Безысходность на фоне высокого спроса. Кто, почему и за сколько продает детей в Узбекистане
Мадина Куанова
Безысходность на фоне высокого спроса. Кто, почему и за сколько продает детей в Узбекистане
4 375

Узбекистанки, задержанные при попытке продажи ребенка в городе Навоий. Фото: tergov.uz

Ежегодно в Узбекистане выявляются десятки попыток продать новорожденных. В обмен на детей просят квартиры и десятки тысяч долларов. Продавцами чаще всего выступают сами родители детей, но в сделки по продаже бывают вовлечены и медработники. «Медиазона» вспомнила несколько последних случаев, связанных с торговлей детьми, и выяснила, как на эти преступления реагируют власти.

В Узбекистане торговля новорожденными детьми составляет 43% от всех преступлений, связанных с траффикингом — такие данные приводит Национальная комиссия по противодействию торговле людьми и принудительному труду. В 2019 году в стране продать младенцев пытались 72 человека, 62 из них — женщины. Примерно в каждом третьем случае соучастниками таких преступлений были медики. Причинами регулярной торговли детьми Нацкомиссия и МВД называют бедность и желание скрыть факт внебрачной беременности.

Цены на младенцев варьируются от 200 до 20 тысяч долларов, иногда детей меняют на квартиры. Продают узбекистанцы не только новорожденных, но и подростков.

МВД Узбекистана регулярно отчитывается о срыве сделок по продаже детей. По данным милиции, продавцами чаще всего выступают женщины, о покупателях ведомство почти ничего не сообщает. Силовики расследуют подобные дела по пункту «а» части 3 статьи 135 УК (купля-продажа человека, совершенные в отношении лица, заведомо для виновного не достигшего восемнадцати лет).

В августе 2020 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев подписал поправки в закон «О противодействии торговле людьми». В новую редакцию документа вошла глава, посвященная особенностям противодействия торговле несовершеннолетними, выявлению и защите детей, ставших жертвами. Согласно документу, госорганы должны следить за работой детских и родильных домов, а также выявлять семьи с «антиобщественным» образом жизни. Поправки вступят в силу через полгода со дня официального опубликования.

За год до этого — в июле 2019-го — была создана Национальная комиссия по противодействию торговле людьми и принудительному труду. Ее возглавила председатель сената Олий Мажлиса Танзила Нарбаева. Минздрав устраивает проверки роддомов и центров акушерства и гинекологии на выявление «незаконных действий врачей».

Одно из самых громких дел о торговле детьми связано с частной клиникой Sam so’zani plus в Самарканде. Врачи этой больницы незаконно проводили аборты на поздних сроках, искусственно вызывали роды и продавали здоровых детей, а слабых младенцев, как и абортированные плоды, сжигали в муфельной печи. Обвиняемыми по этому делу стали 17 медиков. «Газета.uz» писала, что в конце февраля 2018 года Самаркандский областной суд приговорил главного врача клиники Нигору Салиханову к 13 годам и 2 месяцам заключения, акушера-гинеколога Нажимову — к 12 годам и 6 месяцам колонии.

Клиника брала за аборты и провоцирование родов около 500 долларов, продавала детей за ту же сумму и выше. Уборщица клиники, проходившая в качестве свидетельницы по делу, рассказала, что в холодильник отправляли и мертвых детей, и живых, но слабых. Суд также установил, что гинеколог Нажимова по поручению главврача сжигала младенцев. Следователи нашли в печи останки десятков сгоревших детских тел.

МВД и Нацкомиссия еще не отчитывались о статистике по торговле детьми за 2020 год, но уже известно о как минимум десяти подобных случаях. «Медиазона» рассказывает о нескольких последних попытках продать детей в Узбекистане:

— 33-летняя жительница Навои вместе со своим 69-летним отцом хотела обменять трехмесячного сына на двухкомнатную квартиру стоимостью 250 млн сумов (24 640 долларов). Дело завели по статье о торговле людьми;

— жительница Турткульского района Каракалпакстана пыталась продать 13-летнего сына. Женщина установила за подростка цену в размере 15 тысяч долларов;

— две женщины из Сырдарьинской области планировали продать жителю Гулистана четырехдневного младенца за 20 тысяч долларов. Одна из задержанных была матерью ребенка. Полиция задержала их после получения денег;

— 28-летний житель Сурхандарьинской области намеревался продать двухлетнего ребенка за 4 830 долларов (50 млн сумов). Его задержали в ресторане при получении денег.

Весной 2019 года медсестры родительного дома в Ферганской области хотели продать новорожденного ребенка за 500 долларов. «Предметом» сделки стал пятидневный младенец одной из их пациенток. Похожий случай произошел в Хорезмской области: 6 февраля 2019 года силовики задержали медсестру областного перинатального центра, пытавшуюся продать месячного ребенка за 200 долларов.

Задержанные при попытке продажи ребенка в Сырдарьинской области. Фото: УВД Сырдарьинской области

В 2017 году старший следователь Следственного управления ГУВД Ташкента Холбаев объяснял рост числа подобных двумя причинами: во-первых, незамужние девушки идут на продажу младенцев, чтобы не «навлекать позор на себя и семью», во-вторых, из-за тяжелого «материального положения». По словам Холбаева, к продаже детей людей толкает «безысходность». В полиции отмечали, что жертвами торговли чаще всего становятся новорожденные из-за «более высокого спроса», преступницами — молодые матери.

Еще одна причина продажи детей в Узбекистане — недостаток сексуального просвещения и, как следствие, ранняя беременность, добавляет основательница правозащитного проекта «Немолчи.уз» Ирина Матвиенко.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей