Трубы гниют. По чьей вине жители Узбекистана каждую зиму десятками гибнут из‑за взрывов и утечек газа
Мадина Куанова
Трубы гниют. По чьей вине жители Узбекистана каждую зиму десятками гибнут из‑за взрывов и утечек газа
619

Газопровод Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай. Фото: Александр Туманов / ТАСС

За 2020 год в Узбекистане от отравления газом и взрывов пострадали почти 300 человек, 106 из них скончались. Из-за отсутствия голубого топлива в домах люди перекрывали дороги и были вынуждены обогреваться самодельными печками. Природный газ отключали в кафе и ресторанах, надеясь обеспечить им школы и больницы. 2021 год также начался сообщениями о ЧП с человеческими жертвами. Причины все те же — взрывы и утечки. Почему один из ведущих экспортеров газа в Азии переживает энергетический кризис, а власти не способны изменить ситуацию, разбиралась «Медиазона».

Отравились, взорвались

Осенью 2020 года жертвами ЧП с газом в Узбекистане стали около 20 человек. Радио «Озодлик» подсчитало известные случаи отравления природным и угарным газом, а также взрывы, произошедшие в ноябре-октябре. Например, 25 ноября в Хавасском районе Сырдарьинской области угарным газом из самодельной печи отравились 31-летняя женщина и трое ее сыновей девяти, семи и трех лет. Мать и девятилетний мальчик умерли в доме, двое детей скончались в реанимации.

9 декабря в Каракалпакстане семья оставила включенной печь для обогрева дома. В итоге угарным газом отравились двое взрослых, их дети в возрасте одиннадцати и семи лет, а также двое гостей. Все шестеро скончались. В подобных случаях пресс-службы прокуратуры и МЧС всегда подчеркивают, что люди гибнут «из-за нарушения правил эксплуатации природного газа», и просят «соблюдать осторожность». При этом узбекистанцы продолжают жаловаться на холод в домах и квартирах, перекрывать улицы, требуя от правительства обеспечить каждую семью газом, и топить дома самостоятельно.

В конце ноября в Кибрайском районе Ташкента из-за утечки природного газа взорвался жилой дом, погибли отец и сын. «Часть дома превратилась в руины, стены и потолки были сильно деформированы», — писали медиа. По информации МЧС, утечка шла из подземного газопровода, проходящего прямо под домом.

За год в стране жертвами газа и взрывов стали 296 человек. Это 56 случаев отравления газом и 106 взрывов. 106 человек погибли, 190 отравились и получили травмы. 16 декабря президент страны Шавкат Мирзиеев поручил главе правительства Абдулле Арипову «критически рассмотреть деятельность Управления пожарной безопасности МЧС» и подготовить предложения по реформе ведомства. Череду несчастных случаев это, впрочем, не остановило. 23 декабря в городе Каган Бухарской области угарным газом отравились мать и двое детей. Дочери было шесть лет, сыну — два года. В местном отделе по чрезвычайным ситуациям объяснили, что дымоход печи был накрыт тканью, и угарный газ скапливался в доме. Полиция возбудила дело о нарушении правил пожарной безопасности, повлекшем смерть человека (пункт «а» части 2 статьи 259 УК), и допросила сотрудников районных отделов газоснабжения и пожарной безопасности. Начались служебные проверки.

Последствия взрыва газа в двухэтажном жилом доме в Каттакурганском районе Самаркандской области, 12 апреля 2020. Фото: Xinhua / ZUMA

Впрочем, на подобные мероприятие надежды мало, а тем временем и 2021 год начался с похожих новостей — 5 января стало известию, что в Хорезмской области семья из четырех человек отравилась угарным газом. 31-летняя мать с 9-летней дочерью скончались, 31-летний отец с 7-летним сыном впали в кому. Отмечалось, что за два дня до ЧП в доме был установлен новый отопительный котел. 6 января МЧС Узбекистана проинформировало об очередных двух жертвах взрыва газовоздушной смеси, на этот раз — в Карши. 8 января в результате взрыва газовоздушной смеси обрушился дом, под развалинами которого погибла 15-летняя девушка.

История

История нефтегазовой отрасли в Узбекистане берет начало в конце XIX века. В 1885 году из двух колодцев в Ферганской области добыли первую нефть. Старт серьезной добычи датируется первыми десятилетиями XX века. Первый газ был добыт в 1953 году на месторождении Сеталан-тепе в пустыне Кызылкум, через десять лет в Кашкадарьинской области построили один из крупнейших газоперерабатывающих заводов региона — Мубарекский завод.

Отрасль получила развитие и поддержку властей после того, как страна провозгласила независимость. В 1992 году Ислам Каримов поручил довести добычу нефти и газа до таких объемов, чтобы страна не зависела от импортных энергоносителей. Тогда и появился государственный концерн нефтяной и газовой промышленности «Узбекнефтегаз». В следующие шесть лет он был преобразован в холдинг. НХК «Узбекнефтегаз» включает в себя более 200 предприятий.

В начале нулевых годов узбекским газом заинтересовались российские энергетические гиганты. В 2002 году «Узбекнефтегаз» подписал соглашение о сотрудничестве с «Газпромом», в 2004-м — с «Лукойлом» о разделе продукции на ряде месторождений. Через три года после этого в Ташкенте открылся филиал российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина.

«Рвется резинка от штанов»

Узбекистан — один из главных экспортеров голубого топлива в Центральной Азии. Основные получатели экспортируемого энергоносителя — Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан. В рейтинге по мировым запасам газа, по данным ОПЕК, страна находится на 22 месте, в рейтинге стран по объемам добычи — на 16 месте. В год в Узбекистане добывается около 60-70 млрд кубометров газа. В 2020 году доказанные запасы природного газа составили 1,1 трлн кубометров.

1 ноября 2020 года Министерство энергетики прекратило подачу газа предприятиям, «не представляющим социального значения»: кафе, ресторанам, заводам по производству кирпича, извести, гипса. «Общепит сегодня — это целая Атлантида, которая тонет под воздействием всевозможных "спасательных мер", карантинов и ограничений. Видимо, это еще одна мера по спасению бизнеса в столь тяжелое для всего предпринимательства время, — возмущался в фейсбуке известный ташкентский ресторатор Артур Рудометкин. — Что это значит? А значит это ровно то, что весь сектор общепита должен, еле-еле умываясь грязью после столь продолжительного карантина, закрывая все накопившиеся долги, не думая о прибыли, а лишь думая о том, чтобы прожить еще не известно сколько острый период кризиса и в конечном итоге не закрыться, а что хуже — не остаться банкротом, начать перепрофилировать все свои точки под электричество прямо сейчас, не мысля о том, где найти на это средства».

Бизнесмен написал, что закупка нового оборудования и смена целой кипы документов — это «расточительные и безрассудные меры». А сейчас и без этого «тот момент, когда на поясе рвется резинка от штанов». Рудометкин и еще четверо бизнесменов рассказали изданию Spot, что переоборудование кухонь в общепитах приведет к повышению цен. Они отметили, что далеко не все блюда можно готовить на электричестве или угле. «Никто не говорит переходить на кизяк, уголь или дрова. Приобретается газовый баллон, наполняется сжиженным газом, затем отключается подача природного газа на кухне и через специальный шланг устанавливается баллон. Проблем нет», — не согласился с бизнесменами замглавы Минэнерго Бехзот Нарматов.

Министерство настаивает: руководство общепитов в курсе, что они должны иметь альтернативные источники топлива. Ведомство предупредило, что «в недалекой перспективе» использование природного газа прекратится не только осенью и зимой. Все это якобы делается для того, чтобы без перебоев снабжать топливом жилые дома и квартиры, школы, детские сады, больницы.

Однако простые жители Узбекистана утверждают, что газ к ним как не поступал, так и не поступает поныне. С требованием подать газ возмущенные люди начали акции протеста. 10 декабря радио «Озодлик» и «Газета.uz» сообщили о том, что несколько десятков человек, преимущественно женщины, перекрыли улицы в Бухарской области. При этом район или город, где прошли протесты, не уточнялся. Издания передавали, что протестующие говорили о 60 домах, оставшихся без газа. Известно, что в тот же день митинги прошли в махаллях Бухарского и Каракульского районов области. Газовая компания «Худудгаз Бухара» подтвердила, что более 1,3 тысячи домохозяйств Бухарского района «испытывали сложности в обеспечении газом» из-за снижения давления в трубах.

Через несколько дней митинги прошли в Андижане. Горожане перекрыли проезжую часть дороги на пересечении улиц Узбекистанская и Бабура. Чиновники из администрации города отказали журналистам в комментариях.

28 декабря жительницы Коканда вышли на дорогу около здания хокимията. Снимавшая протест на видео женщина рассказывала, что у них нет ни света, ни газа, а коммунальные службы не принимают никаких мер. На следующий день местный хокимият пообещал до конца года запустить новую газораспределительную станцию, что должно, по словам властей, устранить перебои с подачей топлива.

Протест в Элликкалинском районе Каракалпакстана. Фото: Радио Озодлик

Такие сезонные, осенне-зимние, митинги проходят в Узбекистане не в первый раз. В ноябре-декабре 2019 года в нескольких регионах страны люди также выходили на улицы. СМИ сообщали о разгоне протестующих. В последних числах ноября и 1 декабря позапрошлого года в нескольких городах страны возмущенные отсутствием газа люди перекрывали автодороги, жгли покрышки и разводили на проезжей части костры. Акции прошли в Каракалпакстане, Фергане, Андижане и Нукусе. 9 декабря 2019 года к митингующим присоединились жительницы Хорезмской области, однако их разогнала полиция. «Озодлик» со ссылкой на источник писал, что для подавления этих протестов в Ташкенте были сформированы силовые спецгруппы.

Уже в 2021 году ряд митингов и перекрытий дорог из-за отсутствия газа (и электричества) имел место в Андижане и Коканде, в Ферганской и Джизакской областях. На протестную активность населения, оставшегося без тепла, повлияли и метеорологические условия — в эту зиму температура в республике опускалась до -20 градусов.

Хронические проблемы

Акционерное общество «Худудгазтаъминот», отвечающее за энергообеспечение жителей страны, в ноябре отчиталось о полной готовности к зиме. В пресс-релизе компании говорилось, что работы шли с марта по октябрь. За это время на герметичность было проверено более 6 949 километров газопровода, отремонтировано 123 километра газораспределительных сетей и 623 газорегуляторных пункта. Компания отчиталась, что для увеличения поставок газа в холодные дни заправила 26 тысяч бытовых газовых баллонов.

Несмотря на эти меры, перебои с газом все равно возникли. Из-за похолодания суточное потребление газа в республике выросло с 46 до 70 млн кубометров, нагрузка на сети возросла и в трубах упало давление, рассказали в «Худудгазтаъминот». Еще одной причиной отсутствия газа у людей стали кражи топлива. «За последнее время выявлено 185 незаконных врезок в сети недобросовестными производителями различной продукции, что негативно отразилось на общее обеспечении населения газом», — писала пресс-служба компании. По их данным, газом, предназначенным для жилых домов, предприниматели обогревали птичники и теплицы.

Издание Deutsche Welle, ссылаясь на журналиста и политолога из Ташкента Юрия Черногаева, писало об общей изношенности газотранспортной системы. По оценкам Черногаева, по этой причине страна теряет порядка 25% топлива. Еще один фактор, вызвавший газовый кризис, — дефицит работников в отрасли. 8 июня 2020 года президент Шавкат Мирзиеев распорядился создать в стране университет геологических наук, чтобы готовить больше профильных специалистов, однако эксперты считают, что узбекским студентам по-прежнему больше интересен менеджмент.

Зампредседателя «Узбекнефтегаза» Баходыр Сидиков в 2019 году обещал, что запасов топлива хватит на десятки лет: «У нас есть очень большие, перспективные направления по геологоразведке, но текущих утвержденных запасов [углеводородов] хватит на 20-30 лет». Однако, по данным на 21 декабря ушедшего года, уже сейчас республике в сутки не хватает около 20 млн кубометров газа.

Перед победой на президентских выборах 2016 года, напоминает «Озодлик», Шавкат Мирзиеев пообещал узбекистанцам решить проблему с газом, но за четыре последующих года кризис лишь разрастался. 16 декабря 2020 года на пресс-конференции президент сообщил, что поручил правительству сократить экспорт газа и направить его на нужды жителей. Однако экспорт был сокращен еще раньше: первые сообщения о приостановке поставок топлива в другие страны появились в марте, когда в мире началась пандемия COVID-19. В июле Мирзиеев рассказывал, что экспорт газа в Китай уменьшен в три раза и полностью остановлены поставки в Россию. В сентябре страна прекратила продавать газ в Таджикистан. И пресс-служба президента, и глава правительства Абдулла Арипов анонсировали планы по переработке газа и собственному производству продуктов из сырьевых ресурсов.

Итого за девять месяцев 2020 года страна сократила экспорт голубого топлива на 78% относительно такого же периода 2019 года. При этом и добыча газа за первые три квартала сократилась почти на 20%. Только в последнюю неделю 2020 года республика возобновила подачу газа в северные регионы Таджикистана, где местные жители отапливали дома дровами и углем.

В начале января стало известно, что Шавкат Мирзиеев за неудовлетворительную подготовку к зимнему отопительному сезону уволил главу Министерства жилищно-коммунального обслуживания Музаффара Салиева. Двумя неделя ранее тот, рассказывая президенту о состоянии дел в Ташкентской области, жаловался, что «починили котельную, но в это время выяснилось, что труба под ней прогнила».

«Самый верный путь — отставка»

Газовым кризисом в стране недовольны и парламентарии. В январе министерство энергетики жестко раскритиковал депутат законодательной палаты Олий Мажлиса Дониер Ганиев. В своем телеграм-канале он написал, что отставка всего руководства ведомства — «самый верный путь» в нынешней ситуации. Ганиев, выпускник университета Oxford Brookes, привел в пример некие «демократические страны», в которых виновные в кризисах высокопоставленные чиновники подают в отставку. Но у руководителей узбекистанской энергетической отрасли «чувство достоинства в таком же "кризисе", как и энергоснабжение», перевела слова политика «Газета.uz». Депутат отметил, что газовый кризис выпал на долю узбекистанцев после «крайне тяжелого 2020 года», что еще больше вызывает у жителей недовольство и отрицательно сказывается на экономике. По словам Ганиева, девять из десяти обращений, поступающих к нему из его избирательного округа в последнее время, связаны с нехваткой газа и электричества.

Об отставке главе Минэнерго Алишеру Султанову напоминают в этом осенне-зимнем сезоне не в первый раз. В конце ноября журналисты на пресс-конференции спрашивали Султанова о возможном уходе с поста вместе с его коллегами. Глава ведомства признал, что недостатков в работе руководства «очень много» и «никто не держится за место», но спросил: «Если сейчас все уйдут, кто будет делать работу?».

Директор Центра экономического развития, консультант в странах Центральной Азии в области экономики и бизнеса Юлий Юсупов согласился с депутатом Ганиевым. Экономист подчеркнул, что на реформирование отрасли у руководства было несколько лет, но процесс, по сути, так и не начался. Эксперт написал, что, во-первых, как можно быстрее нужно устранить монополию государства в энергетическом секторе, создать «четкие и прозрачные» правила для частных компаний на рынке, начать приватизацию. Он отметил, что подобные реформы «соседи по СССР» провели в 1990-е годы. «А мы пока даже начать их не можем», — заключил Юсупов.

Обновлено 16 января в 12:12. Исправлено название радио «Озоди» на «Озодлик» в первом абзаце.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей