Не даешь стране угля. Кто виноват в том, что казахстанцы мерзнут в очередях за топливом, дерутся с чиновниками и обливают себя бензином
Никита Данилин
Не даешь стране угля. Кто виноват в том, что казахстанцы мерзнут в очередях за топливом, дерутся с чиновниками и обливают себя бензином
4 149

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Во многих регионах Казахстана практически каждый год наблюдается дефицит угля, однако в этот отопительный сезон нехватка топлива вызвала намного больше ажиотажа, чем обычно. Во многом это объясняется широким освещением происходящего в соцсетях и несколькими резонансными случаями, привлекшими внимание СМИ. Например, в Восточно-Казахстанской области местный житель попытался устроить акт самосожжения из-за отказа выдать ему уголь. «Медиазона» разбиралась, в чем причины нынешнего ажиотажа вокруг поставок угля, кто виноват в дефиците и как он сказывается на местных жителях.

Очереди в тупиках и попытка самосожжения

О дефиците угля в северных регионах Казахстана в этом году заговорили с конца сентября. 24 сентября жители Усть-Каменогорска рассказали, что в главной точке разгрузки угля выстроились огромные очереди из грузовиков, водители которых могли ждать в них по несколько суток. При этом топливо выдавали в ограниченном количестве — не более трех тонн на автомобиль.

«Стою в очереди второй день, живу в Северном, сказали, выдают по три тонны, что такое три тонны, для дома этого даже до Нового года не хватит. А само качество угля вы видели?» — задавал вопрос корреспонденту Altay News водитель Асхат Бактаев.

При этом Бактаев был не единственным, кто заметил низкое качество угля. Также у многих вызвала вопросы цена на топливо, возросшая до 20 тысяч тенге за тонну.

К началу ноября проблема недостатка угля в Усть-Каменогорске и Восточно-Казахстанской области так и не решилась — люди продолжали стоять в очередях.

2 ноября водитель, двое суток ожидавший своей очереди перед въездом в угольный тупик, перегородил дорогу, взял канистру с бензином и угрожал поджечь себя из-за того, что ему отказали в выдаче угля. В полиции тогда объяснили произошедшее тем, что уголь выдавался по талонам городским жителям, а пытавшийся сжечь себя водитель приехал из области.

На видео запечатлен момент того, как у водителя отбирают канистру с бензином и пытаются вытащить его из перегородившего дорогу грузовика.

10 ноября, как сообщал «31 канал», из-за длительного ожидания в очереди усть-каменогорский водитель грузовика пытался протаранить ворота пункта выдачи. В середине ноября чиновники признали, что с августа по октябрь в регион было недопоставлено 2 357 полувагонов с углем.

Похожая ситуация сложилась в первых числах октября в Петропавловске. Местные писали в соцсетях, что топливо в принципе невозможно купить — его не было ни на угольных складах, ни на угольных тупиках. На одном из видео удалось запечатлеть очередь из 50 грузовых машин, скопившихся перед въездом на тупик. Автор видео объяснял, что в город раз в неделю приезжают только три вагона с углем. При этом в местном акимате утверждали, что проблем с топливом нет, а трудности могут возникать только у тех, кто не закупился летом.

Нехватка угля в Петропавловске продолжалась до конца октября. Местные чиновники настаивали, что перебои с топливом связаны с несвоевременной поставкой вагонов и отставанием от графика отгрузки с разрезов. Власти пообещали, что поставки наладятся к ноябрю.

В первых числах октября жители Астаны также стали сообщать о дефиците твердого топлива в городе. «Дефицит угля. Нет угля. Большая очередь», — комментировал один из очевидцев, снимая пустые грузовики, стоящие в очереди.

Однако в акимате эти сообщения отвергли и рассказали, что запас угля составляет 9 685 тонн, и в город своевременно приходят новые поставки.

К 12 октября обстановка на столичных угольных тупиках накалилась — астанчанам приходилось занимать очереди глубокой ночью и проводить на них по семь-восемь часов. В одни руки отпускали не более 20 тонн топлива. Акимат поменял риторику и объяснял происходящее тем, что с начала сезона был недостаток вагонов, а теперь заключается проблема в перебоях поставок.

Дефицит угля также обострился в Акмолинской и Северо-Казахстанской областях — на угольных тупиках также скопились очереди из грузовиков. Местные власти назвали это «проблемами» на карьерах, из-за которых поставщики задерживают доставку.

Журналистка из Кокшетау Сания Копжасарова также рассказывала, как прождала в очереди за углем больше 12 часов.

«К девяти утра, когда, наконец, начали раздавать уголь, поднялся ажиотаж. Одни спорили, другие кидались в драку. "Культурных" отодвигали назад, "борзые" оказывались "в дамках". Кто-то шустрый получил монтировкой по голове. А мне и вовсе пришлось остановить погрузчик и пригрозить бородатому мужику, чтобы вернуть законную очередь», — вспоминала Копжасарова.

Драки с чиновниками и женщины в ковшах

В октябре дефицит твердого топлива добрался до юга Казахстана, в том числе и до Алматинской области.

27 октября в селе Сарыозек из-за нехватки угля местные жители вступили в конфликт с заместителем акима Кербулакского района Нурланом Аденовым. Спор перерос в потасовку после того, как чиновник предложил возмущавшимся сесть на его место и самостоятельно решить проблему нехватки топлива. Один из пришедших к замакиму на прием схватил Аденова за пиджак, толкнул и ударил по голове, когда их пытались разнять. Видео инцидента было опубликовано в соцсетях.

Аденов вызвал полицию и написал на обидчика заявление. Позже он объяснял произошедшее тем, что ситуация была «практически спровоцирована».

«Ругались, повышали голос, истерики закатывали, что только ни говорили, обвиняли вплоть до коррупции. Я им объяснял, что тупики, которые занимаются продажей угля, все частные. Аким не может регулировать их, так как это незаконное вмешательство в деятельность малого и среднего бизнеса. Не могу их цены тоже регулировать. Вагоны приезжают в Сарыозек полупустыми, потому что часть товара они продают в других местах», — рассказывал он Tengrinews.

30 октября в соцсетях появилось еще одно видео, снятое в Кербулакском районе. На нем женщина забиралась в ковш погрузчика, перевозившего уголь. Видео сопровождалось следующим текстом: «В Сарыозеке продолжается выживание за уголь, люди стоят насмерть, чтобы взять хоть тонну угля, в четверг власти обещали <…>, что урегулируют очередность выдачи угля для социально уязвимой категории людей, но они даже не соизволили туда прийти или отправить представителей».

Аким Кербулакского района Галиаскар Сарыбаев назвал появившееся видео провокацией. По его словам, угля в районе достаточно, он реализуется по очередности и без какой-либо суматохи. При этом в сообщении акимата отмечалось, что в регионе создался «искусственный дефицит угля» из-за ухудшения погодных условий и резкого наплыва покупателей. «Поставляемого объема стало недостаточно, чтобы одномоментно удовлетворить спрос всех желающих приобрести твердое топливо», — объясняли в акимате.

О дефиците угля также рассказывали жители Капшагая. «Уголь в тупик привозили, толку не было. Уголь забирали фуры, двадцатитонники. Нам, местным, угля так и не досталось. Пришел мороз, вынуждены покупать мешками. Мешок 1 200 тенге стоит», — объяснял телеканалу «Алматы» житель города Олег Видеман в начале ноября.

В акимате же заверяли, что топлива нет из-за того, что в соседних Кербулакском и Балхашском районах нет железнодорожных тупиков и они приобретают уголь в Капшагае.

Жители Талгарского района рассказали радио «Азаттык», что купить уголь, если ты не оптовик, проблематично. По их словам, они могут безрезультатно осаждать пункты выдачи топлива по несколько дней. При этом оптовики, закупая тонну за 12-13 тысяч тенге, потом перепродают уголь мешками по 30-35 килограмм за тысячу тенге.

«Во всем виноваты акиматы»

Еще в мае 2021 года министр индустрии и инфраструктурного развития Бейбут Атамкулов утверждал, что дефицита угля в грядущем отопительном сезоне не ожидается.

В конце сентября чиновники министерства отчитывались, что потребность угля в стране составляет 9,2 млн тонн, из них для нужд населения требуется 6,4 млн тонн. На тот момент отмечалось, что потребители обеспечены углем на 71,2%, и полностью выполнить план власти рассчитывали уже к середине октября.

15 ноября министерство индустрии подтвердило, что жителям Акмолинской, Алматинской, Восточно-Казахстанской, Костанайской, Кызылординской, Павлодарской, Северо-Казахстанской областей, а также Алматы и Астаны не хватило угля. Это объясняли тем, что акиматы не обеспечили контроль за своевременными поставками топлива.

Для решения проблемы в ведомстве решили дополнительно поставить в регионы 487 тысяч тонн угля до конца ноября. Сообщалось, что на 9 ноября 2021 года регионы обеспечены запасами угля на 92,6%.

18 ноября на заседании сената депутат Ляззат Рысбекова подняла тему роста цен на твердое топливо. По ее словам, цена на бытовой уголь выросла на 9%, что было вызвано повышением тарифов на перевозку и электроэнергию. На это министр Атамкулов ответил, что с поставщиками проводятся переговоры по сдерживанию цен.

«Крупные товаропроизводители угля с ними составили меморандумы. Мы договаривались о конкретной цене с месторождениями Каражыра, Богатырь и Шубаркуль. Цена — от 5 200 тенге, самое дорогое — 5 700 тенге будет за тонну», — пообещал министр.

При этом позже в пресс-службе МИИР добавили, что стоимость, которую озвучил министр — цена угля на разрезах. А стоимость топлива для конечных потребителей будет дороже из-за транспортировки, аренды тупика и прочих расходов.

Искусственно созданный дефицит

Согласно данным казахстанского бюро национальной статистики, за январь-июль 2021 года угледобывающие компании Казахстана добыли 62,8 млн тонн угля. Это на 0,5% меньше, чем за январь-июль 2020 года. При этом за тот же период страна отправила на экспорт 16 млн тонн каменного угля на сумму 254,9 млн долларов — на 29,2% больше, чем в прошлом году.

При этом многие специалисты не склонны связывать дефицит угля внутри страны с возросшим экспортом. Например, эксперт рынка энергоносителей Сергей Смирнов рассказал Tengrinews, что объемы угля в стране не могли снизиться из-за возросшего экспорта, так как в больших объемах казахстанский уголь продавать за границу попросту невыгодно из-за его высокой зольности. Смирнов считает, что в нынешней ситуации напрашивается вариант с намеренным сокращением добычи и созданием искусственного дефицита для поднятия цен.

Экономист Петр Своик также утверждает, что физического дефицита угля в стране нет, но производители и продавцы видят, как растут мировые цены на уголь, и ждут, когда стоимость на внутреннем рынке также станет выше. По его словам, поставки угля могут «специально придерживаться».

«Единственным фактором является рост цены в мире и то, что этим кто-то хочет воспользоваться. Цены на уголь государством не регулируются», — резюмировал Своик.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей