«Из‑за вас, таких тварей, наша нация разрушается». За что в Узбекистане и Таджикистане мусульманам бреют бороды
Мадина Куанова
«Из‑за вас, таких тварей, наша нация разрушается». За что в Узбекистане и Таджикистане мусульманам бреют бороды
34 019

Иллюстрация: Марина Маргарина / Медиазона

В Узбекистане за весну и лето 2021 года прошло несколько полицейских облав на мужчин с бородами — насильно побриты были десятки людей. СМИ также писали о подобных рейдах в Таджикистане, которые продолжаются по сей день. Руководство обеих стран не признает фактов насильственного бритья бород, но подчеркивает, что такой внешний вид чужд и Таджикистану, и Узбекистану. «Медиазона» поговорила с теми, кому против воли сбрили бороду, и попыталась разобраться, что стоит за желанием представителей власти навязывать свои услуги в качестве цирюльников.

Узбекистан. «Это сунна»

24-летний Бобурмирзо из Андижана исповедует ислам, читает намаз, отращивает бороду, а его супруга носит хиджаб. Молодой человек иногда подрабатывает уличным сапожником. В середине мая 2021 года к нему на улице подошли два человека в гражданском, велели встать и пойти с ними, рассказывает Бобурмирзо.

«Они сказали, что меня подозревают в связях с террористами, ваххабитами, и якобы я вел переговоры с людьми из Сирии. Показывали фотографии каких-то парней. Я пошел с ними к участковому. Он пообещал, что ничего не будет, и он поедет со мной», — вспоминает андижанец.

По словам Бобурмирзо, когда полицейские привезли его в горотдел, там уже было примерно шесть задержанных с бородами и парикмахер. Силовики записали его личные данные, сфотографировали, а затем велели сбрить бороду. После бритья всех задержанных сфотографировали снова.

«Я ругался с ними, кричал, что они дармоеды, у них нет доказательств, что я ваххабит, и они не имеют права так делать. Они орали, что имеют право на все, чтобы я закрыл рот и подчинился, иначе меня оштрафуют или арестуют. На вопрос, на каком основании они это делают, они не отвечали. Вообще, ни на один вопрос не отвечали. Только говорили: "В Конституции у нас вот так"», — описывает произошедшее с ним Бобурмирзо.

После того как у андижанца отросла щетина, его снова остановили сотрудники ОВД. Однажды он вместе с женой шел в больницу, которая находится неподалеку от отдела внутренних дел Андижана. «Они увидели нас, подозвали к себе и сказали: "Почему вы так ходите на улице? Вам здесь не Афганистан и не Сирия, снимите хиджаб. Из-за вас, таких тварей, наша нация разрушается". Я обратился в нашу махаллю, но там сказали, что ничего с этим поделать не могут, и посоветовали мне сбрить бороду, а жене сидеть дома, если она не хочет снимать хиджаб», — говорит Бобурмирзо.

Он считает, что быть верующим мусульманином в Узбекистане — значит постоянно получать угрозы и запреты на ношение длинной одежды; при этом рассчитывать можно только на отношение как к «собаке». Бобурмирзо решил больше не отращивает бороду, чтобы спокойно ходить по улицам и работать, но не знает, как ему теперь быть. «Это сунна в исламе, религии моих предков», — недоумевает он.

По данным «Газеты.uz», в мае 2021 года в соцсетях распространилась аудиозапись с сообщением об операции «Борода»: «Надо ускориться по мероприятию "Борода". Горотдел требует. Прибывшие гости из министерства внутренних дел тоже взяли это под контроль. Каждому ГОМу необходимо установить по 20 бородатых, сфотографировать их с бородой, а затем без бороды. Рядом указать информацию: где проживает, какого года рождения, кто он. Каждому ГОМу предписано по 20, у нас пока ни одного нет».

Представитель МВД Шохрух Гиясов отрицал, что сотрудники органов внутренних дел когда-либо проводили такие рейды. «Отпускать бороду или нет, зависит от самого гражданина, его веры. Никто не имеет права вмешиваться в это», — прокомментировал он ситуацию журналистам.

В начале июня стало известно об очередном рейде на мужчин с бородой — на этот раз в Ангрене Ташкентской области. За неделю в горотделе были побриты двадцать мужчин. Среди тех, кого насильно обрили, были в основном мусульмане. «Сотрудники правоохранительных органов не беспокоят тех, кто носит бороду только ради моды», — объяснял один из пострадавших.

Соответствие с фотографией в паспорте

В августе 2019 года сотрудники ГУВД Ташкента задержали, по словам очевидцев, около сотни работников технорынка «Малика», доставили их в отделение и сбрили всем бороды.

Одним из задержанных был директор магазина религиозной литературы QAMAR Жамолиддин Мухаммаджон. Узбекистанец вспоминает, что, когда его привезли в отдел, там уже была длинная очередь из бородатых мужчин. На втором этаже работали четыре парикмахера, к ним также выстроилась очередь из задержанных. Предприниматель пытался отказаться от бритья, но сотрудники в штатском сказали, что с бородой он из здания не выйдет. Силовики, вспоминал он, ссылались на некий «приказ сверху». В итоге Мухаммаджона вынудили побриться.

Спустя четыре дня после рейда ГУВД Ташкента выпустило пресс-релиз, в котором утверждалось, что на рынке задерживали людей по делам о краже, скупке и сбыте сотовых телефонов. «На беседу приглашались вне зависимости от наличия бороды, хотя, надо признать, на рынке таких большинство», — объясняло ведомство. В релизе также отмечалось, что бороды могут помешать камерам с системой распознавания лиц идентифицировать людей.

«Отдельным гражданам было рекомендовано привести себя в соответствие с фотографией в биометрическом паспорте. Практически все отнеслись к просьбе с пониманием. Многие признались, что борода для них не принципиальна: большинство сослались на отсутствие времени, кто-то следует моде и примеру знаменитостей, нашлись даже те, кто сказал, что ему было лень побриться», — утверждала пресс-служба управления.

В феврале 2021 года рынок «Малика» снова упоминался в сообщении о рейдах против бородачей: сотрудники полиции и службы госбезопасности Узбекистана потребовали от торговцев побриться, иначе они «это сделают за них». В УВД вновь отметили, что во время проверки «отдельных лиц могли попросить привести себя в соответствие с фотографией в биометрическом паспорте».

Иллюстрация: Марина Маргарина / Медиазона

Таджикистан. Максимальная длина бороды

В Таджикистане в 2012 году для приверженцев ислама ханафитского толка — основной части мусульман республики — установили максимальную длину бороды: она должна помещаться в кулак. Такой размер определил совет улемов Исламского центра по поручению Комитета по делам религии.

Для мужчин-педагогов с 2009 года действует правило, согласно которому борода не должна быть длиннее трех сантиметров. Учителя, не достигшие 50-летнего возраста, и вовсе не должны носить бороды. Публично или анонимно чиновники Комитета по делам религии, представители духовенства или силовые структуры не объявляли, что будет с теми, кто нарушит эти ограничения.

Однако в 2016 году милиция Таджикистана отчиталась, что за предыдущий, 2015-й год, в Хатлонской области сбрили бороды 13 тысячам человек. Один из пострадавших по имени Джовди Акрамов рассказал «Би-би-си», что его задержали возле дома вместе с семилетним сыном. В участке милиционеры оскорбляли мужчину; затем двое схватили его за руки, а третий сбрил половину бороды. После этого Акрамова вытолкали на улицу. Таджикистанец признался, что испытанное унижение он никогда не забудет.

Самым громким случаем насилия со стороны силовиков из-за ношения бороды стало избиение до смерти 23-летнего жителя Вахдата Умара Бободжонова. Бободжонов был студентом Санкт-Петербургского государственного университета, учился заочно на третьем курсе юридического факультета и работал. В 2015 году он приехал в Таджикистан во время летних каникул навестить родных.

28 августа 2015 года Умара и его друга Зохирджона Сохибова во время прогулки задержали милиционеры. Они отвезли юношей в участок, где сильно избили. Бободжонов впал в кому и был госпитализирован, а через неделю умер, не приходя в сознание. Милиция настаивала, что он был пьян, упал и ударился головой о бордюр.

«Устранить бороду»

В последние годы таджикские СМИ не сообщали о рейдах на бородачей, но житель Душанбе Далер рассказал «Медиазоне», что в начале июля столкнулся с попыткой милиционера задержать его из-за внешнего вида.

«Я шел в банк, это было в центре города. Ко мне подошел молодой парень в милицейской форме, представился местным участковым и предложил пройти в участок, чтобы "устранить мою бороду", как он тогда выразился. После недолгого объяснения, что носить бороду не преступление, и при желании я бы и сам мог "устранить" эту бороду, но не в отделе, а дома, он начал настаивать, что мне нужно пройти в отдел, — рассказывает душанбинец. — Я тогда сказал, что позвоню на горячую линию МВД и пожалуюсь на его действия. Однако по телефону горячей линии мне не ответили. Пришлось подключать знакомых к этому делу, тогда этот милиционер отстал».

По словам собеседника «Медиазоны», сначала тон милиционера был сдержанным, но постепенно становился все более настойчивым и грубым. Ношение бороды он назвал признаком «антиправительственных настроений».

Пару лет назад Далера задержали во время рейда и насильно сбрили его бороду в отделении. Тогда, вспоминает он, милиционеры вели себя агрессивно. В бородачах, говорит Далер, силовики видят потенциальных сторонников оппозиции. Однако после этого случая таджикистанец не прекратил носить бороду.

«Моя борода никакого отношения к моим религиозным взглядам не имеет. Это просто нежелание бриться по личным соображениям. Когда бриться, когда носить бороду — это дело каждого и никто не должен диктовать, как мне выглядеть», — уверен он.

Собеседник «Медиазоны» считает, что МВД устраивает подобные мероприятия, потому что только так структура может показать, как борется с оппозиционной Партией исламского возрождения Таджикистана, которую власти приравнивают к террористической организации.

«Для МВД борьба с бородой и хиджабами — это показатель работы в борьбе с терроризмом. Хотя, конечно, никакого отношения борода и хиджаб к терроризму не имеют. Просто когда профессионализма для эффективной борьбы с настоящими террористами не хватает, силовики берутся за обычных граждан — кому-то бороду сбреют, кому-то хиджаб снимут, кого-то за лайки и репосты посадят», — рассуждает Далер.

Министерство внутренних дел Таджикистана всячески отрицает информацию о задержаниях мужчин с бородами и штрафах для женщин в хиджабах. Однако президент Эмомали Рахмон в 2017 году возмущался, что женщины носят одежду, «чуждую для культуры Таджикистана». «Всевышнего познают душой и сердцем, а не одеждой, сатром, хиджабом и бородой», — отметил глава государства.

Успешные борцы с экстремизмом

Бахром Хамроев, правозащитник, специализирующийся на делах мигрантов из Центральной Азии, подтверждает, что практика преследования за бороды широко распространена в Таджикистане и Узбекистане. Он также говорит, что подобные случаи происходили и в России: в Чечне, Астрахани, Москве, Казани.

«Это уже настолько привычная практика, что если мусульманину сбреют бороду и выпустят [из отдела полиции], то он скажет: "Слава Аллаху, Альхамдулиллях. Обошлось"», — утверждает правозащитник.

По его мнению, Узбекистан и Таджикистан таким образом позиционируют себя как самых успешных борцов с экстремизмом в Центральной Азии: «Они [МИДы Узбекистана и Таджикистана] шантажируют Запад. Их задача выбивать кредиты. Они говорят: "У нас очень опасно, помогите нам деньгами, и мы обеспечим безопасность в регионе". Вот так это подается».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей