«Насколько я был уродом». Участники литературного конкурса заключенных в Казахстане рассказывают о самом счастливом дне и раскаянии
Мадина Куанова
«Насколько я был уродом». Участники литературного конкурса заключенных в Казахстане рассказывают о самом счастливом дне и раскаянии
2 803

Иллюстрация: Костя Волков / Медиазона

В конце 2020 года в казахстанских колониях прошел литературный конкурс. Участвовать могли все заключенные из учреждений всех режимов содержания. Осужденным предложили написать стихотворение или сочинение на одну из трех тем: «Раскаяние», «Письмо в будущее», «Счастливый день в моей жизни-2020». Всего в конкурсе приняли участие почти 500 человек из 73 колоний и изоляторов. «Медиазона» публикует отрывки из работ некоторых осужденных. Из уважения к творчеству редакция сохранила орфографию и пунктуацию оригинальных работ. 

Номинация «Раскаяние»

Первое место этой номинации и приз в 50 000 тенге получила осужденная за убийство сына женщина. Она отбывает 25-летний срок в колонии ОВ-156/21 в Восточно-Казахстанской области. В заявке на участие она попросила не указывать имя при публикации, только псевдоним — Лепта.

Быть может — время подошло

И дольше века день не длится

Уже не бьюсь о стены я

Как в клетке раненная птица

И успокоилась почти

Я пережив потерю сына

Но не уходит с глаз долой

Та непонятная картина:

Когда хотелось умереть

Поняв, что нет его со мною,

Что не помашет мне рукой

Качая пьяной головою,

Не улыбнется пирожкам —

Любимым — с печенью и луком

И не обрадует меня

Когда-нибудь рожденным внуком <…>

Летели годы, и Земля крутилась,

Медведи терлись о земную ось

И счастье наше как-то покосилось,

Распалось, и куда-то разбрелось…

Он запил. Дальше — больше, хуже…

Не помнил утром что он вытворял…

Найдя его, ночами шла я следом

Чтоб пьяный под машину не попал.

И сколько я ни бегала по следу —

Я не могла везде спасти успеть —

О, сколько его били — Вы бы знали!

О, сколько приходилось мне терпеть:

Он постепенно стал болеть, хромать, дряхлеть…

Затих, потух, в себя совсем не верил,

Но мне во всем как прежде помогал,

А выпить позовут — он сразу в двери —

Через меня, лежавшую, шагал.

И вот случилось, страшное случилось

Погас «мой свет в окошке» навсегда

А голове и сердце поселилась

Большая, как Вселенная — Беда.

Он много дней гонял и бил меня

Узнав, что накануне, за три дня,

Когда терпеть было совсем невмочь

Просила я полицию помочь

И положить просила я в больницу —

Очистить организм, подлечиться

Пришли, и силой отвели на «флюру»,

Анализы все сдали, что могли —

К психологу его не отвели —

Два месяца почти мы в ожиданьи провели!

Сказали все друг другу что могли

Остановились мы совсем у «края» —

Оборонялась, битая, тогда я —

Не верила, что нападет, любя

Ударил он рукой и пнул потом —

Ударила в ответ его ножом —

И по руке ударила, и в ногу —

Где я себе найти могла подмогу?

Я помешать хотела лишь ему —

Чтоб не попал любимый сын в тюрьму

Как я здесь оказалась? — Не пойму.

Сначала было здесь мне очень трудно

Не двигались часы, не двигались минуты

И дольше века длится день

Перед глазами — сына тень…

Нападки «старичков» за храп во сне

И шепот за спиной — «детоубийца»

Я понимала — это обо мне

Я как могла всем что-то объясняла

Пыталась все как было рассказать,

Но правда обо мне взяла и стала

Меня же по лицу собой хлестать!..

Далее Лепта описывает порядки в колонии. Она говорит о «мамочке» отряда и о старшине, которые объясняют, что надо жить «честно, дружно», и требуют строго соблюдать дисциплину. В конце осужденная пишет, что смирилась с наказанием, поняла, что в колонии «не должно быть сладко», а надзиратели со временем стали ей близкими людьми.

Номинация «О самом счастливом дне 2020 года»

Иллюстрация: Костя Волков / Медиазона

Первое место в этой номинации получил Андрей Деркульский из АП 162/4 в Павлодаре, приговоренный к 11 годам колонии. Он вспоминает онлайн-встречу с сестрой, которая тоже оказалась в заключении. Деркульский был осужден за убийство, его сестра получила 19 лет по обвинению в двойном убийстве группой лиц по предварительному сговору. По словам автора, описываемый им день — не только самый счастливый в 2020-м, но и за всю жизнь.

Я, родился в городе Павлодаре, в 1988 году. Спустя 4-ре года, а именно в 1992 году, родители подарили мне сестренку, которую назвали — Ксения. У нас была хорошая и счастливая семья, где все друг друга очень любили и окружали теплотой и лаской. Я души не чаял в своей младшей сестре, она была для меня олицетворением счастья и любви, тепла и уюта, нежности и заботы, это было маленькое, белокурое, похожее на ангелочка чудо!

Но в один из дней 1998 года, к нам в дом пришло горе, умерла наша мама. Это был не только самый горький, но и переломный день в моей жизни. Меня как-будто подменили. Я стал искать в жизни все плохое и запретное, связался с плохой компанией, начал курить и пить, хулиганить и воровать, стал обижать слабого, во мне как-будто умерло человеческое <…>.

Жизнь понесла меня по волнам, которые я сам для себя выбрал, преступления и тюрьма, годы изоляции, освобождение и снова тюрьма. Но самое отвратительное, это то что я забыл и отрекнулся от самого главного — от семьи. Забыл, что у меня есть младшая сестра, бросил свою и ее жизни на самотек, что привело к печальным последствиям — она попала в интернат, где климат тоже не самый благоприятный, а потом и в тюрьму.

И вот однажды, сотрудники учреждения, напомнили мне о том, что у меня есть младшая сестра и предложили организовать он-лайн встречу. Я согласился и стал ожидать этого дня. Каждый день я думал об этой встрече. Как быть? Что ей сказать? О чем вообще с ней разговаривать? Ведь для меня она все тот же ребенок?!?!! И наступил тот день, когда мне позвали в административный корпус в кабинет он-лайн связи.

Я шел туда на ватных ногах, мысли путались, в горле пересохло и встал неприятный ком. И вот, на экране ноутбука появилось лицо моей младшей сестры, белое личико с покрытой платком головой.

Я посмотрел ей в глаза, с которых по щекам текли слезы, в душе что-то щелкнуло, и я понял НАСКОЛЬКО я был уродом в душе, что бросил ее на произвол судьбы, ведь она же была тогда еще маленькой девочкой!?!?!!

Я видел в ее глазах осуждение меня за это, но больше в ее глазах я видел усталость, грусть и теплоту, с которой она была рада увидеть меня снова живого и здорового, и я не смог смотреть ей в глаза спокойно, я тоже плакал… Но это уже были слезы радости!!! И в этот момент я понял — это и есть самый счастливый день и момент в моей жизни!!! Я был буквально наполнен счастьем изнутри, а в голове миллионами пролетали мысли о том, что я делал не так! Ведь никакие материальные блага и ощущения не дают такого тепла и свободы душе, как встреча и ощущение того, что рядом с тобой самый близкий и самый любимый человек на свете! Я был вне себя от радости и счастья переполнивших меня! Я был по НАСТОЯЩЕМУ счастлив!!!

Эти полтора часа пролетели быстро и незаметно, но это были самые счастливые полтора часа в моей жизни! И это были переломные часы в моей жизни, вернувшие мне снова человеческий облик!

Теперь я снова могу быть нормальным человеком, любить и быть любимым, не делать зла, стремиться только к светлым чувствам и поступкам, ведь теперь у меня есть цель для того чтобы освободиться и начать жить заново, благо теперь есть для кого! И это мой самый счастливый день!

«"Лаңкестің" шері»

Иллюстрация: Костя Волков / Медиазона

Жансая Танатарова из колонии ЕС-164/6 в Северо-Казахстанской области написала на казахском языке рассказ о том, как в 2017 году попыталась через Бишкек и Стамбул уехать в Сирию. В нем Танатарова не пишет о причинах для отъезда и вербовке. Сотрудники КНБ задержали ее на выезде из Караганды. Ее осудили на 10 лет за покушение на участие в деятельности террористической группы и вербовку несовершеннолетнего. «Медиазона» приводит перевод некоторых фрагментов.

Открыв мессенджер «Telegram», написала «Проводнику», что нашла деньги. На руках у меня было 120 тысяч тенге. Пересчитываю их без конца, словно это миллион, жду ответа от «Проводника». Ответ, наконец, пришел.

«15.09.2017 г. Вы должны прибыть в г. Кордай к 23 часам. Езжайте на междугороднем такси. Вас там встретит "мой" человек, и он за такси оплатит сам. Также я дал ему Ваш непеленгованный номер. Дальше он Вас переправит по постоянному маршруту: Караганда — Кордай — Бишкек — Стамбул — Шам т.е. Халифат! До скорой встречи в Священных Землях, Дорогая сестра!».

Постоянно перечитываю сообщение и пересчитываю деньги. Наступило утро 15 сентября, которое я так долго ждала. Ночь прошла без сна. Всегда удивлялась людям, которые не могли заснуть от сильного волнения, но в эту ночь я поняла их. Прочитала утренний намаз. Заново проверила вещи, которые решила взять с собой. Еще раз пересчитала свои 120 тысяч тенге. Не знала, куда себя деть, и вышла на улицу. Сентябрьский осенний воздух пронзил меня до костей. Постояла около десяти минут, зашла домой перекусить перед отъездом, но от волнения не могла есть. Руки и ноги дрожали, сердце сильно билось. Время будто бы замерло…

Настало время отъезда. На городском такси доехала до места, где меня ждал водитель междугороднего такси. Меня накрыли странные чувства, когда я увидела BMW вишневого цвета. За рулем был человек по имени Иван. Ему я сказала, что еду в Кордай в командировку. Иван показался мне простым и хорошим парнем. Он хотел завести разговор, я старалась говорить мало. Меня раздирали мысли, что я обманываю добродушного человека, и у Ивана будут проблемы, если меня сейчас задержит Комитет национальной безопасности. Эти мысли заставляли меня постоянно оглядываться назад. Так я заметила, что в одном ряду с нами едет белая машина. <…>

Иван остановился на заправочной станции. Зашел в магазин. Белая машина остановилась рядом с нами, но из нее никто не вышел. Я вышла из машины и направилась в магазин. Следом за мной пошел человек из этой машины. Так, я убедилась, что он сотрудник КНБ. Иван все еще ничего не подозревал. <…>

Водителя Танатаровой полицейские остановили на посту при выезде из города.

Полицейские подали знак Ивану, чтобы тот остановился. Он спросил их, в чем дело, предоставил документы. Сотрудник отвел его от машины на два метра. Никто кроме меня не понял, откуда появились вооруженные солдаты в масках. Они окружили машину и приказали мне выйти. Я хотела открыть дверь, но она не открывалась. Военные повторяли приказ, дверь не поддавалась. Один из силовиков разбил окно автомобиля и открыл дверь изнутри. Меня вытащили из машины. Я крикнула: «Иван, прости меня».

В середине сочинения осужденная описывает арест, суд, свои переживания и переживания ее отца и брата. Она рассказывает, что в заключении к ней приходил имам, она начала изучать ислам. Танатарова с теплом вспоминает передачи от матери, свидание с отцом и момент, когда она просила у него прощения.

Сирия была для меня тем местом, которое я нашла, убегая от своих внутренних конфликтов. Почему убегала? Потому что не хватило смелости решить проблему! Поняла, ошиблась. Это мне дорогого стоило.

Если «Проводник» с самого начала для меня был неизвестным человеком, то он также по сей день для меня остается таким. Никто не хочет искать его.

Какой сильный удар я получила от судьбы, ровно такой же я получила для себя урок. Поняла, что нужно уважать семейные и национальные ценности.

Искренне благодарна, что в такой трудный для меня период жизни рядом со мной была семья.

В конце рассказа заключенная благодарит КНБ, сотрудников учреждения, психологов и теологов, религиоведов, которые работали с ней. По ее словам, в колонии ей помогли из радикальной мусульманки стать традиционной.

Специальный приз

Иллюстрация: Костя Волков / Медиазона

Заключенный Ринат Ахмадулин из АК-159/6 в Карагандинской области, автор стихотворения о безответной любви, получил от члена жюри музыканта Еркеша Шакеева специальный приз — гитару. Ахмадулин не раскрывает, за что был осужден, не акцентирует внимание на раскаянии и не описывает тюремную жизнь — только обращается к женщине, которую любит «до одури», однако та его отвергла. «Медиазона» приводит отрывок из стихотворения.

Прости и ты любимая моя, как подлеца,

С большим умом, с поступками глупца,

Что слишком обозлен, самолюбив,

Обману обречен и несчастлив,

Осужден, бит судьбою все сильней,

Что мерзко презирал всегда людей.

<...>

Любовь моя! Я был не раз в суде,

Но этот суд последним снится мне.

Так чует сердце! Все, отбыл сполна…

Твой «приговор» был раз и на всегда.

«Есть такие, кого уже не переубедить»

Зачем заключенные пишут диктанты о Нурсултане Назарбаеве и участвуют в литературных конкурсах, «Медиазоне» рассказала руководитель управления воспитательной и социально-психологической работы среди осужденных КУИС Бибигуль Мунайтпасова.

— Чья была идея провести конкурс?

— Идея была нашего управления. Конкурс проходил с ноября по декабрь 2020 года при поддержке института уполномоченного по правам человека, Международной тюремной реформы в Центральной Азии и проекта Vnimaniye.kz. Я работаю в системе с 2002 года, была воспитателем в учреждениях, организовывала аналогичные конкурсы на местах и вот получилось провести нечто подобное в масштабах всей страны.

— Кто придумал темы сочинений?

— Я подумала, что конкурс нужно посвятить человеческой жизни: настоящему, будущему и прошлому. В нашем случае настоящее у людей проходит в местах заключения и при этом они могут раскаиваться. Отсюда тема "Раскаяние". У каждого есть счастливые моменты из прошлого, поэтому одна из тем про самый счастливый день. И третья тема — чтобы они начинали задумываться, а что же их ждет в будущем. Большая часть сочинений была на тему раскаяния. Для нас это очень важно.

— Как заключенные отреагировали на предложение написать сочинение?

— Им эта идея очень понравилась. Во-первых, это письмотерапия. На бумаге они могут выразить свои мысли и чувства. Во-вторых, у них появилась мотивация, многим хотелось победить, стать лучшим по стране. Когда наградили победителей, остальные расстроились, сказали, что будут еще участвовать, стараться. Мы узнали, что среди заключенных есть те, кто и раньше писал стихи и рассказы. Находясь в местах лишения свободы, они продолжают писать. Перед конкурсом участники подписали согласие на публикацию в СМИ под собственным именем, кто-то разрешил публиковать его под псевдонимом, кто-то не согласился вообще.

— Сколько желающих было участвовать?

— На конкурс было направлено 519 работ, участвовали 490 человек из 73 учреждений. Критериев для участия не было: участвовали несовершеннолетние, пожизненно осужденные, злостные нарушители, мужчины и женщины. Никому не отказывали. В Казахстане более 20 тысяч осужденных и около 80 исправительных учреждений. Получается, что участвовали почти из всех учреждений.

— Как оценивались работы?

— Каждой работе был присвоен номер. Это было сделано для того, чтобы члены жюри обратили внимание на произведение, а не на личность осужденного. Жюри не знало имен авторов, за что они сидят и из каких колоний. При оценивании учитывался талант рассказчика, чтобы произведение легко читалось, владение словом, грамотность, стилистика, логика, правдивость — все это учитывалось.

— Какая мотивация у заключенных участвовать в конкурсах?

— Они получают поощрения в виде благодарности, грамоты, дополнительные краткосрочные свидания, иногда денежные вознаграждения. При рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении учитывается характеристика осужденного, в том числе участвовал ли он в конкурсах, был ли активным. В этом конкурсе призом за первое место были 50 000 тенге, за второе — 30 000 тенге, за третье место — сертификат на 12 карточек «Тарлан». В каждой номинации было первое, второе и третье место. Были дополнительные призы и призы от самих членов жюри.

— Вы верите, что система перевоспитания заключенных в Казахстане работает?

— Мы работаем с людьми, которые переступили закон. Мы даем им направление, а дальше человек сам должен это «подхватить». Воспитатели говорят им: «Работайте, учитесь, участвуйте в конкурсах, соблюдайте порядок». Но они сами решают прислушаться к нам или нет. Есть такие, кого уже не переубедить, но нужно пробовать.

— Часто в колониях проводятся подобные мероприятия? На сайте МВД много отчетов о разных конкурсах: конкурс-караоке, танцы, керлинг, где-то заключенные слепили самого большого снеговика.

— У заключенных есть распорядок дня. Каждый день кроме выходных по часу-полтора они уделяют воспитательной работе. В это время все проходит, даже спортивные мероприятия, посещение библиотек. В прошлом году проводили конкурс в день Абая Кунанбаева, в этом году — посвящали день произведениям Мукагали Макатаева и его биографии. Бывают инициативы от осужденных, и они поддерживаются сотрудниками. В регионы мы даем поручение провести тот или иной конкурс, департаменты могут организовывать свои мероприятия. Осенью мы планируем провести республиканский конкурс прикладного искусства «Үміт-2021».

— Кто придумал написать диктант про Нурсултана Назарбаева?

— Департамент в Павлодаре. Мероприятие было посвящено Дню первого президента. Викторины, концерты и конкурсы в этот день проводились и в других учреждениях.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей