«Ему не плохо — он отдыхает». История жителя Кызылорды, задушенного четырьмя офицерами полиции
Никита Данилин
«Ему не плохо — он отдыхает». История жителя Кызылорды, задушенного четырьмя офицерами полиции
3 710

Иллюстрация: Полина Коврига / Медиазона

В последние мгновения своей жизни 43-летний кызылординец Бауыржан Ажибаев отчаянно кричал: «Мама, убивают!», задыхаясь под полицейскими, придавившими его лицом к пыльной земле. Мужчина погиб в ночь на 10 июля 2019 года под окнами собственного дома, после того как патрульный экипаж полиции остановил его «Нексию» из-за «не включенного поворотника», а он отказался выполнять требования силовиков. Несмотря на то, что свидетелями смерти Ажибаева стали не только соседи и мать погибшего, но и тысячи казахстанцев, посмотревшие видео с полицейского жетона, силовики до сих пор продолжают настаивать на своей невиновности и намерены обжаловать приговор, вынесенный им в марте этого года. «Медиазона» рассказывает, как шло следствие и суды по делу о гибели кызылординца.

Погоня за «Нексией» и споры о поворотниках

2019 год. Спальный район на окраине Кызылорды, серые советские пятиэтажки, разбитые бордюры, пыль и песок вместо газонов и тротуаров. Обыкновенно жаркий для 9 июля вторник подошел к концу — жильцы остывающих от зноя панелек уже погрузились в сон под плеск волн протекающей неподалеку Сырдарьи. Ближе к часу ночи во дворе 22 дома послышался шум моторов и громкая музыка, доносящаяся из «Нексии» 43-летнего управляющего делами местной промышленной фирмы Бауыржана Ажибаева, который после встречи со знакомыми возвращался домой, где его ждала мать. Следом за ним ехала полицейская машина.

Из материалов дела и видеозаписи с полицейского жетона следует, что первым к «Нексии» подошел старший лейтенант Аскарбек Кенесулы. Он открыл водительскую дверь и спросил водителя, почему тот не обращал внимания на мигалку и их требования остановиться. Ажибаев поправил очки и сказал, что не слышал, как полицейские просили его остановиться из-за громкой музыки, и вновь выкрутил громкость на плеере, чтобы полицейские услышали звук из колонок. Кенесулы попросил выключить музыку и сообщив, что водителя остановили из-за «невключенного поворотника», попросил показать документы. Мужчина отдал свои водительские права, настаивая на том, что включал поворотник. Полицейский решил, что водитель пьян и попросил его пройти в машину к «старшему», на что получил отказ. Затем подошел капитан полиции Еркебулан Асан и предложил Ажибаеву «дыхнуть в трубочку», но и это водитель делать отказался.

Кенесулы предложил водителю проехать с ними в наркологию; капитан Асан утверждал, что если тест на алкоголь не подтвердится, то они извинятся и отвезут Ажибаева домой. При этом тут же предложил «сразу договориться» на месте. Но водитель требовал показать ему видеофиксацию нарушения. Полицейские же настаивали, что смогут показать ее только в их машине и продолжали требовать выйти.

― Покажи видеозапись, в чем причина остановки? — спрашивал полицейского Ажибаев.

― Да вытащи его, что ты слушаешь его, он же выпивший. Эй, выйди, сказали же, че, хочешь стычки? Если хочешь стычки, так и скажи, — отвечал капитан Асан.

― Покажи видеофиксацию.

— Ты выпивший, этого хватает. Будет видеофиксация. Если хочешь стычки, так и скажи. Выходите из машины, дядя.

После этого полицейский начал тянуть Ажибаева из машины за руки, но тот не поддавался.

Сопротивление, удушение, шокер

После фразы капитана Асана «чего ты его балуешь?» Кенесулы наполовину залез в машину, схватив водителя за горло. В это время Асан сбегал в патрульную машину, взял электрошокер, открыл переднюю пассажирскую дверь «Нексии» и несколько раз ударил им Ажибаева в спину. Последний все же вырвался из захвата, так и оставшись на водительском сидении.

Понимая, что полицейские вдвоем не справятся, Кенесулы вызвал на подмогу пеший наряд, который и доложил им о «Нексии». После этого он открыл заднюю дверь, сел позади Ажибаева и снова применил удушающий захват, уже даже не пытаясь вытянуть мужчину наружу. Ажибаев, задыхаясь, повторял: «Идет удушение, идет удушение».

Затем полицейский Кенесулы вновь залез в машину с водительской стороны и полностью сел на Ажибаева, сначала надавив коленом ему на грудь, а после уложив на пассажирское сидение. Ноги Ажибаева помог вытащить наружу капитан Асан и оказавшийся поблизости таксист Бахтияр Жусип.

В ответ на это Ажибаев укусил напавшего на него полицейского, зажал гудок на руле коленом и закричал: «Меня душишь, убиваешь! Ты меня в моей машине убиваешь!». Полицейский Кенесулы же, сидя сверху, лишь предложил ему пригласить журналистов, а потом несколько раз ударил его кулаком в лицо.

Из дома на крики и незатихающий сигнал автомобиля начали выходить соседи. В этот момент на место прибыл пеший патруль в составе полицейских Рамата Канатчаева и Аслана Курманияза. Они стали вытягивать Ажибаева за руки через пассажирскую дверь, пока на его грудной клетке сидел Кенесулы и продолжал душить, схватившись двумя руками за горло. На видео с жетона слышно, как Ажибаев начинает тяжело дышать. В итоге силовикам удалось вытащить его.

По словам соседки Ажибаева по имени Карлыгаш, затем один из полицейских сел на него верхом, а второй давил коленом на плечо и скручивали руки, пока третий сотрудник МВД стоял на его левой голени. «Бауыржан под весом троих человек и от пыли начал задыхаться», — вспоминает казахстанка.

Соседка просила полицейских обращаться с ним полегче, но они проигнорировали ее слова. «Второй полицейский подошел со стороны головы и начал тянуть кисти Бауыржана на себя, в этот момент Бауыржан обмочился, а первый полицейский все еще сидел на нем», — рассказывала Карлыгаш на допросе.

После того как Ажибаева придавили к земле, он начал истошно кричать: «Мама! Убивают, мама!» и, уже задыхаясь, повторял: «Больно, больно, больно».

― Че если детей задавишь, э, — ответил на крики полицейский Кенесулы.

Тем временем свидетельница Карлыгаш, наклонившись, попросила соседа успокоиться.

― Карла, я успокоился, пусть встанут, суки, — кричал в ответ Ажибаев.

К тому моменту на улице собрались другие жители дома; они тоже попросили полицейских прекратить насилие, но те не отреагировали. Кызылординец продолжал кричать, что умирает, то и дело повторяя: «Карла, я умираю, умираю».

Иллюстрация: Полина Коврига / Медиазона

Смерть на глазах у матери

Спустя несколько минут Ажибаев уже не мог связно говорить и лишь отчаянно кричал без остановки, а потом и вовсе затих. Однако полицейский из пешего патруля Рамат Канатчаев продолжил держать его за руки, усевшись задержанному на спину, пока Курманияз стоял на ноге Ажибаева. Наконец поняв, что задержанному плохо, капитан полиции дал приказ поднять его, но Канатчаев ответил: «Он еще двигается, не уснул еще». «Он не встанет, будет сопротивляться», — поддержал его Кенесулы.

«Все, поднимайте его. Встанет теперь. Все, вставай. Поднимите его. Поднимай его! Люди идут, подымите его! Смотри, чтоб не умер. Все, подымай его, вроде дышит», — запаниковал полицейский Асан.

Патрульный Канатчаев лишь предположил, что Ажибаев «отдыхает».

― Вызывай наряд, щас выйдут его домашние — окажут сопротивление, — скомандовал его коллега Кенесулы.

― Вставай! — обратился к Ажибаеву Канатчаев.

― Что случилось? Ему плохо? — вмешалась в разговор соседка Карлыгаш.

― Ему не плохо ― он отдыхает, специально так делает, — успокаивал ее Канатчаев.

Четверо полицейских и таксист Жусип подняли тело Ажибаева за руки и за ноги, но так и не смогли погрузить его в патрульную машину, положив около задней двери на чехол от автомобильного кресла.

«В наркологию поедем сейчас, экспертизу будем делать. Аферист же, у него здоровье как у быка», — объяснял Кенесулы собравшимся соседям.

Тогда же во двор дома вышла мать Ажибаева — Зияш — и попыталась убедить полицию оставить сына дома. Полицейские же настаивали, что задержанный просто спит, поэтому и скорую вызывать они поначалу отказывались. Согласились обратиться к врачам они только после того, как один из соседей проверил пульс Ажибаева и сказал, что тот не дышит.

Прибывшие на место медики пытались реанимировать Ажибаева: делали прямой массаж сердца и использовали дефибриллятор, но не смогли спасти мужчину. По их словам, к этому моменту он уже был мертв. Сотрудница скорой помощи по имени Рабига вспоминала на допросе, что при первичном осмотре заметила ссадины и царапины на лице погибшего, а также рану в районе левого глаза.

Версия полицейских

На следующий день управление собственной безопасности департамента полиции Кызылординской области начало досудебное расследование о превышении власти или должностных полномочий. Полицейские Аскарбек Кенесулы, Еркебулан Асан, Аслан Курманияз и Рамат Канатчаев проходили в деле как свидетели с правом на защиту и лишь к концу года стали подозреваемыми.

На допросах Асан и Кенесулы рассказывали, что пеший патруль доложил им о «Нексии» из-за того, что машина ехала с габаритными огнями и выключенными фарами. А за несколько часов до этого водитель и его приятели шумели, сидя в припаркованной машине, и тем самым «нарушали общественный порядок».

Полиция обнаружила автомобиль Ажибаева и начала его преследовать, включив сирены и через громкоговоритель требуя остановиться, но он продолжал двигаться, не включая поворотники, настаивали силовики. Однако подтвердить свои слова полицейские не смогли, поскольку видеорегистратор на патрульной машине не работал, а видеожетон погоню не зафиксировал.

На допросах все четверо полицейских придерживались одной и той же версии: к приезду скорой пострадавший еще дышал. Медики могли его спасти, однако не справились со своей работой. Все как один были уверены, что действовали по закону.

По словам Асана, полицейские были вынуждены применить силу, так как после предложения поехать в наркологию Ажибаев попытался завести машину и хотел скрыться.

― Как вы думаете, почему умер Ажибаев? — спрашивал подозреваемого полицейского следователь.

― Почему он умер, я не знаю, — отвечал капитан Асан.

― Вы душили или били Ажибаева?

― С нашей стороны такие действия не имели места. Так как он оказывал нам сопротивление, чтобы остановить его, мы применили силу. Он был в состоянии агрессии, — утверждал Асан.

Впрочем, позже, уже на дополнительных допросах, он все же признался, что его напарник Кенесулы душил и избивал Ажибаева. Также Асан утверждал, что не заметил, когда задержанный начал задыхаться. Неоднократное отключение звука на своем видеожетоне Асан объяснил тем, что звук «сам отключается», если прибор хоть немного задеть.

Полицейский Аскарбек Кенесулы на допросах подтвердил, что душил Ажибаева, сидя на заднем сидении авто. «Я сел назад и положил ему руки на шею, так как боялся, что он убежит от меня. Мои действия не причинили вред Ажибаеву», — оправдывался Кенесулы.

Третий полицейский, Рамат Канатчаев из пешего патруля, утверждал, что не садился на спину Ажибаева. Его напарник Аслан Курманияз и вовсе забыл, наступал ли на ноги погибшего или нет: «Возле ног Ажибаева стоял я, но я не помню, что я там делал».

Иллюстрация: Полина Коврига / Медиазона

Бесконечные экспертизы

Судмедэксперт Серик Токатаев, который приехал на место гибели Ажибаева к двум часам ночи, отмечал, что из носа у погибшего текла кровь, на лбу и носу были царапины, на предплечье — синяки, был поврежден левый глаз. Однако в заключении он написал, что «следов насильственной смерти у Ажибаева не было».

После вскрытия выяснилось, что перед смертью Ажибаев был в легкой степени опьянения — в крови у него нашли 1,2% промилле. Кроме того, у мужчины были сломаны сразу четыре ребра. Несмотря на это, судмедэкспертиза пришла к выводу, что Ажибаев умер из-за сердечной недостаточности, вызванной болезнью мышц сердца и «нарушением прогресса их сжатия». А ребра, по мнению эксперта Рахымжана Алипа, могли быть сломаны медиками во время попыток реанимировать Ажибаева. Именно на этой версии позже настаивала защита полицейских.

Родственники не согласились с этим заключением, так как Ажибаев никогда не страдал болезнями сердца. Впрочем, комиссионная экспертиза также ссылалась на ишемическую болезнь сердца и спазм коронарных артерий из-за стресса.

Но одна из экспертов, Зауре Сердалиева, пришла к выводу, что причиной смерти Ажибаева стало применение силы сотрудниками полиции. По ее словам, удушение привело к повышению давления и нагрузке на миокарду, что и стало причиной смерти, но в заключении это не упоминалось.

В ходе досудебного расследования также выяснилось, что после травмы головы в 1999 году во время службы в армии Бауыржан Ажибаев состоял на учете как инвалид II группы с диагнозом «судорожный синдром».

Третья, уже независимая экспертиза, проведенная по просьбе родственников специалистами из Астаны, пришла к выводу, что смерть наступила от остановки сердца из-за сдавливания груди и живота, сопровождавшегося тупой травмой грудной клетки и переломами ребер.

Следствие, суды, приговор

Следствие в отношении полицейских продолжалось вплоть до конца января 2020 года — Аскарбеку Кенесулы и Рамату Канатчаеву предъявили обвинения в превышении полномочий и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. При этом в отношении Еркебулана Асана и Аслана Курманияза обвинение ограничилось статьей о превышении полномочий. Тогда же дело было передано в суд № 2 города Кызылорды.

Осенью 2020 года сестра погибшего Алия Ажибаева выложила на ютуб видео, где попросила Верховный суд Казахстана проконтролировать работу Кызылординского суда — дело было передано на рассмотрение более полугода назад, но заседания так и не начинались. Также она просила прокуратуру проверить, причастен ли таксист Бахтияр Жусип к преступлению — он присутствовал на видео с жетона с самого начала и помогал вытаскивать Ажибаева из машины. Женщина предположила, что он знаком с полицейскими. В отношении таксиста было начато отдельное досудебное расследование, но допросить его оказалось невозможным, так как он уехал в Россию на заработки.

Приговор полицейским суд вынес лишь 15 марта 2021 года — Кенесулы и Канатчаев получили по 9 лет колонии, а Курманияз и Асан по 6 и 7 лет соответственно.

Алия Ажибаева призналась журналистам, что не ожидала такого приговора: «Я думала, что их оправдают. Для меня было важно, чтобы полицейские были наказаны. Другим сотрудникам полиции необходимо понять, что подобное обращение с человеком недопустимо и предусматривает привлечение к ответственности».

При этом, как рассказал «Медиазоне» адвокат потерпевшей стороны Онгар Абубакиров, полицейские не согласились с приговором и подали апелляционную жалобу в Кызылординский областной суд. Однако 14 мая коллегия приняла решение оставить приговор первой инстанции в силе без изменения.

Адвокат подсудимого Аскарбека Кенесулы Куаныш Дуйсенбаев утверждает, что суды заняли такую позицию исключительно из-за общественного резонанса: «Из-за того, что человек умер, а он по болезни умер, из-за этого не смотрят на нарушения [во время следствия]».

По словам Дуйсенбаева, суды оставили без внимания сразу несколько его ходатайств, в которых он обращал внимание на ошибки в квалификации статьи, в определении подследственности дела, на нарушения в порядке следственных действий, а также на неправильный алгоритм назначения и проведения повторной судебно-медицинской экспертизы. «Ходатайства даже не были рассмотрены, ни в приговоре, ни в постановлении областного суда», — сетует адвокат. Он считает, что если бы суд обратил внимание на эти жалобы, то все подсудимые были бы уже оправданы.

«И когда я с судьей разговаривал, она говорит "все ваши данные подтверждены, незаконность есть, но я не могу [оправдать]". На нее надавили, получается, мол, ты выноси так, а потом уже пусть решают в Верховном суде», — предполагает Дуйсенбаев.

При этом, по версии защиты, действия подсудимых квалифицировали по статьям об умышленных преступлениях, однако у полицейских не было умысла нанести вред Ажибаеву. «Они ведь только хотели доставить его, здесь умышленного ничего не было. Если их даже виновными признавать, то это должна быть статья о смерти человека по неосторожности», — рассказывает адвокат.

Теперь Дуйсенбаев намерен подать апелляционную жалобу на приговор в Верховный суд: «Также я хотел записать обращение к президенту и Верховному суду, мол, как вы планируете менять судебную систему, если даже не рассматриваете [ходатайства], даже не говорите "адвокат, ты не прав"... А люди большие сроки получили».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей