы, q‑pop и мефедрон. Чем участники популярного казахского бойзбэнда шокировали своих поклонников и коллег
2 006

Участники бойзбэнда Mad Men. Кадр из клипа

В конце апреля суд в Алматы отправил под стражу участников популярного q-pop бойзбэнда Mad Men — вокалиста под псевдонимом Moora, продюсера группы Руслана Хвана и еще восемь человек подозревают в создании группировки, которая производила и продавала наркотики. О сути уголовного дела и позиции обвиняемых практически ничего неизвестно, тем не менее, случившееся с группой поразило и ее поклонников, и коллег по шоу-бизнесу. «Медиазона» поговорила с юристами и бывшим оперативником о том, что произошло с Mad Men, и о том, как в Казахстане расследуют (и фальсифицируют) уголовные дела о наркотиках.

Новые кумиры

11 апреля казахстанская q-pop группа Mad Men дала концерт в Бишкеке. Группа выступала в частично обновленном составе и на следующий день ее участник Moora, он же Алимурад Ибраимов, опубликовал пост в инстаграме, написав: «Новые мы, новые Mad Men».

В это время Аяжан, участница фандома группы Mad Wave, находилась в Алматы. Пост Ибраимова напомнил ей, что она в очередной раз пропустила концерт. «Очень хотелось туда попасть, — говорит девушка, — давно не удавалось».

22 апреля, спустя десять дней после поста концерта в Бишкеке, Алимурада Ибраимова и продюсера Mad Men Руслана Хвана задержали и обвинили в изготовлении и распространении наркотиков. Так состав группы поменялся еще раз.

«Следуй за мечтой»

27 мая, спустя месяц после задержания участников Mad Men, пресс-служба департамента полиции раскрыла подробности дела. По версии следствия, в «устойчивую наркосеть» входило десять человек в возрасте от 21 до 30 лет, а руководил ей 27-летний «гражданин Х». Трое из подозреваемых, по данным полиции, отвечали за поставку из России компонентов для изготовления веществ, двое — за прием заказов и работу с закладчиками. Помимо наркотиков при обыске у задержанных были изъяты лабораторные колбы и весы. 

На данный момент дело еще расследуется. Подозреваемым вменяют создание и руководство преступной группой (части 1 и 2 статьи 262 УК). Было опубликовано оперативное видео задержания. На нем люди, похожие на Moora и продюсера Руслана Хвана, лежат на асфальте лицами вниз. Следующая сцена — под тревожную музыку полицейские забегают в частный дом и начинают обыск с собаками. Затем крупным планом сняты свертки и пакеты с порошкообразными веществами и банки с химическими реагентами.

О задержанных музыкантах известно немного. В одном из посвященных группе пабликов во «ВКонтакте» говорится, что настоящее имя Moora — Алимурад Ибраимов, он родился в Ташкенте, у него есть три старшие сестры, и он любит просмотр «программ на выживание».

Алимурад Ибраимов. Фото: личный аккаунт в инстаграме

Продюсер Руслан Хван был менее активен в соцсетях, чем остальные участники группы, говорит поклонница Mad Men Аяжан. На сайте Koreans.kz в статье «Безумцы рулят» сообщается, что Хван «в свои 25 лет создал студию MM Production (MM Entertainment), которая помогает развитию творческой молодежи». В инстраграме продюсера, в отличие от профилей его подопечных, не так много постов. Последний из них опубликован в марте прошлого года. Это селфи Хвана, подписанное словами: «Следуй за мечтой».

Основным проектом MM Entertainment Хвана и была группа Mad Men, но под эгидой продюсерского центра выступало еще несколько музыкальных коллективов. По номеру, указанному в открытых источниках, «Медиазоне» сообщили, что сейчас продюсерский центр не работает: «MM Entertainment закрылся. Так сложились обстоятельства». «Медиазона» написала в инстаграме двум действующим участникам группы — Алихану Ашену и Мадияру Ахметкали — но они к моменту публикации не прочитали сообщения.

Ранее они комментировали арест товарищей у себя в соцсетях. Ахметкали призвал не торопиться с выводами. «Очень много недопониманий, о которых вы не знаете. Пока полная информация не выйдет, не стоит делать выводы. Мы, как только все решится, сами расскажем», — сказал певец. «Не делайте поспешных выводов», — вторит ему Алихан Ашен, выступающий под псевдонимом Марк.

Корреспондент «Медиазоны» связался с матерью Руслана Хвана, но она отказалась от комментариев. «Если вдруг что-то, как закончится следствие, я сразу вам наберу», — пообещала женщина.

Руслан Хван. Фото: личная страница в инстаграме

«Шок для всех»

Арест продюсера и участника музыкальной группы — второй за последние полгода случай, когда имена звезд казахстанского шоу-бизнеса упоминаются в связи с делами о наркотиках. В декабре 2020 года жительница Астаны Гаухар Муса, обвинявшаяся в незаконном обороте наркотиков, утверждала, что покупала мефедрон для певцов Кайрата Нуртаса и Argonya. Представители артистов отрицали их причастность к этому делу.

«8 июня мне из департамента полиции позвонил человек, который представился псевдонимом "Асланов Аслан Асланович". Он представился от имени моего друга Аргони — Аргына Аусарова. Он мне сказал, что приехал из города Алматы, мой номер дал ему Аргоня и просил, чтобы я ему помогла приобрести 4 грамма [мефедрона]. Я поверила, не стала проверять. Он отправил мне деньги — 100 тысяч тенге, на эти же деньги я четыре свертка купила и отдала ему. Оказывается — это провокатор из департамента полиции, который снимал на видео», — рассказывала Гаухар в суде.

Адвокат Мусы Габиден Букенов сообщил «Медиазоне», что в итоге суд признал ее невиновной в сбыте и назначил три с половиной года колонии по обвинению в пособничестве в употреблении наркотиков. «Она решила не оспаривать приговор», — добавил адвокат.

Собеседник «Медиазоны» Александр, много лет работающий в сфере казахстанского шоу-бизнеса, говорит, что наркотики весьма популярны в этой среде. Это, по его словам, касается и артистов, имеющих репутацию консервативных — представителей так называемого той-бизнеса. Но история с Mad Men, по словам Александра, поразила его коллег: «Это просто был шок для всех. Барыги-артисты — это уже давно норма. А вот производитель — это что-то беспрецедентное».

Нарколог, попросивший «Медиазону» об анонимности, отмечает, что в музыкальной среде популярны психостимуляторы вроде мефедрона и кокаина, но уголовное наказание за употребление не способствует улучшению ситуации: «Если человек болен, то не факт, что ухудшение условий жизни улучшит его состояние. Существует принудительное лечение для зависимых, совершивших преступление. Помещение в общий режим может увеличить риски деструктивного поведения и других осложнений заболевания».

«Один из самых легких путей выполнить план»

В марте в Казахстанском международном бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ) прошла пресс-конференция с родственниками студентов, пять лет назад получивших по 16 лет лишения свободы за наркоторговлю. Они уверены, что их родных подставили. По словам участников пресс-конференции, один из осужденных признал вину в пособничестве, но не в организации преступлений, которой, по его словам, занимались сотрудники управления по борьбе с наркобизнесом (УБН).

Участники пресс-конференции отметили, что суд по указанному делу проходил с обвинительным уклоном. «Это было натуральное судилище, — говорил родственник одного из осужденных Бахытжан Батырханов. — У нас есть твердое убеждение, что поставками занимались сами сотрудники УБН. Но на наши слова никто не обращает внимания. Никому это не интересно. Никто не хочет это расследовать. Естественно, что полиция прикрывает своих».

Изначально по делу проходило около сорока человек, приговоры получили восемь. «Наших детей просто закатали по полной программе вместо кого-то другого», — возмущалась Сталина Пак, мать другого осужденного.

Обращения в КМБПЧ по поводу полицейских «подстав» в наркоделах — не редкость, говорит редактор сайта организации Андрей Гришин. За последний месяц было два таких обращения: один случай в Шу, второй — в Кызылорде.

«Вообще подброс наркотиков — один из самых легких путей выполнить план по раскрываемости или принудить человека откупаться. Еще, конечно, бывает, что полицейские сажают человека за дело, но и одновременно устраняют конкурентов, поскольку весь этот наркобизнес, очевидно, контролируется силовиками», — объясняет Гришин.

Бывший оперуполномоченный, с которым побеседовала «Медиазона», уверен, что в делах по наркотикам «дыма без огня не бывает», а своих бывших коллег он называет порядочными людьми. «Где-то краем уха что-то слышал [о незаконной деятельности], но со мной работали ребята порядочные», — утверждает экс-полицейский.

При этом он согласен с точкой зрения, что силовикам стоит сосредоточить внимание на борьбе с «тяжелыми» наркотиками, а к потребителям марихуаны отнестись более толерантно. «Я знаю очень много людей, которые просто курят [траву] и никоим образом не замешаны в криминале, в культивации или сбыте. Они просто курят, при этом работают, платят налоги», — подчеркнул он.

«Доигрались»

«Мы все не ожидали такого от вас», «доигрались», «рано или поздно правда выходит наружу» — вот только несколько гневных комментариев в инстаграме Moora. Маржан, еще одна участница фандома Mad Men, считает, что Руслану Хвану и Алимураду Ибраимову стоит дать второй шанс. «Они молодые и талантливые. Я думаю, что правильно будет дать им возможность в будущем», — говорит Маржан.

По словам Аяжан, сейчас в фандоме раскол: одни поддерживают [арестованных] несмотря ни на что, другие их возненавидели. «Лично я была в шоке, [когда узнала об аресте], часа три сидела в ступоре, думала это пранк, не хотела верить», — вспоминает Аяжан.

«Группу я буду поддерживать, что бы не случилось, — подчеркивает Маржан. — Потому что вначале, когда Mad Men только появились, у нас было так много эмоций. Это хорошая группа. Так и останется до конца».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей