«Счета‑то никакого и нету». Как кыргызские спецслужбы собирают с коррупционеров откупные, и куда эти деньги уходят
Айсымбат Токоева
«Счета‑то никакого и нету». Как кыргызские спецслужбы собирают с коррупционеров откупные, и куда эти деньги уходят
633

Иллюстрация: Виктория Шибаева / Медиазона

В октябре 2020 года, после резонансного задержания экс-таможенника Райымбека Матраимова, новый президент Кыргызстана Садыр Жапаров объявил экономическую амнистию для коррупционеров — им дали возможность избежать тюремных сроков в случае выплаты ущерба государству. С тех пор власти получили более 58 млн долларов с фигурантов таких дел. «Медиазона» разбирается, как работает экономическая амнистия в Кыргызстане и насколько она эффективна.

Дефицит

В середине апреля Госкомитет нацбезопасности (ГКНБ) распространил пресс-релиз о том, что ведомство взыскало в госбюджет более 5 млрд сомов с фигурантов дел, которые воспользовались экономической амнистией. С октября 2020 года обвиняемые в коррупции и злоупотреблении полномочиями выплатили 3 млрд сомов, 2 млрд сомов — имуществом.

В ГНКБ утверждают, что часть средств хранится на депозитном счете ведомства до завершения расследования уголовных дел. По итогам следствия деньги в полном объеме переведут в бюджет Кыргызстана, уверяют в госкомитете.

Предпосылкой для объявления экономической амнистии стало громкое задержание бывшего замглавы таможни Райымбека Матраимова в октябре 2020 года. Суд отпустил его под подписку о невыезде после заключения сделки со следствием — таможенник пообещал возместить государству ущерб в 2 млрд сомов.

«Какая польза от [заключения в колонию]? К концу [2020] года дефицит бюджета составляет более 30 млрд сомов. Нам необходимо выплатить пособия, пенсии, зарплаты. Поэтому нужно в первую очередь думать о пополнении госказны», — так прокомментировал президент Кыргызстана Садыр Жапаров дело экс-чиновника.

На следующий день после задержания Матраимова Жапаров объявил экономическую амнистию в стране сроком на один месяц. По окончании этого периода Минфин отчитался, что пятеро кыргызстанцев воспользовались амнистией и перевели на счет спецслужбы более 567 млн сомов.

В январе 2021 года по инициативе того же Жапарова в Кыргызстане приняли закон об экономической амнистии, который позволяет виновным в злоупотреблении полномочиями, растрате вверенного имущества и экономической контрабанде избежать тюремного срока, выплатив ущерб.

Счета нет

Юрист и правозащитник Нурбек Токтакунов утверждает, что президент Жапаров введет «мнимую» борьбу с коррупцией.

«Экономическая амнистия — это хорошее дело, но оно должно сопровождаться и стать следствием реформы судебной и политической систем. В Кыргызстане судебная система не работает. Должны быть такие суды, которые скажут — виноват или не виноват. Мы знаем, что сейчас судебная система будет исполнять волю правящей группы», — уверен Токтакунов.

Он добавляет, что некоторые чиновники хоть и вносят деньги, но не признают вину в инкриминируемых им преступлениях. Так, бывший премьер Омурбек Бабанов отрицал предъявленные ему обвинения, но при этом перевел более 1 млн долларов в бюджет. После этого ГКНБ прекратил уголовные дела против него.

«Куда деваются деньги по завершенным делам? А где спецсчет [ГКНБ]? Счета-то никакого и нету. Нужно показать номер счета и динамику поступлений. Этот счет должен быть открытым, нет в нем ничего секретного. А они не [оглашают] номер счета», — отмечает правозащитник.

По данным Токтакунова, обвиняемые в коррупции чиновники вносят «минимальные суммы» для возмещения ущерба государству, а «гораздо больше денег идет в карманы полковников и генералов».

Иллюстрация: Виктория Шибаева / Медиазона

Депутаты, чиновники, судьи

Одним из резонансных дел, которых коснулась экономическая амнистия, стало дело Райымбека Матраимова, которого обвиняли в коррупции на таможне. Он возместил ущерб — недвижимостью и деньгами, после чего суд приговорил его к штрафу в 260 тысяч сомов (3 069 долларов). Хотя по статье о коррупции в Кыргызстане предполагается лишение свободы от 10 до 12,5 лет.

К апрелю 2021 года среди возместивших ущерб государству были депутаты парламента, бывшие чиновники и судьи. Так, судью Верховного суда Кыргызстана Камиля Осмоналиева отпустили под подписку о невыезде, так как он признал вину в незаконном обогащении и выплатил государству компенсацию в 7 млн сомов (825 тысяч долларов).

Следствие обнаружило у Осмоналиева элитную недвижимость в VIP-городке вблизи Бишкека, квартиры, коттеджи в пансионатах на берегу Иссык-Куля, коммерческие объекты в торговых центрах и автомобили люкс-класса. Один из особняков судьи выставили на продажу за 1 млн долларов.

Воспользоваться экономической амнистией решил также депутат Жогорку Кенеша Марат Аманкулов, которого подозревают в незаконном обогащении на 1,5 млрд сомов (более 17,6 млн долларов). Парламентарий уже перевел 50 млн сомов (более 589 тысяч долларов) на депозитный счет ГКНБ. Следствие еще устанавливает точную сумму ущерба, после чего депутат сможет поэтапно возместить его.

Другие амнистии

Экономическая амнистия для предпринимателей была объявлена в России в 2013 году. Президент Владимир Путин предложил выпустить осужденных, которые согласны возместить ущерб по экономическим делам, например, обвиняемым в мошенничестве в сфере кредитования, незаконной предпринимательской или банковской деятельности. Более 2,3 тысяч россиян воспользовались амнистией и выплатили государству 2,6 млрд рублей (более 43 млн долларов).

Власти Казахстана уже трижды проводили амнистию капиталов и налоговую амнистию. Казахстанцам дали возможность легализовать капиталы — деньги, ценные бумаги, доли в компаниях, недвижимость. За время амнистии граждане республики легализовали имущества и средств на 3,5 трлн тенге (более 10 млрд долларов) к концу 2016 года.

Южная Корея объявила об амнистии капиталов осенью 2015 года. До 31 марта 2016 года всем желающим дали возможность отчитаться о своих зарубежных активах и доходах и легализовать их. Взамен они были освобождены от налоговых сборов, а также не были привлечены к ответственности.

Сейчас в Турции проводят пятую «амнистию богатства», которая разрешает законно ввезти крупную сумму денег, золото, ценные бумаги и другие рыночные капиталы в страну без налогообложения до 30 июня 2021 года. При первой амнистии в 2008 году было легализовано более 47 млрд лир (33 млрд долларов по курсу на тот год).

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей