«Пусть умрет с кайфом». Казахстанские зоозащитники требуют принять закон о гуманном отношении к животным
Мадина Куанова
«Пусть умрет с кайфом». Казахстанские зоозащитники требуют принять закон о гуманном отношении к животным
21 августа 2020, 13:25
5 824

Пес Лаки. Фото: polisia.kz

В начале июня глава МВД Ерлан Тургумбаев пообещал изучить сообщения об издевательствах над собаками и кошками в Казахстане и, «возможно», поддержать ужесточение ответственности за жестокое обращение с животными (статья 316 УК Казахстана). Тургумбаев заговорил об этом после публикации видео, на котором житель Атырау защемил голову пса дверцей старого холодильника. Зоозащитники считают статью 316 УК неэффективной и торопят депутатов с принятием закона «Об ответственном обращении с животными», внесенного в парламент еще в конце прошлого года.

Видеозапись издевательств над псом в Атырауской области появилась в инстаграме фонда помощи бездомным животным «Доброе сердце» 31 мая. Житель села Еркинкала Маргулан Жуматаев стоит у обочины дороги рядом с поваленным на бок холодильником; пса, зажатого у него между ног, зритель замечает не сразу. В следующем кадре Жуматаев открывает ногой дверцу холодильника и прижимает ей голову собаки; животное начинает выть. Затем мужчина взбирается на холодильник и принимается топтаться на нем, а пес отчаянно скулит и пытается вырваться.

Эту запись сделал водитель, проезжавший мимо. Позже Жуматаев объяснит, что собаке удалось сбежать именно благодаря его вмешательству. Полицейские нашли пса на следующий день на берегу Урала, а в отношении Жуматаева начали досудебное производство по статье 316 УК (жестокое обращение с животными). Вскоре по инстаграм-пабликам разошлось видео с извинениями подозреваемого: он объяснил, что накануне собака напала на его дочь, а 31 мая порвала пленку в теплице и испортила рассаду. За это он, напившись, и решил наказать питомца.

Впрочем, уже 9 июня полиция прекратила дело против Жуматаева: следствие провело две экспертизы, и обе заключили, что собака не получила повреждений. В итоге пса приютили волонтеры общественного фонда «Доброе сердце» и дали ему кличку Лаки. В фонде настаивают, что ветеринары зафиксировали у Лаки травмы мягких тканей. Вера Манасова из «Доброго сердца» рассказывает, что сейчас Лаки чувствует себя хорошо, играет с другими животными и людьми, но боится ошейника. 23 июля адвокат из Алматы Жангельды Сулейманов написал в фейсбуке, что после его жалобы в Генпрокуратуру на прекращение дела ведомство возобновило досудебное производство. В прокуратуре Атырау эту информацию «Медиазоне» подтвердить не удалось.

В течение следующего месяца жестокое обращение с животными стало одной из самых обсуждаемых тем в Казахстане, новости об этом появлялись в медиа одна за одной. Двое подростков из Алматинской области засунули щенка в мешок, облили бензином, подожгли и сняли видео со словами: «Пусть умрет с кайфом. Кайф, кайф ты поймала». Полиция не стала возбуждать уголовное дело, как как оба парня были несовершеннолетними.

Жители Темиртау в конце июня устроили многочасовую погоню за заблудившимся в городе лосем, бросая в него камни и пытаясь сделать селфи. Спасатели поймали зверя на Самаркандском водохранилище — он пытался уплыть от людей. Лося доставили в зоопарк, на следующий день он умер («грудь была проколота, рога поломаны»). О возбуждении уголовных дел полиция Темиртау не сообщала.

В июле появилась видеозапись с побережья Каспийского моря, на которой отдыхающие на пляже забивают палками детеныша тюленя, чтобы сфотографироваться с ним. После этого издевательства над животными прокомментировал президент Касым-Жомарт Токаев: он назвал подобные инциденты «дикостью», но добавил, что «винить детей и подростков нет смысла, потому что им никто не объяснял в школе и тем более дома, что этого делать нельзя».

Окровавленные морды

В банке судебных актов Казахстана опубликованы всего шесть приговоров, вынесенных по делам о жестоком обращении с животными за десять лет — с 1 января 2010 года по 21 августа 2020-го. Фабула одного из таких дел приводится в приговоре Уйгурского районного суда Алматинской области.

В один из июньских дней 2019 года две коровы паслись в Шошанае — небольшом селе в Алматинской области. В поисках свежей травы животные забрели во двор к местному жителю Арарату Садвакасову. Увидев их, он взял шпагат, привязал коров за языки к дереву и ушел. Коровы, пытаясь освободиться, вырвали языки и вернулись к хозяину с окровавленными мордами. В итоге одну из них зарезали и раздали мясо соседям, вторая прожила еще сутки и умерла.

Суд признал Садвакасова виновным в жестоком обращении с животными и назначил ему наказание в виде 100 часов общественных работ. В мотивировочной части приговора говорится, что во двор подсудимого часто заходили чужие коровы, топтали траву и ели сено. Несколько раз Садвакасов просил соседей внимательнее следить за скотиной, но безрезультатно. Когда житель Шошаная в очередной раз увидел в своем дворе чужих коров, он привязал их за языки к дереву.

Владелец животных остался недоволен решением и обжаловал его. В апелляции суд ужесточил приговор Садвакасову и обязал его выплатить потерпевшему 700 000 тенге (1 800 долларов).

В Казахстане нет отдельного закона о животных. Наказание за жестокое обращение с ними установлено статьей 316 Уголовного кодекса, максимальная санкция — штраф до 200 МРП, либо 200 часов общественных работ, либо 50 суток ареста. Статьи 406, 407, 408 Кодекса об административных правонарушениях предусматривают лишь штрафы и предупреждения.

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Нерабочая статья 316 УК

Юристка и зоозащитница из Астаны Лилия Сарсенова объясняет, что для возбуждения дела по статье 316 УК у животного должны зафиксировать увечья. Только так можно доказать «особый цинизм» действий подозреваемого, говорит она. Кроме того, следствию потребуются фото и видео проиcшествия.

Сарсенова считает, что статья 316 УК не может охватить все случаи насилия над животными. «Например, у меня собака сидит на короткой цепи, не достает до миски, голодает, худеет, и это все приводит к ее гибели. Вот по 316-й этот случай рассматриваться уже не будет. Если животное сбила машина, тоже по этой статье ничего не докажешь — не сам же человек сбил, а машина. То есть статья нерабочая во многих случаях, потому что в ней ничего не прописано дословно», — говорит она.

Зоозащитница считает наказание, предусмотренной этой статьей, слишком мягким. Она полагает, что в административном кодексе должна быть статья за мелкие правонарушения, связанные с неподобающим обращением с животными, а в уголовном — за серьезные преступления, причем во втором случае наказанием должно быть реальное лишение свободы. «Если ситуацию можно исправить — другую цепь надеть, миску поближе поставить — можно обойтись штрафом. Нам нужно расширить описание статьи, расписать градацию, диспозицию», — настаивает Сарсенова.

В Гражданском кодексе (статья 124 ГК) сказано, что «к животным применяются правила о вещах», напоминает юристка. По ее мнению, идея о том, что животные могут считаться имуществом, неплоха сама по себе, но она тоже «нерабочая» — в случае, если кто-то убьет или покалечит чужого питомца, дело заведут только после того, как хозяин докажет значительную стоимость животного.

«К животным относятся гораздо хуже, чем к вещам, но с этим можно было бы жить, если бы [в Гражданском кодексе] была оговорка, что животные — это особый субъект правовых отношений, который способен испытывать боль и страдание. Можно было бы пойти другим путем: судить людей не по 316-й статье, а по статье об уничтожении или повреждении чужого имущества (статьи 202 и 204 УК)», — рассуждает зоозащитница. Значительная стоимость имущества определяется законодательно, «но столько не стоит моя дворняжка и даже породистые собаки», отмечает Сарсенова.

Гуманность «хоть где»

В 2010 году юристка Лилия Сарсенова открыла под Астаной приют для бездомных собак, а в 2018 году возглавила Ассоциацию по защите животных Inucobo. В течение десяти лет вместе с коллегами безуспешно Сарсенова пыталась заинтересовать депутатов проектом закона «Об ответственном обращении с животными». В конце 2019 года документ все же направили в мажилис.

Сарсенова рассказывает, что в основе законопроекта лежит идея гуманности и ответственности в обращении с животными «хоть где», при этом о «жестком» запрете цирков и зоопарков речи не идет. Авторы документа настаивают, что к животным надо относиться как к «существам, обладающим способностью чувствовать, в том числе испытывать страх и боль».

Зоозащитники предлагают ввести запрет на отстрел, бои и стравливание животных, а также на болезненные медицинские процедуры без обезболивания. Они считают, что в законе должны быть определены разные степени жестокости, а также различия в условиях содержания диких животных и домашних питомцев. В качестве примера жестокости Лилия Сарсенова приводит ситуации, когда хозяева выкидывают животных на улицу — за это она призывает наказывать штрафами.

Кроме того, зоозащитники настаивают на обязательной регистрации домашних питомцев в единой базе и запрете «пропаганды жестокого обращения с животными».

В законопроекте авторы обозначили обязанности госорганов и владельцев животных — как частных лиц, так и цирков, дельфинариев, научных институтов, служб отлова, ветеринаров. Документ регулирует, в каких условиях должны содержаться разные виды, как должны проходить дрессировки и научные исследования с участием животных.

По словам депутата Снежанны Имашевой, которая стала одним из инициаторов законопроекта, документ уже прошел экспертизы Минюста и «сейчас согласовывается в правительстве».

Снежный ком

Лилия Сарсенова говорит, что в большинстве известных ассоциации Inucobo случаев над животными издевались мужчины среднего возраста или дети.

«Это комплекс проблем. На сегодняшний день он приобрел размеры снежного кома. Все начинается с детства — с воспитания, образования. Нам присылают отрывки из школьных учебников, где пишут, что собака — это опасность и надо убегать. Прислали книжку о "Мақта кыз", там девочка отрывает кошке хвост. На подсознании ребенка может отразиться, что это нормально. Вроде незначительные вещи, но они влияют», — уверена зоозащитница.

«Обречение на голод, холод, возможную гибель — это такая же жестокость. Или животное принесет приплод, что повлечет выделение денег на отлов, — объясняет она. — В цивилизованных странах, как Италия, штрафы достигают 5 тысяч евро, (по данным "Право.ру", в Италии штраф за выброшенное на улицу животное составляет 10 тысяч евро — МЗ) и это правильно. У нас люди спокойно уезжают с дач и частных домов в квартиры, а собаки остаются на развалинах».

9 июня глава МВД Ерлан Тургумбаев пообещал, что полиция проанализирует участившиеся случаи издевательств над животными и, возможно, предложит ужесточить наказание по 316-й статье. На следующий день в поддержку нового закона о защите животных выступил министр экологии Магзум Мирзагалиев. «Когда мы смотрели распространяемые видеоролики в сети, читали новостные ленты, это просто, я не знаю, как выразить эмоции, слов нет», — растерялся чиновник.

Петицию за ужесточение наказания по 316-й статье подписали 45 383 человек. За принятие закона о защите животных проголосовали 67 282 человека.

«Общественный резонанс усилился как раз после случая в Атырау, — отмечает Лилия Сарсенова. — Стали возмущаться люди, которые раньше были равнодушны к этой проблеме. Их беспокоит, что они живут в обществе психопатов, ведь нормальный человек такого не сделает. Но для ассоциации — это не "в последнее время". К нам всегда обращаются очень много людей. С 2018 года мы получили около 500 обращений».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей