«Они были в черных масках и в гражданском». Таджикистанца похитили и вывезли из Москвы в Душанбе несмотря на запрет ЕСПЧ
Мадина Куанова
«Они были в черных масках и в гражданском». Таджикистанца похитили и вывезли из Москвы в Душанбе несмотря на запрет ЕСПЧ
788

Кием Гулов. Фото: личная страница Бахрома Хамроева

Утром 1 апреля из квартиры в жилом комплексе Big Time на западе Москвы неизвестные похитили 30-летнего строителя из Таджикистана Киема Гулова. Спустя пять дней отцу Гулова, который живет в Горно-Бадахшанской области Таджикистана, позвонили сотрудники душанбинской милиции и сообщили, что его сын у них. На родине силовики подозревают Гулова, который уехал в России на заработки еще в 2016 году, в связях с терроризмом. В отношении Гулова действует правило 39 Европейского суда по правам человека: его не должны были вывозить в Таджикистан, пока в суд в Страсбурге рассматривает его жалобу на пытки и нарушение права на защиту.

Похищение

«Все произошло утром часов в десять-одиннадцать , — вспоминает очевидец похищения Гулова. — Кием приехал в квартиру, но все время как будто кого-то ждал. Пока он переодевался в рабочую форму, ему несколько раз звонили и говорили, что сейчас приедут. Он отвечал, что выйдет. Когда звонившие приехали, Кием вышел к ним, а телефон оставил в квартире. Потом поднялся с двумя ребятами, я их не знаю, никогда не видел раньше. Они еще были в черных масках и в гражданском. Хозяин квартиры спросил у них, кто такие и зачем пришли. Они сказали, что сейчас заберут Киема. На вопрос куда, один из них отвел хозяина в сторону и показал корочку».

По словам собеседника «Медиазоны», Кием больше на работу не возвращался, а владелец квартиры сказал, что приехавшие за строителем люди показали ему удостоверения сотрудников МВД России.

«Я несколько раз пытался спросить у Киема, почему его забирают. Он сказал, что дела у него не очень, он подал [жалобу] в Европейский суд. Я спросил: кого-то убили? Он ответил: "Нет". Больше я ничего не спрашивал», — продолжает собеседник «Медиазоны». Он отмечает, что защитник Киема пообещал, что полицейские будут его допрашивать, расследуя похищение мигранта, но с тех пор никто из полиции так и не пришел.

Мигрант с Памира

Кием Гулов родом из Ванчского района, расположенного в Памирских горах на востоке Таджикистана. В 2016 году он приехал в Москву на заработки. Родственница Гулова вспоминает, что в 2017 году Кием приютил у себя земляка, который должен был скоро улететь в Саудовскую Аравию на учебу. Российские силовики задержали его по дороге в аэропорт и депортировали в Таджикистан.

На родине парня обвинили в экстремизме и терроризме, в его телефоне нашли фотографии с Киемом. Так Гулов стал для таджикских властей и спецслужб «лицом, имеющим связь с терроризмом». Список таких «лиц» опубликован на сайте Департамента финансового мониторинга при национальном банке Таджикистана. На сайте МВД России таджикистанец числится среди разыскиваемых преступников, но без какой-либо информации об основании для розыска.

Правозащитник Бахром Хамроев, специализирующийся на работе с мигрантами из стран Центральной Азии, узнал о Гулове в 2017 году. Тогда к нему за помощью обратился отец Киема Назар Гулов. Его сын к тому моменту уже сидел в СИЗО в Нальчике в Кабардино-Балкарии. На Кавказ он поехал к жене, а когда возвращался на автобусе в Москву, его высадили на КПП «Малка» и задержали по экстрадиционному запросу.

Бахром Хамроев и Кием Гулов. Фото: личная страница Хамроева

«Таджикистан предъявил ему обвинение в финансировании террористической деятельности. Якобы он какому-то гражданину Таджикистана, который пытался вылететь в Сирию, дал пять тысяч рублей. Подробностей я сам не знаю, потому что таджикская сторона прислала дело в российскую прокуратуру в абсолютно нечитаемом виде, на повторный запрос они не ответили. В связи с чем, думаю, Гулова и отпустили потом», — вспоминает адвокат Мухтар Мишаев.

По словам защитника, отмена меры пресечения превратилась в «отдельный концерт». Гулов провел в следственном изоляторе около восьми месяцев. Потом таджикистанца без адвоката отвезли в суд, который его арестовал, сказали написать ходатайство об освобождении в связи с тем, что «мама болеет, и ему нужно в Таджикистан». Кием написал ходатайство. Суд отменил меру пресечения.

«Его сразу схватили полицейские и отвезли снова в Нальчик, куда к тому моменту уже приехал я», — продолжает Мишаев. Адвокату сказали, что Гулов был задержан за нарушение миграционного законодательства. Суд принял решение о его выдворении, и Киема отправили в СУВСИГ.

«Мы это обжаловали, но он все равно просидел в центре временного содержания почти два года. Срок содержания истек, его освободили, и он уехал в Москву. С тех пор связи у нас с ним не было», — добавляет защитник.

Мишаев отмечает, когда Гулов находился в депортационном центре, ЕСПЧ принял по нему решение о применении 39 регламента: «Министерство юстиции России разослало по всем организациям письмо, что необходимо воздержаться от любых перемещений Гулова, потому что он подал жалобу в Европейский суд на выдворение в связи с угрозой его здоровью и жизни. Он боится, что [в Таджикистане] его ждут пытки и физическая расправа за обвинение в терроризме».

Бахром Хамроев и Мухтар Мишаев утверждают, что спецслужбы Таджикистана обвинили Киема Гулова по части 1 статьи 401 Уголовного кодекса.

«Гнилая политика Рахмонова»

«Власти Таджикистана на протяжении последних нескольких лет терроризирует семьи мусульман, предъявляя членам семей обвинения в создании диверсионных групп. Одной из пострадавших от гнилой политики Президента Эмомали Рахмонова стала семья Гуловых», — писал в августе 2018 года о деле Киема правозащитник Хамроев.

В посте в фейсбуке говорится, что Гулов помог двум своим землякам, обманутым работодателем, купить билеты и вернуться на родину. В Таджикистане они были обвинены в наемничестве и получили длительные сроки.

«Под пытками силовиков у них были выбиты ложные показания против Гулова Киема. Осужденные земляки Гулова в телефонном разговоре с его отцом признались в даче ложных показаний под действием физического и психологического давления. "Мы еле остались живы, у нас выбиты зубы", — рассказали они. После чего Гулов был объявлен в международный розыск», — отмечал в посте юрист.

В июле 2020-го Хамроев написал, что Гулов освободился из центра временного содержания мигрантов в Нальчике, выдачу мигранта на родину приостановил Европейский суд по правам человека, он же рассматривает жалобу Гулова на нарушение статей 3 и 13 Европейской конвенции о защите прав и свобод.

Отец похищенного мигранта Назар Гулов живет в 500 километрах от Душанбе, и до столицы он с супругой добрался к вечеру 8 апреля. На следующий день они пошли в отделение милиции, где удерживается их сын — «Медиазоне» не удалось достоверно узнать, в каком отделении и в какой изолятор водворен Гулов. По их словам, им не дали увидеться с сыном, сославшись на то, что по его делу не назначен следователь. В милиции им сказали найти адвоката, пока же отец и мать Киема носят ему передачи.

200 похищенных таджикистанцев

«Он обычный мусульманин, не экстремист, не оппозиционер, но злился, что на родине его считают террористом. Он работяга. Власти Таджикистана считают, что те, кто живут за границей — террористы», — описывает похищенного мигранта Бахром Хамроев. Юрист утверждает, что Гулова вывезли из России под чужой фамилией и в наручниках из аэропорта Домодедово. Правозащитник уже направил в ЕСПЧ письмо о том, что Россия нарушила правило 39.

Свадьба Киема Гулова в 2021 году. Фото: личный архив Гулова

По информации Хамроева, за февраль и март этого года из России вывезли 200 таджикистанцев, проходящих по делам о терроризме и экстремизме. По мнению юриста, таким образом Россия оказывает давление на Таджикистан.

«Я думаю, Кремль что-то планирует в Таджикистане. Таджикистан в последнее время стал непослушным Кремлю. Россия отлавливает сотнями таджикских "преступников" как бы показывая: смотрите, сколько у вас проблем, у нас здесь несколько тысяч экстремистов ваших. Это способ давления, чтобы потом вести переговоры, чтобы Таджикистан опять подчинился Кремлю», — рассуждает Хамроев.

25 марта в Москве был задержан правозащитник, руководитель «Центра таджиков» Иззат Амон. По словам его коллег, Амона задержали сотрудники московской полиции. Через два дня он был депортирован из России, задержан в Душанбе и водворен в СИЗО по делу о мошенничестве. МВД Таджикистана сообщило, что правозащитника выдворили «за нарушение правил пребывания в этой стране и незаконное получение российского гражданства».

В день задержания Амона на его Youtube-канале было опубликовано видеообращение к Владимиру Путину. В нем он критиковал бездеятельность посольства и консульства Таджикистана в России, а также осудил дипмиссии за продажу фиктивных таджикских паспортов и справок о возвращении на родину.

В частности, утверждал Амон, что в 2015 году к нему обратились представители ФСБ с просьбой помочь им приобрести в консульстве таджикские паспорта. Он упомянул и задержание в Кишиневе подозреваемого в терроризме выходца из Чечни, у которого при себе обнаружили поддельный паспорт гражданина Таджикистана. Правозащитник считает, что в последние полгода за ним была установлена слежка.

«Я узнал, что мой паспорт гражданина России аннулировали по заказу властей Таджикистана. Уважаемый Владимир Владимирович, вы когда смотрите это видео, это значит, меня на территории Российской Федерации нет уже. За мной гоняются. Я более чем уверен, что меня увезут. Власти Таджикистана вместе с некими спецслужбами России, которые получили огромную сумму денег, намереваются меня отправить в Республику Таджикистан, чтобы меня посадили в тюрьму», — говорил Амон.

Он отметил, что в 2018 году в Таджикистане на него было заведено уголовное дело по 307 статье Уголовного кодекса. «Прошу вас помочь меня вернуть на территорию Российской Федерации и восстановить мое гражданство», — обратился Иззат Амон к Путину.

2 апреля сотни сторонников правозащитника вышли на митинг против его депортации к посольству Таджикистана в Москве. Акцию протеста разогнали полицейские. По данным «ОВД-инфо», были задержаны не менее 117 участников, их развезли по разным отделам московской полиции. Задержанных граждан России отпускали, свидетельствуют очевидцы, таджикистанцы провели в отделах около трех суток. На родине к семьям задержанных пришли сотрудники Службы государственной безопасности.

Московские суды оштрафовали на 10 тысяч рублей (130 долларов) как минимум 16 участников митинга. Им вменили нарушение правил участия в акции. Двум из них назначили штрафы в 5 тысяч рублей (65 долларов) за нарушение миграционного законодательства. Еще шестерым выписали штрафы на 500 рублей (6,5 долларов) за мелкое хулиганство. Более двадцати протоколов суды вернули в полицию. Других 18 задержанных полицейские и переводчик убедили отказаться от помощи правозащитников, информации о них нет, писал «ОВД-инфо».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей