Из‑за воды разгорелось пламя. Между Кыргызстаном и Таджикистаном произошел самый кровопролитный конфликт в их новейшей истории
Айдай Эркебаева
Из‑за воды разгорелось пламя. Между Кыргызстаном и Таджикистаном произошел самый кровопролитный конфликт в их новейшей истории
1 616

Военнослужащие и сотрудники полиции Кыргызстана в районе села Кок-Таш. Фото: Эламан Карымшаков / Sputnik / РИА Новости

1 и 2 мая в Кыргызстане объявлен национальный траур по погибшим в приграничном конфликте в районе села Кок-Таш. Начавшись 28 апреля как спор между местными жителями из-за водозабора на реке Исфара, противостояние вскоре переросло в крупную военную операцию с обеих сторон, с применением стрелкового оружия, минометов и БТР. Неясно, кто первым открыл огонь, но десятки погибших и раненых есть с обеих сторон. Пока кыргызстанцы обвиняют Таджикистан в преступлении против мира и намеренной атаке на территории Кыргызстана, таджикистанцы сетуют на новую власть в соседней стране, которая позволяет себе неаккуратные высказывания об обмене спорными территориями и нагнетает ситуацию, которую никто не может решить уже на протяжении 30 лет.

Днем 28 апреля между жителями приграничных районов Кыргызстана и Таджикистана возник спор из-за водозабора в районе села Кок-Таш в Баткенской области. Сначала граждане обеих стран устроили перепалку, затем в ход пошли камни, и уже после этого прозвучали первые выстрелы.

29 апреля в приграничной зоне началась стрельба из стрелкового оружия и минометов, из кыргызских сел местные власти стали эвакуировать жителей. Руководство Кыргызстана и Таджикистана обвинило друг друга в начале обстрела. Днем появились сообщения о первых пострадавших и погибших. Таджикские силовики обстреляли несколько кыргызских погранзастав; в ответ кыргызский спецназ захватил таджикскую заставу. К вечеру стороны договорились о прекращении огня, хотя и на следующий день стрельба время от времени возобновлялась.

По словам таджикского журналиста Бахманера Надирова, все началось после того, как таджикистанцы решили установить камеры наблюдения возле водозабора «Головной», чтобы наблюдать за распределением воды. По его словам, последний месяц кыргызская сторона, нарушив договоренности, забирала себе большую часть воды.

«Еще с советских времен Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан имеют свою долю воды. Этот водозабор построен на территории Таджикистана, но кыргызская сторона решила его в одностороннем порядке оккупировать», — считает Надиров.

По информации Надирова, кыргызские пограничники потребовали демонтировать эти камеры. Пока шли переговоры между госорганами двух стран, кыргызстанцы решили сами спилить заборы, на которых были установлены камеры. Надиров говорит, что это и привело к стычкам между жителями кыргызских и таджикских сел. Сначала стороны начали забрасывать друг друга камнями, потом пошло в ход огнестрельное оружие.

Зона конфликта. Скриншот: Яндекс

Надиров, как и многие представители СМИ Таджикистана, считает, что первыми огонь открыла кыргызская сторона, а таджикская только защищалась. Также журналист сетует на голословность кыргызских властей, которые ранее публично заявили об обмене таджикского анклава Ворух, хотя позже президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что не было такой договоренности.

«То, что не было решено за 30 лет, нельзя решить за два дня переговоров, потому что там вопрос и земли, и воды, и пастбищ. В некоторых местах дома расположены в шахматном порядке: где один дом кыргызский, другой — таджикский. Не знаю, как они там будут проводить границу», — говорит Надиров.

Официальная версия Кыргызстана отличается: по информации ГКНБ, таджикистанцы самовольно установили камеры, а днем 29 апреля их пограничники начали массированный обстрел водозабора, применяя минометы, пулеметы и автоматы.

«Таджикская сторона намеренно спровоцировала конфликт на кыргызско-таджикском участке государственной границы и продолжает обострять обстановку. <…> Намеренно искажая исторические факты, Пограничные войска ГКНБ Таджикистана, провоцируют мирное население к кровопролитным действиям, таким образом демонстрируя свою несостоятельность и нежелание решать вопросы мирным путем», — было сказано в пресс-релизе Погранслужбы Кыргызстана.

Журналистка кыргызстанского издания «Клооп» Эльвира Султанмурат кызы, которая 29 апреля находилась в районе обстрела, рассказывает, что выстрелы в основном звучали с таджикской стороны.

«Началась стрельба на поражение, подключили минометы. Сразу несколько человек пострадало. В нашу сторону тоже стреляли из минометов, за нами была вышка, и говорили, что они целятся туда, чтобы отключить нам свет и связь. Мы несколько часов даже голову не могли поднять, мы стояли на трассе и прятались за бордюром и машинами», — вспоминает Султанмурат кызы.

По ее словам, жители кыргызских сел утверждали, что власти Таджикистана вооружили гражданских и разрешили им вести огонь. Журналистка отмечает, ночью 30 апреля ситуация обострилась: в больницы поступало много раненых, людей продолжали эвакуировать.

К утру 30 апреля в результате конфликта погибли уже 23 человека, более 200 получили ранения. Несмотря на договоренность о прекращении огня, обстрелы продолжались. В Кыргызстане медиа писали, что таджикские военные с вертолетов обстреляли несколько сел. В свою очередь СМИ Таджикистана утверждали, что соседняя страна несколько раз позволяла себе нарушить режим прекращения огня.

Сгоревший остов БТР-82 в районе села Кок-Таш. Фото: Эламан Карымшаков / Sputnik / РИА Новости

Только к вечеру 30 апреля президенты Кыргызстана и Таджкистана договорились встретиться в Душанбе во второй половине мая, чтобы решить ситуацию «мирным путем». По последним данным, из-за конфликта с обеих сторон погиб 41 человек, 224 получили ранения; более 20 тысяч местных жителей эвакуировали, сгорели дома, школы, магазины и рестораны. Следует отметить, что главы двух республик созвонились после того как с ними по телефону переговорил президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев, решивший взять на себя роль миротворца.

Журналист из Таджикистана Негматулло Мирсаидов считает, что новая власть в Кыргызстане в лице президента Садыра Жапарова и главы ГКНБ Камчыбека Ташиева по незнанию или неопытности нагнетали ситуацию в регионе. В апреле Ташиев объявил, что они договорились об обмене таджикского анклава Ворух в Баткенской области, однако спустя пару дней президент Таджикистана Эмомали Рахмон сказал, что этого «не было и не может быть».

«Они совсем недавно говорили об обмене Воруха. Как можно вести разговоры об обмене территории с сорокатысячным населением? Человек и политик, который обладает опытом, по крайней мере, должен знать, что вторая сторона никогда на такое не пойдет, и что такие заявления делать нельзя, потому что это нагнетает ситуацию. Это безответственные заявления», — уверен Мирсаидов.

Он добавляет, что никто никогда уже не выяснит, кто первым открыл огонь, потому что в подобных конфликтах «всегда так». «Вот в Кыргызстане, говорят, есть демократия. Их политические лидеры не пытаются решить проблему границ, они зарабатывают себе политические очки, делая воинственные заявления, и идя на поводу у населения», — полагает Мирсаидов.

Нынешний конфликт стал самым кровопролитным из череды аналогичных столкновений в приграничной зоне Кыргызстана и Таджикистана, произошедших со времен распада СССР. В 2015 году здесь погибли четыре человека, в 2019-м — двое, на этот раз — десятки жертв.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей