«Из моих рук забрали младенца». Кыргызстанка, ставшая «второй женой», борется за возвращение годовалого сына
Айсымбат Токоева
«Из моих рук забрали младенца». Кыргызстанка, ставшая «второй женой», борется за возвращение годовалого сына
1 395

Нурила Тороканова. Фото: Нуртаза Абдиев / Медиазона

35-летняя Нурила Тороканова из Ошской области пытается добиться, чтобы годовалый сын Нуржигит жил с ней. Тороканова родила мальчика, будучи «второй», неофициальной супругой Руслана Джураева. В мае суд определил, что ребенок должен жить с отцом; теперь женщина оспаривает это решение и пытается привлечь бывшего партнера к уголовной ответственности за многоженство. Айсымбат Токоева рассказывает о полигамии в Кыргызстане и сложностях жизни в статусе «второй» жены, которая лишена прав официальной супруги.

Мать

Невысокая 35-летняя Нурила Тороканова одета по канонам ислама: длинная туника и хиджаб. Она пять раз в день читает намаз. Сейчас Нурила живет в селе Акорго на юге Кыргызстана вместе с четырьмя детьми от первого брака.

Тороканова вернулась в свой дом осенью 2020 года после того, как ее партнер забрал их новорожденного сына. Женщина стала «второй» женой для жителя Оша Руслана Джураева в сентябре 2018 года. Пара заключила брак по мусульманским обычаям через обряд нике.

Тороканова рассказывает, что их свела мать «первой», официальной жены Джураева. «Она предложила мне выйти замуж за мужчину и быть второй женой. Сказала, что он будет обеспечивать меня и моих четверых детей, и что первая жена не может родить — у нее удалена матка. Я подумала несколько недель и согласилась поговорить с ним. Но тогда я не знала, что этот мужчина был ее зятем», — вспоминает кыргызстанка.

По словам Торокановой, ей позвонила «первая» жена и объяснила ситуацию — ей 30 лет и что у них две дочери, но она больше 10 лет не может родить. На первую встречу познакомиться пришла только супруга Джураева.

«Она сказала, что ищет вторую жену для своего супруга. Я спросила, читают ли они намаз. Она ответила, что да. Я подумала, что они должны быть хорошими людьми. Я согласилась выйти замуж, подумав, что раз он читает намаз, то не причинит вреда мне», — говорит кыргызстанка.

После обряда нике Тороканова с детьми поселилась в квартире матери Джураева в Оше. По словам женщины, новоиспеченный супруг навещал ее раз в полгода и давал по 200-300 сомов — Тороканова сама обеспечивала себя и детей.

«Он с нами не жил, а жил с первой женой. И каждый раз, когда он приходил с женой к нам, она капала мне на мозги, а он унижал меня перед ней. Но я думала, что раз я сама вышла замуж, то нужно терпеть. Так и терпела, и сама обеспечивала своих детей. Я шила сумки и работала в больнице. В 2020 году когда был карантин, он даже не звонил и не навещал нас», — возмущается Тороканова.

17 июня 2020 года Тороканова родила мальчика и назвала его Нуржигитом. «Я сама заплатила за роды и приготовления к ним около 10 тысяч сомов. Когда я выписывалась из роддома, он приехал под предлогом подвезти до дома. Он отвез нас к себе домой, а там отдал на растерзание родных, 15 человек. Из моих рук забрали младенца», — отмечает кыргызстанка.

Новорожденного все же отдали матери после угроз вызвать милицию. Тороканова решила вернуться в свой дом в Кара-Суйском районе, но и туда приезжали родственники Джураева и требовали отдать мальчика.

«21 сентября 2020 года они похитили ребенка, когда ему было три месяца. Они вернули сына 23 февраля 2021 года, потому что я оформила ребенка на себя и по документам я была матерью-одиночкой. Ночью 26 марта 2021 года они напали на меня и отобрали ребенка. Джураев, подкупив суд, сделал документы на отцовство. Поэтому милиция не возвращает мне ребенка, ссылаясь на то, что он — законный отец ему», — утверждает кыргызстанка.

Отец

Адвокат Джураева Ислам Мамадалиев утверждает, что Тороканова «устно» согласилась стать суррогатной матерью для семьи его подзащитного взамен на квартиру.

«Джураев женился на ней и в течение двух лет обеспечивал ее и четверых детей от бывшего мужа. В июне 2020 года она родила Нуржигита, а в сентябре она вызвала первую жену Джураева и отдала ребенка под расписку, что она не может обеспечить ребенка», — настаивает адвокат Мамадалиев.

По его словам, в январе 2021 года Тороканова написала заявление в милицию о похищении ребенка. В ходе разбирательств на основании акта соцзащиты, стороны составили график посещений и отдали ребенка Торокановой. «График такой был: три дня у папы, три дня у мамы. После того, как ей отдавали ребенка, она не выдавала его по графику. Она нагло скрывала ребенка. С двух месяцев Нуржигита начали кормить смесью и до сих пор кормят смесью», — говорит Мамадалиев.

Адвокат добавляет, что его подзащитный «планирует сохранить семью» с Торокановой, так как она беременна вторым ребенком от него. Впрочем, сама Нурила отрицает, что имел место договор о суррогатном материнстве, и хочет вернуть ребенка, которого у нее «отобрали». «Они забрали моего ребенка, именно потому что они хотели сына. Если бы родилась дочь, то они на стали бы забирать. У него есть две дочери от первой жены. Он говорил, что хочет оставить нажитое сыну», — утверждает кыргызстанка.

По ее словам, в 2020 году, после рождения сына, она узнала, что у Джурабаева была еще одна жена, которая также родила мальчика.

«Я нашла ее в Оше. Я спросила, почему она больше не живет с ним. Она рассказала, что у нее тоже пытались забрать сына после его рождения. Но за нее заступились ее братья и указали Руслану, чтобы ее и ребенка не трогали. И он оставил их в покое. Но у меня нет братьев, я — единственный ребенок, поэтому они отобрали у меня сына», — говорит Тороканова.

Нурила Тороканова. Фото: Нуртаза Абдиев / Медиазона

Суд

4 мая Кара-Суйский районный суд определил постоянным местом жительства для Нуржигита дом отца. Адвокат Торокановой Мухайе Абдураупова отмечает, что их сторона уже обжаловала решение в областном суде; заседание должно состояться 15 июля.

На процессе в районном суде сотрудник управления соцзащиты, проверив бытовые условия, сказал, что мальчику лучше жить с отцом. «Действительно, он богаче, чем женщина с четырьмя детьми. Но такие же жилищные условия, как у отца, есть и у матери. Только из-за того, что она беднее, чем отец, мне кажется, соцзащита и суд встали на сторону отца. Хотя маленькому ребенку дополнительного места не требуется. Главное, что мать рядом, грудное молоко есть, и братья, сестры тоже рядом», — уверена адвокат Абдураупова.

Защита Торокановой в суде настаивала, что Нуржигит — грудной ребенок, и мать может кормить его молоком, которое положительно влияет на иммунитет, физическое и эмоциональное развитие младенца, добавляет Абдураупова. По ее словам, Тороканова в состоянии содержать себя и детей — помимо шитья у кыргызстанки есть торговая точка на базаре и земельный надел, который она сдает в аренду.

«У Нурилы есть разные источники дохода, которые позволяют содержать ее маленького ребенка. Несмотря на это, суд встал на сторону мужчины. Он говорит, что работает на базаре, то есть целыми днями он находится там, а ребенок воспитывается чужой женщиной», — отмечает Абдураупова.

Адвокат считает, что отец мог содержать Нуржигита, выплачивая алименты, вместо того, чтобы забирать его от матери.

Много жен

После решения суда Тороканова подала заявление в милицию о многоженстве на Джураева. «Мы предоставили решение суда, в котором сам суд указывает, что она — вторая жена, и что он содержит ее. Также предоставили заявление самого Джураева Руслана, в котором он указывает, что она вторая жена, они делали нике и у них есть совместный ребенок», — объясняет адвокат Абдураупова.

Через месяц после рассмотрения заявления следователь отказал в возбуждении дела по факту многоженства (статья 179 УК КР). Теперь Тороканова и ее адвокат собираются обратиться в прокуратуру и потребовать, чтобы Джураева все же привлекли к ответственности по упомянутой статье.

В отчете омбудсмена за 2009 год говорится, что 30% обращений в кризисные центры Кыргызстана связаны с проблемой многоженства. Глава кризисного центра «Ак Журок» в Оше Дарика Асылбашева рассказывает, что число женщин, которые обращаются к ним за помощью из-за проблемы неофициальных браков, в последние годы увеличилось.

«К нам обращаются так называемые вторые, третьи и даже четвертые жены. Они просят о помощи, когда их права нарушены: муж перестал обеспечивать или платить алименты, или забрал ребенка. В прошлом году было несколько случаев, когда мы помогали вернуть ребенка матери через медиацию сторон», — говорит правозащитница.

По ее словам, зачастую кыргызстанки соглашаются на неофициальный брак, чтобы быть «вторыми» женами, из-за финансовых трудностей. В таких семьях суд обычно отдает ребенка отцу, поскольку мать не может обеспечить его.

«Сейчас много религиозных людей и покрытых женщин. Даже если мужчина берет вторую жену, первая молча соглашается. Например, недавно в Джалал-Абаде мужчина женился во второй раз и провел свадьбу, не скрывая этого. А первые жены терпят, лишь бы супруг обеспечивал и был рядом», — отмечает Асылбашева.

Официальных данных по количеству многоженцев в Кыргызстане нет, поскольку по закону мужчины могут находится в браке только с одной женщиной. При заключении исламского обряда нике брак официально нигде не регистрируется, что позволяет кыргызстанцам обзаводится несколькими супругами.

Юристка Фатима Якупбаева добавляет, что в подобных браках женщины не могут претендовать на что-либо при расставании или смерти супруга. «На наследство, раздел имущества имеют право только законные супруги. А так, если мужчина признает отцовство, то [вторая или третья жена] может подать на алименты», — объясняет юристка.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей