Сломали Эмомали. Таджикистан в одиночестве выступил против талибов и оказался бессилен
Михаил Тищенко
Сломали Эмомали. Таджикистан в одиночестве выступил против талибов и оказался бессилен
2 348

Талибы охраняют ворота Панджшера. Фото: AP

Новая власть в Афганистане, созданная террористической группировкой «Талибан», за короткие сроки получила подобие международного признания. По сути, мировые лидеры, смирившись со сменой власти в Афганистане, уже списали со счетов свергнутое правительство. Одним из исключений оказался Таджикистан. Он объявил, что не будет признавать единоличную власть талибов, и осудил происходящее в Панджшере. Но, не получив поддержки, таджикские власти снизили градус риторики. «Медиазона» выяснила, насколько категорично настроены в Душанбе, когда другие страны готовы договариваться с талибами.

Спустя месяц с тех пор, как талибы захватили Афганистан, они, по сути, добились международного признания своей власти. Это не формальное признание — его нет и, вероятно, не будет в ближайшем будущем, ведь взамен от «Талибана» требуют соблюдения прав человека, но он уже начал воссоздавать в стране фундаменталистский режим, пусть и в облегченной версии. Однако фактически талибов уже признали новыми хозяевами страны — с ними устанавливают контакты, с ними договариваются, например, о безопасности посольств, им ставят условия для дальнейшего сотрудничества.

О прежнем правительстве на международном уровне почти не вспоминают. Как и о сопротивлении «Талибану», которое еще продолжается в Панджшере, хотя и не представляет для боевиков серьезной угрозы.

Режим талибов не получил полноценной легитимности, но Афганистан при них не воспринимается как страна-изгой. Он получает международную помощь, принимает авиарейсы — первым после перерыва в Кабуле приземлился самолет из близкого к «Талибану» Пакистана — и официальные визиты. В Кабул, в частности, прибыл глава МИД Катара — еще одной близкой к талибам страны, где они разместили свой политический офис.

В Афганистане продолжают работать иностранные посольства. Министр внутренних дел «Талибана», объявленный в розыск за терроризм Сираджуддин Хаккани, общается с представителем ООН «для обсуждения гуманитарной помощи». Соседи — Туркменистан и Узбекистан — продолжают поставлять в Афганистан топливо, даже Таджикистан, несмотря на протесты против талибов, не останавливает экономические связи.

В целом приход талибов к власти воспринимается как свершившийся факт. Такие оценки звучали, в частности, со стороны России и Китая на недавнем саммите Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе. И если страны, находящиеся дальше от Афганистана, могут позволить себе больше критики, большинство соседей демонстрирует, что готовы сотрудничать.

Узбекистан «приветствовал» создание нового правительства в Афганистане и принял от талибов поздравления по случаю 30-летия своей независимости. Туркменистан, со слов вице-премьера Афганистана, поздравил его с формированием правительства, сообщив о намерении «развивать дружеские связи между странами».

Казахстан, говоря о возможности признания правительства талибов, напомнил о резолюциях Совета безопасности ООН, принятых против группировки (дав понять, что вопрос о статусе «Талибана» должны решать, прежде всего, участники Совбеза, включая США, Россию и Китай), но объявил о готовности к контактам.

Талибы, со своей стороны, готовы поддержать инфраструктурные проекты Узбекистана в Афганистане. Транспортные и энергетические проекты, включая завершение строительства железной дороги и проведение газопровода ТАПИ для поставок газа в Южную Азию, с новым правительством обсуждал и Туркменистан.

Саммит Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе. Фото: пресс-служба президента Таджикистана

Демарш

Позиция Душанбе выбивается из этого ряда. В конце августа пресс-служба президента Эмомали Рахмона сообщила, что Таджикистан «не будет признавать никакого другого правительства, сформированного в этой стране путем угнетения и преследования, без учета позиции всего афганского народа, всех его национальных меньшинств».

Позднее, уже после создания правительства талибов, посольство Таджикистана в Кабуле информировало, что озвученная позиция остается в силе. И хотя формально в правительство Афганистана были включены несколько этнических узбеков и таджиков, но все они также представляют «Талибан», который в последние годы старался вербовать в свои ряды не только пуштунов, которые изначально были основой группировки.

Президент Таджикистана призвал международное сообщество оказать помощь Панджшеру — подчеркнув, что талибы заблокировали регион, где находятся силы сопротивления, вызвав там гуманитарный кризис. Таджикский МИД обвинил в причастности к атакам на мятежную провинцию третьи страны, хотя и не назвал их конкретно.

Одновременно в Душанбе прошел митинг в поддержку панджшерского ополчения — живущие в столице Таджикистана афганцы собрались под лозунгами «Да здравствует фронт сопротивления!» и «Смерть Талибану!».

Несколько тысяч молодых людей с юга Таджикистана вызвались ехать в Панджшер добровольцами на помощь проживающим там таджикам. А главный исламский священнослужитель Таджикистана — глава совета улемов Саидмукаррам Абдулкодирзода — в интервью официальному агентству назвал талибов угрозой как для Афганистана, так и для других стран, «террористическим движением, которое от имени ислама совершает мерзкие поступки, казнит женщин и детей».

Все это едва ли было возможным без официальной поддержки. «Эти "письма трудящихся" — прием, которым пользуется Комитет национальной безопасности Таджикистана, — говорит Саймуддин Дустов, член Европейского конгресса таджикских журналистов об инициативах добровольцев ехать в Панджшер. — Эти письма призваны показать народное возмущение. Без согласия КНБ в условиях Таджикистана это было бы невозможно». То же касается и митинга, и резкой отповеди талибам со стороны государственного агентства.

Таджикистан сделал акцент на очевидных вещах — террористическом прошлом новых правителей Афганистана, установлении ими режима единоличной власти, наличии сопротивления, не получившего международной поддержки. Кроме того, на опасениях по поводу положения проживающих в Афганистане этнических таджиков, в том числе жителей Панджшера, и распространения фундаменталистских настроений в Центральной Азии.

Но неофициальные версии допускают у руководства республики и другие мотивы. Один из них — мобилизация местного населения под лозунгами поддержки этнических таджиков в Афганистане. В определенной мере это объединило и сторонников таджикского правительства, и оппозиционеров. Например, Демократическая партия Таджикистана, которая представляет системную оппозицию, назвала действия талибов «геноцидом» и призвала закрыть посольства стран, поддерживающих группировку.

С другой стороны, политологи допускают, что выступления Душанбе могли быть согласованы с Москвой, которая признает фактическую смену власти в Афганистане и называет талибов «вменяемыми людьми». По этой версии, претензии к новому афганскому руководству, — часть гибридной тактики российской стороны по взаимодействию с группировкой, в которой Таджикистану отведена соответствующая роль.

С учетом этого позиция Таджикистана может и измениться — и есть признаки, что это уже происходит. По итогам недавнего саммита ШОС таджикские власти все же согласились пригласить талибов и их противников из Фронта национального сопротивления на переговоры в Душанбе. Глава Пакистана Имран Хан, открыто поддержавший правительство «Талибана», также пообещал договориться с группировкой «о формировании инклюзивного правительства с представителями всех этнических групп».

По неофициальным данным, ранее пакистанские власти уже пытались лоббировать идею с «инклюзивным правительством» среди стран Центральной Азии как возможную основу для будущего признания афганских властей. Хотя перспективы создания такого правительства сомнительны — формальное добавление в руководство Афганистана этнических меньшинств не значит, что группы, независимые от «Талибана», включая ополченцев, получат реальную власть.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей