Поддельная справка, баня и адвокатские услуги без лицензии. Из чего ГКНБ собрал уголовное дело против правозащитника Камиля Рузиева
Айсымбат Токоева
Поддельная справка, баня и адвокатские услуги без лицензии. Из чего ГКНБ собрал уголовное дело против правозащитника Камиля Рузиева
8 июня 2020, 16:08
662

Камиль Рузиев. Скриншот из обращения к президенту Кыргызстана

Госкомитет нацбезопасности Кыргызстана подозревает правозащитника из Иссык-Кульской области Камиля Рузиева в подделке документов (часть 2 статьи 359 УК КР) и мошенничестве (статья 204), причем вторая статья не упоминалась на заседании суда, который отправил общественника под домашний арест. «Медиазона» разобралась, как построено дело против Рузиева.

Мошенничество исчезает

У 57-летнего Камиля Рузиева три высших образования: инженерное, экономическое и юридическое. До начала 2000-х он работал инженером на ламповом заводе, а в 2001 году основал в Караколе Иссык-Кульской области общественное объединение «Вентус» и занялся правозащитой. Рузиев консультирует пострадавших от милицейского произвола и домашнего насилия, помогает им составлять заявления и по доверенности представляет их в суде. За 20 лет работы в «Вентус», по подсчетам сына правозащитника, журналиста Азата Рузиева, обратились более 100 пострадавших от пыток и три десятка жертв насилия в семье, кроме того, Рузиев-старший участвовал в десяти делах о межнациональных конфликтах.

29 мая сотрудники Госкомитета нацбезопасности Кыргызстана (ГКНБ) под предлогом установления личности задержали его на выходе из Каракольского городского суда. Как рассказал «Медиазоне» сам Камиль Рузиев, в этот день в суде продолжилась его долгая тяжба с бывшим милицейским следователем Бахтияром Токушевым, которого заявители «Вентус» называют причастным к пыткам.

«Меня заводили в один кабинет ГКНБ, потом в другой. Угрожали, что порвут, если буду писать жалобы на сотрудников [милиции]. Заставляли давать показания на видео без участия адвоката», — рассказывает правозащитник.

На следующий день пресс-служба ГКНБ выпустила пресс-релиз: правозащитника подозревают в мошенничестве (статья 204 УК КР) и подделке документов (часть 2 статьи 359).

Рузиев и его адвокаты получили уведомление о подозрении лишь через два дня, 31 мая. Согласно этому документу, Рузиева подозревали только по одной статье — подделка документов.

Следователь ГКНБ по фамилии Досматов ходатайствовал перед судом о домашнем аресте правозащитника. В его ходатайстве говорилось лишь, что тот якобы подделал медицинскую справку, чтобы продлить процессуальные сроки для обжалования решений Каракольского городского суда. Следствие настаивало, что Рузиев «по необоснованным причинам пропустил сроки и предоставил областному суду поддельную медсправку о том, что с 24 января по 18 февраля он находился на амбулаторном лечении».

31 мая Каракольский городской суд удовлетворил ходатайство ГКНБ и отправил правозащитника под домашний арест на два месяца по статье о подделке документов. При этом, как писал Kloop, «на самом заседании следователь сказал, что Рузиев проходит в деле как свидетель».

Мошенничество появляется опять

3 июня ГКНБ выпустил новый пресс-релиз по делу Рузиева: помимо эпизода с поддельной справкой в нем говорилось о жалобах трех женщин, обратившихся в спецслужбу с заявлениями на правозащитника, который «обманным путем получал с граждан незаконно денежные средства за якобы сопровождение материалов уголовных дел в правоохранительных и судебных органах».

Ссылаясь на заявление одной из женщин, ГКНБ утверждал, что Рузиев потребовал, чтобы она построила ему баню стоимостью 100 тысяч сомов (1 300 долларов) за «предоставление адвокатских услуг».

От двух других заявительниц, по данным Госкомитета, Рузиев получил 45 тысяч сомов (600 долларов) и 14 тысяч сомов (186 долларов). На основании этих заявлений 2 июня спецслужба начала досудебное производство по статье 204 УК КР (мошенничество). В пресс-релизе подчеркивалось, что, обещая заявительницам помощь, Рузиев «не участвовал в судебных заседаниях по причине отсутствия лицензии на ведение адвокатской деятельности».

По сведениям Азата Рузиева, сотрудники спецслужб начали опрашивать людей, которые обращались за помощью к отцу; беседы с ними записывают на видео.

«Ведь травля уже началась и понимая, что дело слабое, сотрудники ГКНБ начали вчера допрашивать людей, с которыми папа работал. Нам об этом сегодня (3 июня) сообщили клиенты папы <…>. У этих людей нет претензий к папе», — написал он в телеграм-канале 3 июня.

«Мне угрожали убить»

Сам Камиль Рузиев сказал «Медиазоне», что за годы его правозащитной деятельности не раз подвергался нападениям и получал угрозы. В 2006 году он заявлял, что его избил глава аппарата омбудсмена по Иссык-Кульской области Эркин Абдылдаев. В 2018 году, рассказывает Рузиев, к нему обратился за помощью гражданин Палестины по имени Фади, который рассказал, что следователь ОВД Каракола Бахтияр Токушев и другие милиционеры пытали его и других иностранцев в ИВС. Рузиев обратился в прокуратуру, Токушев ответил угрозами.

«10 июня [2019 года] на третьем этаже здания ОВД Каракола следователь Токушев угрожал мне пистолетом с целью устрашения. Потом 12 июня на первом этаже в присутствии сотрудников милиции угрожал физически и психически», — вспоминает Рузиев. По словам правозащитника, после этого он подал заявления на Токушева в ГКНБ и МВД, и следователь уволился.

В мае этого года, продолжает Рузиев, Токушев возобновил угрозы, требуя, чтобы он отозвал свои заявления. При этом силовики никак не реагировали на них, поэтому правозащитник подал в суды 14 жалоб на бездействие сотрудников ГКНБ и прокуратуры Иссык-Кульской области. Все они были отклонены.

Заседание по трем очередным заявлениям Рузиева на Токушева было назначено на 29 мая. После него правозащитника и задержали: он не взял с собой паспорт, и силовики увели его для установления личности.

«Цель всего этого — чтобы заставить меня замолчать и прекратить правозащитную деятельность, чтобы я не участвовал в инициированных делах в судах. Я с прошлого года привлекаю [силовиков] к ответственности через суды. Пока ничего не помогает», — резюмирует Рузиев.

Многие правозащитные организации уже поддержали кыргызстанского коллегу. Так, Human Rights Watch потребовала отменить меру пресечения Рузиеву и расследовать его жалобу на силовиков.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей