По китайскому счету. Обанкротится ли Кыргызстан из‑за рекордного внешнего долга
Айдай Эркебаева
По китайскому счету. Обанкротится ли Кыргызстан из‑за рекордного внешнего долга
679

Продажа хлеба на Московском рынке в селе Беловодское в Кыргызстане. Фото: Алексей Майшев / РИА Новости

Опросы кыргызстанцев и заявления местных политиков демонстрируют общую обеспокоенность ситуацией с государственным долгом республики. Еще несколько лет назад в соцсетях появлялись панические посты о том, что Кыргызстану вскоре придется отдать земли Китаю в счет долгов. Но наступил 2020 год, а с ним и пандемия коронавируса, как следствие, снизились денежные перечисления от мигрантов, пострадал бизнес. Одновременно власти взяли очередной пакет кредитов для поддержки здравоохранения страны. Долги придется возвращать, и «Медиазона» опросила экспертов, как Кыргызстан это будет делать.

В этом году государственный долг Кыргызстана достиг своего исторического максимума и составил 4,7 млрд долларов, около 86 процентов которого приходится на внешние заимствования. И это при запланированном на будущий год дефиците бюджета в 82 млн долларов.

В частности, Китаю Кыргызстан должен 2 млрд 256 млн долларов. Центр глобального развития ранее предупреждал, что Кыргызстан «финансово уязвим» перед Китаем, потому что китайская сторона может потребовать любой актив страны через международный суд, расположенный в Гонконге.

Дефолта не будет 

Эксперт по экономическим вопросам Нургуль Акимова считает, что, несмотря на сложную экономическую ситуацию, Кыргызстану не грозит банкротство по нескольким причинам. По ее словам, власти будут сокращать расходы на капитальный ремонт и прочие траты, например, на проведение торжеств. Помимо этого, на обслуживание госдолга направят резервы, остающиеся на внутреннем рынке страны.

«Кыргызстан определенно остается на плаву, потому что, несмотря на большие внешние долги, остаются резервы внутреннего рынка, эта часть еще не использована. И, может, благодаря именно работе с внутренним рынком будут приниматься меры поддержки бюджета. Если есть излишки на балансах банков, то они могут дать взаймы Минфину. Определенная ликвидность есть в стране, значит, деньги могут работать», — говорит Акимова.  

По словам эксперта, власти Кыргызстана ведут постоянные переговоры с международными донорами о поддержке и отсрочке выплаты долгов, и они имеют определенный успех. 

В бюджете Кыргызстана в 2021 году на выплату долгов заложена рекордная сумма в 35,3 млрд сомов (412 млн долларов), но при этом власти утверждают, что задержек по обслуживанию госдолга и социальных выплат населению не будет. 

Оптимизм и нестабильность

Дефицит бюджета страны на 2020 год составил 35,6 млрд сомов (419 млн долларов), это в несколько раз больше, чем планировалось в начале года. Получается, что за 10 месяцев текущего года доходы страны составили лишь чуть больше 1 млрд долларов.

Такая большая сумма дефицита в этом году связана со снижением налоговых и таможенных сборов, что обусловлено введением карантинных мер из-за пандемии коронавируса. Акимова считает, что оптимистичные прогнозы бюджета на будущий год связаны со свойством бизнеса адаптироваться, хотя первый этап адаптации и прошел «довольно болезненно».

«Если карантин продолжится, экономические агенты адаптируются: первый этап адаптации уже прошел, он был болезненный и если карантин станет нормой и будет продолжаться более года, то многие компании адаптируются. Может не 100 процентов всех компаний, но постепенно былые доходы будут восстанавливаться», — говорит Акимова. 

Также по ее мнению, международные доноры не оставят Кыргызстан, несмотря на политические события октября 2020 года, из-за которых эта работа с донорами была приостановлена. 

Экономист Бактыбек Сатыбеков считает, что Кыргызстан вполне может брать новые кредиты на льготных условиях, чтобы закрывать старые. «Такое по сути уже происходит, когда Кыргызстан получает деньги на закрытие дефицита бюджета, отчасти эти деньги уходят на выплату долгов», — говорит эксперт. Но, полагает он, такие операции сложно будет осуществлять в условиях политической нестабильности. 

Страх кредитов

Политолог Игорь Шестаков также отмечает сильное влияние политики на экономику страны. По его словам, в Кыргызстане политика на первом месте, а экономика на втором. 

Население страны, считает эксперт, из-за ряда уголовных дел, связанных с расходованием кредитов от Китая, относится к подобным займам довольно негативно, что не позволяет стране двигаться вперед. 

«Население воспринимает кредиты очень негативно. То есть кыргызстанцы не чувствуют, что после кредитов их жизнь улучшилась. Наше население уверено, что кредиты — это не для развития страны, а поводы для уголовных дел. Нынешняя экономическая ситуация больше напоминает коллапс», — говорит Шестаков.  

Выход из этой ситуации эксперт видит в привлечении инвестиций в страну, но Кыргызстан, по мнению Шестакова, закрепил за собой статус «антиинвестиционной страны» из-за политических волнений и коррупции на всех уровнях.  

Жители Бишкека. Фото: Vladimir Voronin / AP

«Каждый инвестор, который к нам приходит, натыкается на коррупционные устремления чиновников, как в центральной власти, так и на местах. Например, из-за октябрьских событий в Кыргызстане инвесторы в горнорудной отрасли потеряли около 100 млн долларов. Потому что их месторождения захватывали, жгли и так далее. И это в условиях, когда инвесторы на вес золота, потому что мы живем в новой реальности», — утверждает Шестаков.  

Пришедший после октябрьских волнений к власти Садыр Жапаров объявил экономическую амнистию и открыл счета для погашения госдолга за счет граждан. Это не первая подобная акция в Кыргызстане, в 2007 году премьер-министр Алмазбек Атамбаев открывал такие счета, но за пять лет там накопилось чуть более 20 тысяч долларов.

Бактыбек Сатыбеков считает подобный сбор средств не очень хорошей идеей. По его словам, вряд ли можно просить «скинуться» у народа в условиях экономического кризиса — у большей части населения доходы и так сильно упали, а государство при этом помочь им ничем не может.  

Период турбулентности

Главной проблемой сегодняшнего дня Сатыбеков считает политическую ситуацию в стране, связанную со вспышкой протестной активности, грядущими перевыборами президента и парламента. По его словам, если до октября 2020 года уровень госдолга можно было считать умеренным, то сейчас невозможно что-то более или менее точно прогнозировать. 

«При обычной политической ситуации можно было бы рассчитывать на помощь партнеров по выплате долгов, но сейчас до сих пор идут переговоры с заемщиками о продлении сроков, потому что Кыргызстан очевидно не может платить. И что самое плохое, правительство очень непрозрачное, толком не видно их отчеты», — говорит Сатыбеков.

По его мнению, властям нужно было провести новые парламентские выборы и установить легитимную власть, но вместо этого страна продолжает существовать в режиме турбулентности. «Когда политическая ситуация стабилизируется, наши долги начнут расти снова, мы снова будем брать в долг. И ожидается, что экономическая ситуация ухудшится, уже сейчас из бизнеса выжимают больше, чем нужно и можно», — полагает Сатыбеков. 

Эксперт считает, что можно было бы залатать дыры в бюджете и платить долги путем приватизации «Центерры», которая занимается разработкой золоторудного месторождения Кумтор, или продажей многочисленных госкомпаний. По его словам, в Кыргызстане слишком много государственных коммерческих банков, хотя государство зарекомендовало себя неважным управленцем. «Есть только предположения, зачем государству столько госкомпаний: чиновники сажают туда своих людей, которые потом могут заниматься серыми схемами», — утверждает Сатыбеков. 

Но власти, по мнению эксперта, не идут на разгосударствление финансового сектора, поскольку есть большие сомнения в легитимности нынешней власти, и уже завтра чиновники, которые захотят пополнить казну за счет внутренних резервов, могут стать фигурантами уголовных дел.


Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей