«В селе был ужасный сыр‑бор, избили сотрудника МВД, были угрозы самосуда». Чем занимаются и где заседают кыргызские суды аксакалов
Айсымбат Токоева
«В селе был ужасный сыр‑бор, избили сотрудника МВД, были угрозы самосуда». Чем занимаются и где заседают кыргызские суды аксакалов
980

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

В Чуйской области семье подозреваемого в изнасиловании 16-летней кыргызстанки пришлось поспешно покинуть родное село. Решение об их переезде вынес суд аксакалов под давлением местных жителей, которые грозили самосудом семье подозреваемого. Старейшины приняли незаконное решение, утверждает местная прокуратура, а в Ассоциации судов аксакалов говорят, что они были вынуждены это сделать. «Медиазона» разбирается, чем именно занимаются эти суды в Кыргызстане и где заканчиваются их полномочия.

7 декабря жители села Исмаил в Чуйской области созвали суд аксакалов из-за изнасилования несовершеннолетней. Сельчане настаивали на переезде всей семьи подозреваемого и пригрозили им самосудом. Аксакалы дали семье трое суток на переезд. 9 декабря семья из восьми человек переехала из села, а местная милиция осталась охранять их дом.

В районной прокуратуре поспешили объяснить, что подобное решение незаконно. В ведомстве заверили, что милиционеры обеспечивали безопасность семье подозреваемого, но они все равно покинули Исмаил.

Глава Ассоциации судов аксакалов Замира Мамакеева рассказывает, что старейшины Исмаила были вынуждены принять такое решение, чтобы успокоить население, поскольку семьи потерпевшей и подозреваемого живут по соседству; кроме того, дом подозреваемого облили бензином и угрожали поджечь.

«Суды аксакалов не уполномочены выселять кого-либо. Они сообщили об этом населению. Но если бы аксакалы отправили решать их спор в суд, то их заявление начали бы рассматривать через 15 дней. А там была такая ситуация, что нужно было немедленно решать этот вопрос. В селе был ужасный сыр-бор, избили одного сотрудника МВД, были угрозы самосуда», — объясняет Мамакеева.

Согласно статье 15 закона о судах аксакалов, старейшины рассматривают дела по семи вопросам в связи с семейными и имущественными спорами, а также разрешают споры об использовании земельных участков. Выселение местных или арест подозреваемых — вне компетенции аксакалов. Они могут выносить предупреждения, приносить извинения семьям пострадавших, штрафовать, объявлять общественное порицание подозреваемым. В случае неисполнения их решения аксакалы имеют право обратиться в местный суд с заявлением о принудительном исполнении.

Потрава и долг за воду

Обычно сельчане обращаются с жалобами на потраву, когда скот уничтожает урожай: кукурузу или пшеницу, рассказывает 59-летний Саламат Казыбаев, член суда аксакалов села Спартак в Чуйской области. В таких случаях владелец скота возмещает ущерб, отмечает он.

Казыбаев уже второй срок заседает в суде аксакалов своего села. «Четыре года назад вступил в суд. Выбрали меня просто: с каждой улицы по одному представителю. Я сам не знал, меня просто оповестили. Я занимаюсь крестьянским хозяйством. Сказали, что вы по всем параметрам подходите: образование и возраст. Я окончил Сельскохозяйственный институт в Бишкеке, я — инженер-механик», — объясняет старейшина.

В их суде заседают семь аксакалов — все мужчины. Суды проходят один раз в пару месяцев — по мере поступления обращений. Жалобы рассматривают в здании айыл окмоту: сначала выступает заявитель, выходит из зала, потом слово предоставляют ответчику.

«Наш председатель — бывший сотрудник милиции, хороший юрист, и он предлагает решение. Я не так силен в правоохранительных вопросах, поэтому я доверяю председателю. Потом мы вызываем обе стороны и озвучиваем свое решение и спрашиваем, согласны они или нет. Пока не было тех, кто был не согласен с решением», — отмечает аксакал.

По его словам, жалобы поступают также и на самих сельчан — за неоплату питьевой воды. В суд аксакалов обращается общество водопользователей. Старейшины вызывают сельчан и просят оплатить долг. Реже всего в их суд обращались из-за конфликтов между сельчанами и с семейными проблемами.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

«На женщинах все держится» 

В суде аксакалов Свердловского района Бишкека работают пять человек, из которых трое — это женщины. «В основном на женщинах все держится, а вот мужики то не хотят, то им некогда», — рассказывает председатель суда, 77-летний Валентин Семенов.

Он сетует, что некоторые аксакалы часто не приходят на заседания, поскольку работа общественная и платы за нее нет. Семенов работал в суде аксакалов более десяти созывов — работать в нем он начал с учреждения подобных судов.

«В 1995 году избрали председателем ТОСа. Вышло постановление о создании суда аксакалов, и мне пришлось заниматься этим. <...> Я консультировался с правоохранительными органами. Мне помогал полковник милиции, он жил в нашем районе и помогал нам документацию вести. Потом мы закупили юридическую литературу: Административный кодекс, Кодекс о семье, Гражданский кодекс и так далее. Ориентировались на законодательную базу», — рассказывает аксакал.

После нескольких созывов Семенов избирался депутатом городского кенеша. Став депутатом, он добился того, чтобы в Бишкеке аксакалам выплачивали небольшое поощрение — председателю 1 720 сомов и членам суда 230 сомов в квартал.

Аксакалы Свердловского района заседают в опорном пункте милиции в микрорайоне Аламедин-1. Раньше заседания проходили регулярно — каждый четверг, но с 2019 года жалобы стали поступать реже, говорит Семенов.

«Раньше правоохранительные органы, участковые, органы дознания присылали материалы. После того, как в 2019 году приняли новые кодексы, для судов аксакалов практически не осталось места. Теперь мы работаем только с материалами, которые поступают непосредственно к нам от жителей», — отмечает старейшина Свердловского района.

Он объясняет, что жители района обычно жалуются на затопление квартир, также к ним поступают материалы о мелком хулиганстве — это ссоры между соседями. Также в суд аксакалов обращаются домкомы и председатели ТСЖ с жалобами на неплательщиках членских взносов.

«Было несколько материалов по семейному насилию. Например, жила бабуля одна, выходила на балкон и кричала, просила о помощи. В суд аксакалов пришли ее соседи. Мы узнали, где живет ее сын и поговорили с ним. Он, грубо говоря, издевался над матерью — не навещал и не помогал», — рассказывает Семенов.

По его словам, некоторые суды аксакалов Бишкека рассматривали до 200 материалов в месяц, но в его суде было до 120 дел за месяц. Основная задача таких судов — примирение сторон, считает старейшина.

«В свое время помогали в развитии судов аксакалов благотворительные иностранные организации, [такие] как USAID. Но со временем власти перестали просить отчеты по делам, так работа постепенно затихала. Раньше мы писали отчеты в суды, горкенеш и РОВД. Последние лет пять работа ослабевала, а вот с новыми кодексами вообще работа стала слабой», — сетует аксакал.

Он уверен, что суды аксакалов необходимы — особенно в сельской местности, поскольку эти суды не требуют пошлин и более доступны для решения споров. «Нельзя ликвидировать и отказываться, просто нужно помочь усилить», — заключает Семенов.

Трансформация судов аксакалов

В 2017 году была создана Ассоциация судов аксакалов. Главой стала 61-летняя Замира Мамакеева, которая последние три года проработала председателем суда аксакалов в Октябрьском районе Бишкека. «Ассоциация инициировала финансирование. С новой Конституцией мы ввели финансирование для судов аксакалов и вошли под крыло местного самоуправления (статья 115 Конституции — МЗ)», — рассказывает она.

Мамакеева добавляет, что пока размер зарплат для аксакалов и источник финансирования не установлен — власти должны разработать этот вопрос.

«Мы должны найти статус для судов аксакалов в соответствии с новой Конституцией, а сейчас суды аксакалов — это общественная организация без финансирования государства. Возможно, они станут специализированными судами традиционного отправления правосудия», — говорит глава ассоциации.

Мамакеева отмечает, что судопроизводство в Кыргызстане затянуто и затратно, поэтому суды аксакалов нужны как альтернативная форма правосудия.

«Суды аксакалов выносят решение, не только основываясь на законе, но и [учитывая] традиции и обычаи кыргызского народа. Поэтому их еще называют традиционными судьями», — утверждает бывшая судья.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей