«Это дуля всем». Токаев подписал закон о митингах с минимальными изменениями
Мадина Куанова
«Это дуля всем». Токаев подписал закон о митингах с минимальными изменениями
25 мая 2020, 17:11
2 118

Полицейские задерживают протестующего во время митинга 6 июля 2019 в Алматы. Фото: Vladimir Tretyakov / AP / ТАСС

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал закон о митингах, одобренный сенатом 20 мая. Первоначальную версию законопроекта раскритиковали активисты и международное правозащитное сообщество, после этого в проект внесли поправки. Правозащитник Евгений Жовтис называет их «косметикой» и считает, что парламент пошел на минимальные уступки. «Медиазона» рассказывает, что депутаты исключили из закона, что добавили, а что осталось без изменений.

В феврале Министерство информации и общественного развития опубликовало законопроект «О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан» и концепцию к нему, часть которой скопирована из статьи 2012 года на сайте российского Forbes. «Медиазона» подробно рассказывала об этой версии закона.

Казахстанские активисты и международное правозащитное сообщество сразу раскритиковали проект закона, просили его отозвать и переписать, но документ успел пройти два чтения в мажилисе и одно в сенате. 14 мая во втором чтении сенаторы внесли в законопроект несколько поправок и вернули его в мажилис. На заседании 20 мая депутаты мажилиса полностью согласились с поправками сенаторов: парламент одобрил новый закон о мирных собраниях.

За что критиковали

Международные правозащитные организации с марта говорят, что законопроект не соответствует международным стандартам. Human Rights Watch и Freedom House просили Казахстан не рассматривать документ во время пандемии коронавируса и карантина. Спецдокладчик ООН по вопросу о свободе мирных собраний и ассоциаций Клеман Вуль раскритиковал обязательные уведомления для всех форм акций, выделение специализированных мест для митингов, требование к организаторам и участникам мирных собраний не скрывать свое лицо.

Беспокойство из-за множества требований к проведению митингов и большого количества оснований для запрета выразили Институт по правам человека Международной ассоциации юристов (IBAHRI), Международная комиссии юристов (ICJ) и Центр по гражданским и политическим правам (CCPR). Amnesty International возмущалась, что в законопроекте под термином «уведомление» речь идет о «необходимости получать "разрешение" властей на все», а мирные митинги не могут проводиться на всех «общедоступных пространствах».

Пока правозащитники критиковали проект закона, он успешно проходил чтения в парламенте. За шаг до отправления документа на подпись президенту, во время второго чтения, депутаты сената решили внести «концептуальные изменения» и вернуть его в мажилис. Сенаторы посчитали, что нужно разрешить участникам и организаторам митингов носить медицинские маски, не прекращать митинг, если кто-то из участников акции нарушит закон о мирных собраниях, совершит «насильственные действия», а также добавили норму о трех специализированных местах в каждом районе областных центров и в городах республиканского значения.

Что изменилось

Кроме поправок, перечисленных выше, депутаты внесли другие технические изменения, объясняя это «объединением близких по смыслу подпунктов» и регулированием другими законами Казахстана.

Из пункта 2 статьи 5 (обязанности организатора мирных собраний) исключили подпункт 5. Теперь организатор митингов не обязан обеспечивать безопасность участников мирных собраний, а также «содействовать органам внутренних дел в обеспечении общественного порядка». Однако в статье остались пункты, которые обязывают организаторов и участников выполнять требования полицейских и госорганов и по требованию акиматов и полиции прекращать митинг.

Организаторы митингов не должны требовать от участников не скрывать свои лица (депутаты исключили подпункт 10 пункта 2 статьи 5). Но организаторам, как и участникам, все еще запрещается скрывать лицо одеждой или другими предметами, исключение сделано для «средств индивидуальной защиты, направленных на охрану здоровья».

Пункт 2 статьи 9 (место и время проведения мирных собраний) дополнили частью как минимум о трех специализированных местах в каждом районе городов республиканского значения и в административных центрах областей.

Депутаты внесли изменения и в статью 14 (отказ в проведении мирных собраний). Из 13 оснований для отказа в согласовании митинга депутаты убрали лишь одно. Теперь митинг нельзя запретить, объяснив это тем, что он будет мешать работе городской инфраструктуры. Депутаты посчитали это основание излишним, потому что митинги, по их мнению, и так будут проходить в специализированных местах, которые для них предназначены и подготовлены. По этому же закону местные власти должны обеспечить безопасность и удобства организаторам и митингующим.

Парламентарии убрали подпункт 3 пункта 1 статьи 18 (Основания и порядок прекращения мирных собраний) — «совершение участниками мирных собраний насильственных действий, нарушение организатором порядка организации и проведения мирных собраний». Объясняется это тем, что такое же основание для запрета содержится в 1 и 2 подпункте. Статью 18 дополнили пунктом 4 о том, что если на митинге будет совершено какое-либо нарушение, и оно будет быстро устранено, акция не будет прекращаться. Прекращение мирного собрания не должно зависеть от поведения отдельных людей — к примеру, намеренно провоцирующих нарушение общественного порядка, — пояснили сенаторы.

Что осталось под запретом

Депутаты сохранили уведомительный характер проведения мирных собраний, который Токаев назвал своей «принципиальной позицией». Нельзя организовывать и выходить на митинги, пикеты, акции, если организаторы не отправили в акимат за пять дней до этого соответствующее уведомление. В уведомлении обязательно нужно указать цель и форму собрания, личные данные организаторов, место и время акции, предполагаемое количество участников, источники финансирования.

У властей есть три дня на ответ, 12 оснований для отказа, право предложить изменить место и время. Если акимат никак не ответит на уведомление, митинг будет считаться законным. Для проведения шествий и демонстраций необходимо получить от акимата разрешение. Так же, как и в случае с уведомлением, организаторы должны предоставить местным властям заявление, удовлетворяющее всем 13 пунктам статьи о получении согласования, власти имеют право не разрешить шествие или демонстрацию.

Организовывать и участвовать в митингах и протестах закон запрещает иностранцам и лицам без гражданства. Правозащитники не раз называли эту норму противоречащей Международному пакту о гражданских и политических правах, конвенции ООН о статусе беженцев. Даурен Абаев, глава ведомства, создавшего закон, на это ответил фразой: «Мы в лице правительства не торгуем национальными интересами».

Мирные собрания можно проводить только в специально отведенных местах, которые будут выбирать маслихаты. Списки специализированных мест на своих сайтах должны публиковать акиматы. Проведение митингов в «иных» местах запрещается. Закон по-прежнему предусматривает только одиночные пикеты и не разрешает проведение стихийных митингов.

Игра со спичками

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис считает, что парламентарии обратили внимание на критику международных организаций, но внесли лишь минимальные изменения в текст законопроекта. «Такая косметика не касается ни в какой мере сути претензий и международных обязательств», — настаивает Жовтис.

«Это игра со спичками: каждый раз, когда вы крутите дулю перед международным сообществом, все это рано или поздно аукнется, как минимум [от митингующих] будут обращения в комитет ООН по правам человека. Честно говоря, дуля очень сильная, потому что это дуля всем — и ООН, и ОБСЕ, и крупнейшим юридическим организациям. Маловероятно, что властям удастся "продать" международному общественному мнению вот эти якобы улучшения в виде уведомительного порядка проведения митингов», — рассуждает правозащитник.

Евгений Жовтис входил в рабочую группу по законопроекту о митингах на первых этапах, но весной 2020 года покинул ее. Он вспоминает, что в сентябре 2019 года «было ощущение, что есть некое желание не то чтобы принять передовой демократический закон, но как-то все-таки международным нормам соответствовать».

«Я думаю, что-то переломилось в октябре. Либо комитет национальной безопасности, либо совет безопасности, либо определенные политические фигуры в администрации президента решили, что это очень рискованно, ослабляет режим и приводит к вымышленному хаосу. Дальше стали пытаться волков накормить и овец спасти. И теперь лихорадочно стараются найти в написанном, что-то, что можно было бы показать как достижение. Сожалеть о принятом законе будет прежде всего не Казахстан, а сам господин Токаев», — заключает Жовтис.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей