От «взаимоприемлемого решения» до «мы должны убить их». Реакция властей Казахстана на протесты и волнения
Дария Женисхан
От «взаимоприемлемого решения» до «мы должны убить их». Реакция властей Казахстана на протесты и волнения
3 231

Задержание местных жителей в Алматы 8 января 2022 года. Фото: Василий Крестьянинов / AP

Со 2 января Казахстан оказался в центре новостной повестки. Мирный протест на западе страны перерос в массовые акции и беспорядки почти во всех регионах. К такому повороту событий президент и правительство, кажется, готовы не были. Их реакция менялась день ото дня, как, впрочем, менялся и сам характер протеста. В итоге: тысячи задержанных и десятки убитых, политические перестановки и уход из руководства страны Нурсултана Назарбаева. «Медиазона» проследила за метаморфозой, которая произошла с риторикой и действиями властей Казахстана за последнюю неделю.

2 января

Около сотни жанаозенцев вышли на митинг, требуя вдвое снизить цену на сжиженный газ. Мирная акция протеста привлекла внимание независимых, зарубежных и государственных медиа. Последние, в частности крупнейшие госиздания страны Zakon и Tengrinews, перестали открываться на территории Казахстана и за рубежом. Публиковать новости редакции продолжили в соцсетях.

3 января

Впервые Касым-Жомарт Токаев прокомментировал происходящее на следующий день после начала протестов. Он поручил правительству разобраться с митингами в Жанаозене и предупредил, что, несмотря на право граждан высказывать свои требования, необходимо держать ситуацию под контролем и выражать свой протест исключительно в рамках законодательства.

К протесту в Жанаозене тем временем подключились регионы — первыми вышли жители Актау. К местному аэропорту сразу же стянули автозаки и военные грузовики. К обеду стало известно о задержаниях солидарных с жанаозенцами астанинцев. Протест перекинулся на остальную часть Мангистау, а также на Караганду, Алматы, Шымкент, Атырау, Актобе и постепенно охватил всю страну.

К протестующим в Жанаозене с обещанием понизить цену на газ вышел аким Мангистауской области Нурлан Ногаев. Министерство энергетики же объявило, что снижение цен невозможно. Стоимость газа, по словам чиновника, устанавливают владельцы АЗС, поэтому возможности выполнить требование митингующих «на сегодняшний день» власти не видят.

Вскоре к лозунгам демонстрантов добавились политические требования — отставка правительства и полная смена власти. В Актобе протест набирал обороты, протестующие рвались к зданию областного акимата и преодолели оцепление. Правительство пообещало снизить цены на газ, однако митинги и шествия не прекращались. Начались массовые задержания, в Алматы полиция применила силу, была ранена одна из активисток движения Oyan, Qazaqstan!. Вышедшие на улицы «ояновцы» призывали к мирному митингу и скандировали политические лозунги, требуя реформ и смены власти.

Протест окончательно стал политическим. По всей стране к местам скопления протестующих стягивались военные силы, подвозились автозаки, объявлялось о полицейских усилениях. Связь в стране полностью пропала.

Власти в этот день практически не комментировали происходящее — официальные сайты президента и правительства не открывались даже за границей, последние посты чиновников в соцсетях зачастую были посвящены новогодним поздравлениям. Госканалы убеждали, что требования протестующих нерациональны.

4 января

Токаев, во второй раз комментируя события в стране, объявил о том, что в Актау направилась правительственная комиссия. Президент обратился к протестующим, призвав их к диалогу с властями.

Республиканский административный штаб, по словам главы государства, работал круглосуточно, а комиссия искала «взаимоприемлемое» решение.

Силовикам Токаев поручил охранять общественный порядок.

Протест тем временем не сбавлял темпов — в Кызылорде произошло столкновение протестующих с силовиками, в Уральске и Актобе протестующие решили остаться ночевать на площади, в Алматы колонны из нескольких тысяч демонстрантов выдвинулись в центр города.

5 января

Первое и самое короткое официальное телеобращение президента Токаева, транслируемое по национальному телеканалу «Хабар», вышло спустя три дня после начала протестов. В нем глава государства кратко, не больше минуты, просил «не поддаваться на провокации изнутри и извне». Он называл реакцию населения на протест «эйфорией митинговщины и вседозволенности».

«Власть не падет», — подчеркнул Токаев. Отдельно он обратился к молодежи, попросив их «не портить» себе жизнь.

Протестующих тем временем стало только больше — на площади в Жанаозене собралось порядка десяти тысяч человек. Зазвучал один из самых популярных в Казахстане политических лозунгов «Шал, кет!».

Власти продолжили блокировать медиа — стал недоступен КазТАГ. В ночь на 5 января в Алматы силовики впервые применили светошумовые гранаты и слезоточивый газ против протестующих. В ответ те начали отбирать у них щиты, некоторые громили полицейские машины. На корреспондента «Медиазоны» напали и разбили телефон.

В Талдыкоргане протестующие снесли памятник первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

Ночью Токаев ввел режим чрезвычайного положения в Мангистау и Алматы, здесь был установлен комендантский час. Позже режим ЧП ввели по всей стране. В южной столице соорудили баррикады, люди прорвались в здания местного акимата и полиции. Акимат был подожжен, аэропорт — захвачен.

Пока в Уральске силовики разгоняли местных жителей светошумовыми гранатами, Токаев отдал поручение о госрегулировании цен на газ и впервые заговорил об убитых силовиках. Вечером он объявил себя главой Совбеза вместо Нурсултана Назарбаева, ухода из политики которого требовали митингующие.

На «Хабаре» тем временем «цитатой дня» стало обещание Токаева учесть все законные требования протестующих.

6 января

В час ночи власти отчитались об освобождении алматинского аэропорта. В некоторых городах восстановилась связь — в сети появились фото и видео с ограбленными магазинами. Мародеры, по информации медиа, разгромили ювелирные магазины, крупные торговые центры и вынесли оружие из здания Комитета национальной безопасности. Неизвестные на бронетехнике въезжали в банки, наличные из банкоматов вытаскивали, распиливая аппараты. В Алматы не прекращалась стрельба.

Наступил переломный момент — Токаев, резко поменяв риторику, напрямую обратился к ОДКБ за помощью в борьбе с «террористами». Чуть позже президент отдал силовикам и армии приказ стрелять на поражение.

«Террористы применяют оружие по отношению к гражданам. За рубежом высказываются предложения вести переговоры. Какая глупость. Какие могут быть переговоры с преступниками, убийцами? Нам пришлось иметь дело с вооруженными, подготовленными бандитами», — сказал Токаев по телевидению.

По его словам, происходящее в стране перестало быть просто «угрозой», а переросло в попытку «подрыва целостности государства».

Председатель ОДКБ президент Армении Никол Пашинян практически моментально принял решение о вводе «миротворческих» сил в Казахстан. Это стало первым в истории организации решением о военном вмешательстве во внутренние конфликты страны-участницы.

Параллельно Токаев убрал с должности одну из самых «про-назарбаевских» фигур политической элиты, бывшего премьера, а при Токаеве главу КНБ, Карима Масимова.

7 января

В твиттере президента появился тред на английском — в нем он утверждал, что правительство «быстро реагирует» на происходящее и говорил об эскалации протеста.

«Они убивали полицейских и молодых солдат, поджигали административные здания, грабили магазины, насиловали женщин. По моему мнению, с террористами не может быть переговоров, мы должны убить их», — написал Токаев в последнем твите. Позже этот твит, как и предыдущий, в котором глава государства утверждал, что в стране бесчинствуют «20 тысяч бандитов», были удалены.

Тем временем заместитель акима Шымкента Шынгыс Мукан рассказал, что неизвестные лица раздавали протестующим деньги и энергетики, от которых те «теряли контроль». Госканалы рапортовали о «стабильной» ситуации в стране, а корреспонденты «Медиазоны» за те пару часов, что была доступна мобильная связь, сообщили об очередях у городских моргов, где вооруженные люди без опознавательных знаков стреляли по ногам российских журналистов.

8 января

По делу о госизмене был задержан Карим Масимов. Токаев также снял с должности заместителя секретаря совета безопасности страны Азамата Абдымомунова.  В Алматы тем временем продолжилась спецоперация по зачистке от «террористов».

Власти комментировали происходящее скупо — пресс-секретарь Назарбаева в очередной раз сказал, что тот не покидал страну, о чем ранее поползли слухи, и консультирует президента. В свою очередь Токаев поблагодарил российского президента Владимира Путина за введение войск в Казахстан.

Связи с казахстанцами почти не было — блокировку интернета министерство цифрового развития объяснило тем, что для координирования действий им пользуются «террористы».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей