«Это не революция, это захват власти силовым путем». Политики Кыргызстана объясняют, что происходит в стране и когда это закончится
Дария Женисхан
«Это не революция, это захват власти силовым путем». Политики Кыргызстана объясняют, что происходит в стране и когда это закончится
9 октября 2020, 19:44
1 276

Фото: Egor Kovalenko / EPA / ТАСС

С 5 октября в Кыргызстане продолжаются протесты против итогов выборов в Жогорку Кенеш республики. После того как участники многотысячного митинга в центре Бишкека взяли штурмом Белый дом, где размещается правительство и парламент, политики из числа противников действующей власти начали пытаться сформировать альтернативные органы управления страной. Все это привело к параличу власти и беспорядкам на улицам. В пятницу, 9 октября, Сооронбай Жээнбеков объявил о введении режима ЧП в Бишкеке. «Медиазона» опросила некоторых участников происходящего, чтобы прояснить ситуацию и попытаться понять, кто и как способен вывести Кыргызстан из начавшегося политического кризиса.

Что происходит сейчас в Кыргызстане и кто в этом виноват?

Дастан Бекешев. Фото: личная страница в Facebook

Дастан Бекешев, депутат Жогорку Кенеша пятого и шестого созывов, сооснователь политической партии «Ак-Ниет». Хронология, чтобы было более понятно. 4 октября у нас были парламентские выборы. По их результатам стало ясно, что в парламент проходят партии, которые аффилированы с президентом, партии, которые обладают самыми большими ресурсами и партии, которые финансируются бывшим таможенником, который незаконно разбогател в Кыргызстане. Он стал очень влиятельным, и президент его всегда защищал, хотя люди постоянно ему показывали факты разные, журналисты, правозащитники расследования проводили — он не может сказать, откуда у него это имущество.

5 октября это все разрослось, очень много политических групп присоединилось к митингу. Дали время президенту, чтобы он рекомендовал ЦИКу признать выборы недействительными. Он не слушал-не слушал, и тут, после восьми вечера, начались провокации.

На площади [Ала-Тоо] было порядка 10-15 тысяч человек, очень много людей было, и пошли провокации. Кто-то отделил группу и повел ее к Дому парламента, чтобы сжечь или сломать — не знаю, чего именно они хотели. Это дало повод милиции разгонять толпу. И они начали гранаты шумовые кидать, стрелять. Нам всем пришлось оттуда уходить. Толпа разошлась уже, но та группа начала нападать на сотрудников милиции. Ближе к трем часам ночи снова толпа собралась, захватила Белый дом. И пошли в сторону ГКНБ, там сидели разные политические узники.

И со вторника, с 6 октября, разные политические группы пытались захватывать правительство. То есть назначали себя премьер-министрами, но это не дело, и все уже на сегодняшний день поняли, что нужно пройти процедуру легитимности. Это значит, что нужно избраться через парламент, только тогда ты можешь быть премьером.

У нас сейчас де-юре есть президент, он даже Путина с днем рождения поздравляет. Но он не выездной, его не слушают органы правопорядка — они курируются вообще другими людьми. Правительства как такового нет, премьер подал в отставку. И сейчас у нас нет премьера, но один человек пытается себя легитимизировать. Во вторник он собрал некоторых депутатов при помощи криминалитета. И они якобы избрали спикера, и якобы избрали его премьером. Это Садыр Жапаров, он сидел в СИЗО ГКНБ. Его выпустили, и в тот же день, тут же, он решил стать премьер-министром.

У нас сейчас два легитимных органа — это парламент и президент. Остальные — это просто самозванцы и, я так думаю, надо собрать парламент, позвать всех желающих кандидатов, и мягким рейтингом избрать премьера, объявить о выборах в парламент и об отставке президента. Зачем нам такой президент, который потерял все уважение и фактическое управление?

Клара Сооронкулова. Фото: из личной страницы в Facebook

Клара Сооронкулова, председательница политической партии «Реформа». В Кыргызстане определенные политические силы, опирающиеся на организованную преступность, хотят захватить власть. Это риски при любой революционной и пост-революционной ситуации. Именно в такой ситуации активизируются темные силы. Мы пытаемся этому противостоять. Сегодня четыре партии предложили кандидатуру Омурбека Бабанова на пост премьер-министра. Сейчас очень важно, чтобы Жогорку Кенеш собрался и рассмотрел наше предложение. Именно так мы можем войти в правовое поле. Ситуация — сложная. В ближайшее время все должно относительно стабилизироваться.

Эльвира Сурабалдиева. Фото: пресс-служба парламента

Эльвира Сурабалдиева, депутат шестого созыва. В Кыргызстане произошла революция. Граждане Кыргызской республики по всей стране были недовольны результатами выборов, в которых выиграли провластные партии. Ни одной из 13 других партий не дали преодолеть порог в 7%. Из-за этого произошел политический кризис. Сторонники этих 13 партий вышли на улицу.

Белый дом, где сидят парламент и президент, был захвачен. Сейчас идут переговоры. Садыр Жапаров, которого сторонники недавно вытащили из СИЗО, забаррикадировался в доме правительства, незаконно пытается захватывать власть, запугивает членов парламента — по одному их вытаскивает и силовым методом заставляет принять его назначение.

Мы — другая сила. Оставшиеся силы оппозиции объединились и выдвинули другого кандидата [на пост премьера]. Пытаемся урегулировать вопрос в правовом поле. На сегодняшний день легитимны только правительство и президент, что вызывает еще большее напряжение, эскалацию. Тысячи граждан выходят на улицу, потому что президент не хочет сложить с себя полномочия.

Тазабек Икрамов. Фото: deputat.kg

Тазабек Икрамов, депутат шестого созыва. Все знают прекрасно, что у нас происходит. Но трудно сказать, кто виноват. Сейчас каждый хочет свое. Бабанов хочет премьером стать, Жапаров тоже хочет. Большинство депутатов Жапарова поддерживают все-таки… Это не революция, это захват власти силовым путем у нас получился. Атамбаевские, бабановские сейчас объединились и хотят вернуться к власти. А молодежь не хочет их.

Тилек Токтогазиев. Фото: Абылай Саралаев / ТАСС

Тилек Токтогазиев, бывший исполняющий обязанности замглавы Финпола, кандидат на пост вице-премьера. После революции нет легитимной власти, и из-за этого политические группы — одна большая политическая группа под руководством Садыра Жапарова — захватила власть. У него есть судимость, по закону он не может быть премьер-министром. Мы сейчас группой партий — «Ата Мекен», «Реформа», «Бир Бол» и «Республика» — договорились о том, что мы формируем нашу коалицию, и вместе [мы] выдвинули на пост премьер-министра Бабанова и мою кандидатуру в качестве первого вице-премьера. Чтобы я, от лица молодежи, реализовывал те реформы, которые новое поколение требует.

Сейчас мы собираемся в разных частях города, на площади, чтобы продемонстрировать, что это желание народа жить в законном государстве. Мы не говорим о том, что Бабанова поставим во главе правительства, нет. Мы хотим вернуться в правовое русло. Чтобы собрался кворум. Уже несколько попыток было, но со стороны криминальных группировок, со стороны сторонников — ну, группировок — Садыра Жапарова, идут просто постоянные угрозы жизни. Говорят, что могут убить, причинить какой-то вред им или их членам семьи. Или с бизнесом что-то обещают сделать. Поэтому в таких условиях террора очень скорбно говорить о законности. Чтобы парламент без какого-либо давления со стороны ОПГ, криминала, принял решение.

Мы хотим гарантировать безопасность. Наши четыре партии гарантируют безопасность остальным депутатам. Потом парламент должен выбрать премьера, премьер — сформировать новое правительство. И это правительство должно провести честные выборы, сформировать парламент. Мы с Бабановым хотим инициативы реализовать — снизить с 7% до 3% [избирательный] порог, залог тоже снизить до миллиона сомов. Чтобы в парламент прошло как можно больше партий, и у нас был плюрализм мнений внутри парламента. 

Кто сейчас представляет власть?

Бекешев. Давайте так — как таковую власть уже никто не представляет. Но есть Омурбек Суваналиев, он координирует силовой блок — Нацкомитет и милицию. Это же не первый раз, в 2005 году была революция, в 2010 году революция была. И вот с пятого на шестое октября снова революция. Милиция знает, что если она займет какую-то позицию, она станет виноватой. Вот она и пропала на пару дней. И сейчас они, вроде как, восстанавливаются и возвращаются к работе.

Сооронкулова. Если говорить с точки зрения легитимности, то президент и Жогорку Кенеш. Они все на своих местах. Но президент сделал заявление, что готов покинуть свой пост. Это было абсолютно верно, этого хочет народ. Однако прежде чем писать заявление об уходе, он должен легитимизировать существующий, сложившийся порядок. Он сказал, что после того, как Жогорку Кенеш примет решение, он подпишет соответствующие указы и добровольно уйдет с поста президента. Но мы не можем оставить правительство.

В произошедшем большая вина правительства. Будут сохраняться определенные риски реваншистского толка, и нам надо обязательно собирать новое правительство. Это правительство будет работать только до новых выборов. А новые выборы по законодательству должны пройти в течение 45 — уже, получается, 42 — дней.

Сурабалдиева. Парламент — легитимен. Президент — легитимен. ЦИК — тоже легитимна.

Икрамов. Легитимный у нас сейчас, все-таки, президент. И парламент. На данный момент. Сейчас депутатам надо решать, кто будет управлять, кто будет премьером.

Токтогазиев. Сейчас, по факту, есть Жогорку Кенеш. Президент и правительство сейчас не работают. Никто не работает фактически, но мы хотели бы, так как мы парламентская республика, вернуться в законное поле и получить поддержку парламента. Криминал не должен влиять на их волю. 

Какой возможен выход из политического кризиса?

Бекешев. Однозначно, парламент должен собраться. Если не соберется, тут нужно создавать национальный координационный совет из числа политических лидеров. И проводить перевыборы парламента, выборы нового президента. [Двум уже существующим координационным советам] объединиться бы. Я не знаю, куда делся один из них. Но и тот, и другой были созданы, проводили заседания — и все.

Сооронкулова. Только в легитимизации. Жогорку Кенеш должен собраться и избрать нового премьер-министра. Он формирует новое правительство, Жогорку Кенеш его утверждает, президент подписывает указ.

Сурабалдиева. Президент должен сложить полномочия. Парламент должен выбрать новое правительство. ЦИК переназначить новые выборы. Иначе кризис затянется.

Икрамов. Переговоры надо вести. Каждый хочет своего премьера поставить. Молодежь совсем не хочет старых политиков. Если будет продолжаться таким путем, как сейчас, в стране хаос насупит. Дай бог, чтобы гражданской войны не было.

Токтогазиев. Через парламент. Он должен выбрать премьера, правительство, и с этим правительством мы должны провести выборы. Нужно, чтобы деятельность государственная не прекращалась. 

Что будет со старой властью и, в частности, с кланом Матраимовых?

Бекешев. По Райымбеку Матраимову — я и раньше выступал по нему — надо однозначно возбудить дела, все имущество проверить, насколько оно законно… У нас все-таки есть статья за незаконное обогащение. Что касается Жээнбековых — есть много обид и на него, и на его клан. Но не надо нам продолжать расправы. Пускай доживает свою жизнь и не вмешивается в политику.

Сооронкулова. Как только все стабилизируется, должны быть доведены до конца и возбуждены уголовные дела по контрабанде, по незаконному обогащению. Просто в силу того, что клан Матраимовых оказывал сильное влияние на политику государства, эти вопросы никогда не доводились до конца. Сейчас надо в короткие сроки довести расследование до конца и предать суду.

Президент Жээнбеков добровольно сложит полномочия. Лично я против импичмента. Это очень долгая процедура — это значит, что мы на долгое время еще сохраним парламент. За 45 дней процедура импичмента невозможна. Он сложит полномочия, получит статус экс-президента. А там пусть парламент рассматривает. В законодательстве эта норма — лишение статуса экс-президента — предусмотрена. Но я думаю, что необходимо пойти на компромиссный шаг и гарантировать Жээнбекову статус экс-президента.

Сурабалдиева. Матраимовы… Финансовые потоки и незаконные операции, которые проходили вне бюджета Кыргызской республики, будут пересмотрены, проанализированы.

Икрамов. Матраимовых, наверное, посадят. Президент сказал, что когда нормализуется, он хочет по собственному желанию с поста президента уйти. Это нормальный путь, самый хороший. Главное, чтобы кровопролития не было.

Токтогазиев. Мы обязательно проведем судебную реформу в короткие сроки. Дальше [по Матраимовым и Жээнбекову] пусть решает суд. 

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей