«Потом, кажется, милиционеры прочитали Конституцию». Как задержанные 8 марта в Бишкеке активистки пытались обжаловать штрафы
Айдай Эркебаева
«Потом, кажется, милиционеры прочитали Конституцию». Как задержанные 8 марта в Бишкеке активистки пытались обжаловать штрафы
25 июня 2020, 10:39
2 907

Задержание участницы марша за права женщин 8 марта. Фото: Игорь Коваленко / EPA / ТАСС

В среду Свердловский районный суд Бишкека рассмотрел жалобу активистки Майи Абдылдаевой на штраф за неповиновение законному требованию сотрудников органов внутренних дел (статья 82 Кодекса о нарушениях КР) и оставил наказание в силе. Ни журналистов, ни свидетелей защиты на заседание не пустили из-за риска заражения коронавирусом. Абдылбаева — последняя из пяти активисток, обжаловавших действия милиции во время сорванного марша за права женщин 8 марта. «Медиазона» рассказывает подробности их тяжбы с милицией.

16 июня, Свердловский районный суд Бишкека. Рассматривается жалоба активистки Мохиры Суяркуловой на штраф за неповиновение законному требованию милиционера (статья 82 Кодекса о нарушениях КР). 8 марта ее задержали на акции за права женщин, позже комиссия УВД по Свердловскому району оштрафовала ее на 3 тысячи сомов.

— У вас есть видео, на котором вы говорите моей подзащитной разойтись и не нарушать порядок? — спрашивает представителей милиции адвокатка Евгения Крапивина.

— Да, там где-то есть, — отвечает милиционер.

Судья Жыпара Сабырова раскрывает ноутбук, обклеенный стикерами с Малышом Йодой из сериала «Мандалорец», и включает оперативную съемку акции. На записи слышно, как неизвестные мужчины говорят: ЛГТБ «не место в Кыргызстане, и их нужно изгнать».

— Простите, но тут нет задержания моей подзащитной! — обращает внимание адвокатка.

Судья выбирает другое видео. Это съемка из УВД по Свердловскому району, куда доставили задержанных на акции.

— Простите, но это уже кадры из РОВД. Мы хотим, чтобы вы показали нам кадры, где на площади милиционеры предъявляют Суяркуловой требования, которым она якобы не подчинилась, — настаивает Крапивина.

Присутствующие на заседании милиционеры на ее вопросы не отвечают.

В итоге судья Сабырова закрывает ноутбук и выносит свое решение: штраф за неподчинение был обоснованным.

Не представились, ничего не объяснили, порвали паспорт

Преподавательницу Американского университета в Центральной Азии, психолога Мохиру Суяркулову милиционеры задержали вместе с десятками других активисток и активистов. 8 марта в Бишкеке должен был пройти уже пятый марш против насилия в отношения женщин, но перед его началом на площадь Победы пришли около 50 неизвестных мужчин в масках и калпаках. Вооруженные пластиковыми палками, они нападали на собравшихся, выхватывали из рук плакаты и сорвали не успевшую начаться акцию. Спустя несколько минут на площади появились милиционеры и несколько автобусов. Силовики задержали около 70 участников марша и доставили их в УВД Свердловского района для «выяснения обстоятельств».

Большую часть задержанных отпустили через два с половиной часа, но в отношении нескольких активисток составили протоколы. При этом в комиссии УВД, назначившей им штрафы по статье 82 Кодекса о нарушениях, сидели те же сотрудники, которые работали на площади, рассказывали активистки «Медиазоне».

— Скажите, перед задержанием милиционеры сказали вам что-то? Какие требования они вам предъявили, раз они говорят, что вы не подчинились? — спрашивала адвокатка Крапивина свою подзащитную на заседании по обжалованию этого штрафа.

— Я пришла на площадь, уже когда большую часть людей задержали. Я увидела там свою коллегу, которая стояла и плакала, я подошла к ней. И тут милиционеры взяли и повели меня в эти автобусы. Они не представились и ничего мне не объяснили, — отвечала Суяркулова.

Представители МВД настаивали, что милиционеры просили ее покинуть площадь и не нарушать общественный порядок, но съемки, подтверждающей эти слова, в суде так и не представили.

Выступая на заседании по жалобе Суяркуловой, сотрудник ГУВД Бишкека Бактыбек Калмурза объяснял, что порвал ее паспорт случайно: «Там лист паспорта застрял между стеклом и крышкой ксерокса». Между тем, активистка — гражданка России, и восстановление испорченного документа займет теперь не менее трех месяцев.

Кроме Мохиры Суяркуловой Свердловский райсуд Бишкека рассмотрел жалобы еще четырех оштрафованных участниц акции 8 марта: Гуляим Айылчы, Аку Кудайбергеновой, Миры Токушевой и самой адвокатки Евгении Крапивиной, которая в тот день тоже пришла на площадь Победы и оказалась в УВД.

На большинство заседаний по их жалобам журналистов и слушателей не допустили из-за карантина; в допросе некоторых свидетелей суд отказал под тем предлогом, что подробности сорванной акции «и так есть во всех СМИ».

Во всех четырех случаях Свердловский суд нашел штраф обоснованным. Теперь проигравшие активистки готовятся обжаловать его решения в вышестоящей инстанции.

Пять аргументов милиционеров

Представители милиции, объясняя на заседаниях по жалобам активисток необходимость их задержания 8 марта, приводили разные аргументы.

Во-первых, милиционеры ссылались на опасность беспорядков. Как следует из протокола оперативного совещания в УВД Свердловского района, за час до начала марша, в 11:00, начальник УВД Ашым Талаев собрал подчиненных и поставил задачу «предотвратить беспорядки и негативные последствия». Согласно оперативной информации, говорится в протоколе совещания, к этому моменту около 50 неизвестных собрались на площади Победы и призывали «всех граждан» присоединиться к митингу «якобы в честь Международного женского дня», чем нарушили запрет на проведение массовых акций в центре города.

Через два дня, 10 марта, УВД Свердловского района обратилось в Свердловский районный суд с ходатайством о «признании законным и обоснованным решения протокольного оперативного совещания» от 8 марта. Суд удовлетворил это ходатайство, задним числом узаконив действия милиционеров.

Фото: предоставлено адвокаткой Евгенией Крапивиной

Адвокатка Евгения Крапивина говорит, что узнала об решении суда только в июне, а вынесено оно было в отсутствие заинтересованной стороны — задержанных активисток.

«Они уже в одиннадцать утра знали о том, что будет стычка, и решили нас задержать. Как можно то, что вы планировали в одиннадцать утра 8 марта, узаконить 10 марта? Тем более, как они могут говорить, что мы срывали с них погоны? Если бы это было так, то это уже [была бы] статья Уголовного кодекса», — недоумевает Крапивина.

Другой довод милиционеров: они задерживали не только активисток, но всех, кто участвовал в предполагаемых беспорядках на площади — в том числе, сторонников консервативно-националистического объединения «Кырк Чоро» и провокаторов. Действительно, на следующий день после разгона марша УВД Свердловского района отчиталось о пяти задержанных, «причастных к провокациям и вступивших в конфликт с участниками марша за права женщин», а лидер «Кырк Чоро» Замирбек Кочорбаев рассказывал, что суд оштрафовал его и нескольких его соратников на 3 тысячи сомов. Но уточнять, кого именно задержали и привлекли к ответственности за нападения на марш 8 марта, представители милиции в суде отказались.

«Где эти провокаторы? Почему их не задержали? Это ведь они на нас напали. Милиция должна была нас от них защитить», — удивляется Аку Кудайбергенова.

Еще один момент, на который указывали представители милиции в суде — отсутствие предварительного уведомления об акции. Согласно 34 статье Конституции Кыргызстана, «каждый вправе подать уведомление в органы власти». Об обязанности подавать такое уведомление в основном законе не сказано, отмечала защита активисток.

«На наших первых судах они еще заявляли об уведомлении, но потом, кажется, они прочитали Конституцию и уже стали говорить: "Было бы хорошо, если бы подали уведомление"», — вспоминает адвокатка Крапивина.

Также милиционеры ссылались на то, что 8 марта в центре Бишкека действовал временный запрет на массовые акции. Но он распостранялся только на Первомайский район, а не на Свердловский, парировала защитница.

Наконец, последним аргументом милиционеров на суде стала ссылка на жалобы местных жителей. За 20 минут до начала марша, утверждали представители УВД, к ним обратились жители домов, прилегающих к площади Победы, и пожаловались на шум: «Мы получили жалобу и выехали разбираться».

Какие-либо подробности этих жалоб, отмечает адвокатка Крапивина, милиционеры привести отказались.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей