С разницей на букву «о». Откуда депутаты скопировали поправки в закон о некоммерческих организациях
Айсымбат Токоева
С разницей на букву «о». Откуда депутаты скопировали поправки в закон о некоммерческих организациях
511

Зал Жогорку Кенеша Кыргызстана. Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

В Жогорку Кенеше рассматривают законопроект, который предлагает ввести дополнительную отчетность для некоммерческих организаций перед государственного органами. В поддержку поправок высказались несуществующие НКО, а представителей реальных общественных организаций разогнала милиция.

Один в один не списывай

Законопроект внес депутат Бактыбек Райымкулов в декабре 2019 года, позже к его инициативе присоединились еще семеро депутатов. Они предлагают изменить статью 17 в законе «О некоммерческих организациях».

«Медиазона» сравнила пункты поправок и статью 32 (контроль за деятельностью некоммерческой организации) федерального закона РФ «О некоммерческих организациях».

Второй пункт совпадает с точностью до одной буквы: в версию для Кыргызстана убрали предлог «о».

Сравнение текстов законопроекта в Кыргызстане и действующей версии российского закона об НКО

Первый пункт отличается формулировками: вместо «уполномоченного органа в области официальной статистики» в российском законе написано «органам государственной статистики», «налоговые органы» из документа, действующего в РФ, стали «органами налоговой службы».

Есть и различия: в кыргызстанский закон вносится фраза «предоставляет информацию о своей деятельности уполномоченному органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц», тогда как в российском финансовой отчетности перед государством посвящен отдельный пункт.

К тому же в России НКО должны отчитываться перед некими «иными лицами в соответствии с законодательством»: в этот список входят и прокуратура, и Роскомнадзор, и даже журналисты.

В законопроекте есть еще одно новое требование — ежегодно до 1 апреля отчитываться «об источниках формирования и направлениях расходования имущества» на специализированном сайте Минюста, который будет хранить все данные.

В законопроекте также предлагаются внести поправки в другой закон — «О государственной регистрации юридических лиц, филиалов». Согласно этому положению, НКО должна быть ликвидирована через суд, если в течение года не отчитывается ежемесячно перед налоговой и соцфондом. В действующей редакции закона предусмотрен срок до двух лет.

Как депутаты объясняют необходимость поправок

В пояснительной записке говорится, что изменения нужны для «информирования населения и обеспечения прозрачности деятельности некоммерческих организаций».

«У простого населения нет свободного доступа к такой информации. Сведения о своей деятельности необходимо рассматривать как один из инструментов честного и ответственного подведения итогов. Сведения о своей деятельности дают возможность проанализировать, а также показать свою работу и достигнутые результаты», — говорится в справке-обосновании.

Депутаты-инициаторы законопроекта не ответили на звонки «Медиазоны». Один из них, депутат Марлен Маматалиев, объяснял почему он вошел в группу инициаторов законопроекта — ему сказали, что поправки запретят проведение гей-парадов.

«Мне сказали, что проводят подобные мероприятия и нужно это остановить. Я лично против гей-парадов, не хочу, чтобы мои дети росли в таком государстве. Поэтому я подписал документ, не прочитав его. Увидел предлагаемые статьи, когда законопроект обсуждался в первом чтении», — сказал депутат.

Маматалиев попросил спикера парламента удалить его из числа инициаторов. Депутат напомнил, что среди НКО есть организации, защищающие права женщин и детей, а также организацию NDI, которая сотрудничает с парламентом и финансирует их поездки в регионы.

Фантомная поддержка

Законопроект прошел первое чтение в начале марта. На фоне критики предлагаемых поправок депутаты провели парламентские слушания 22 мая с участием активистов и представителей некоммерческих организаций.

Многих представителей НКО из числа противников законопроекта не пустили на слушания, ссылаясь на пандемию коронавируса. Общественники устроили акцию протеста у парламента, милиция разогнала митинг, ссылаясь на запрет массовых мероприятий во время ЧС.

На парламентские слушания смогли попасть только 60 человек. Большинство из них поддерживали поправки и даже предлагали еще больше ужесточить закон, добавив статус «иностранного агента» — еще одно понятие из российского законодательства.

Среди поддержавших поправки были три организации, не зарегистрированные в Минюсте: «Жети дубан», «Акыл-эс, рух, ыйман» и «Мээр жазы». На их отсутствие в реестре обратило внимание издание «ПолитКлиника».

В поддержку законопроекта высказалась представительница «Мээр жазы» Ыргалай Бекмуратова, сестра акима Лейлекского района Баймурата Бекмуратова. Милиция Баткенской области подозревает эту активистку в вымогательстве денег за обещание остановить все митинги в районе за 40 тысяч сомов (530 долларов). Бекмуратова также известна своими провластными выступлениями на митингах.

Также «ПолитКлиника» выяснила, что среди сторонников законопроекта есть две организации, за время существования заплатившие государству только за вывоз мусора: «Генералы мира за мир» и «Элет көйгөйү».

Чем недовольны противники законопроекта

Директор общественного фонда «Правовой клиники "Адилет"» Чолпон Джакупова говорит «Медиазоне», что законопроект сам по себе противоречит Конституции Кыргызстана и дискриминирует некоммерческие организации.

«Законопроект требует дополнительной отчетности у НКО. Почему так такую отчетность не требуют у политических партий и профсоюзов?», — спрашивает правозащитница.

По ее словам, предлагаемые поправки не соответствуют требованиям международных стандартов и конституционных гарантий о правомерном и соразмерном ограничении прав и свобод человека.

«Мы и так отчитываемся по нашей работе в соцфонд и налоговую. Информация о нашей деятельности есть в открытом доступе на сайте. Это законопроект создает дополнительную нагрузку на Минюст, который должен будет обеспечивать и поддерживать базу по неправительственным организациям», — отмечает Джакупова.

Глава Ассоциации кризисных центров Кыргызстана Толкун Тюлекова также утверждает, что предлагаемые нормы дискриминирует НКО.

«Правительство, религиозные организации и политические партии тоже получают гранты. Но они не отчитываются по потраченным средствам в то время, как неправительственные организации представляют свои отчеты. Тогда нужно требовать отчетности от правительства и других грантополучателей», — говорит Тюлекова «Медиазоне».

21 мая общественный совет Минюста раскритиковал законопроект. Совет утверждает, что сайт министерства не рассчитан на хранение персональных данных организаций, а на создание нового нужно будет потратить дополнительные средства — а депутаты не определили источники финансирования.

«Инициатива с законопроектом выглядит как попытка установления дополнительного, более жесткого контроля деятельности НКО. Существует обоснованный риск использования инструментов отчетности в будущем в целях оказания давления на некоммерческий сектор в связи с его активной деятельностью. Ведь известно, что НКО Кыргызстана принимают активное участие в общественной жизни страны, выявляют случаи коррупционных схем, злоупотреблений властью и других грубейших нарушений законодательства со стороны представителей самих же государственных органов, судей, сотрудников правоохранительной системы», — утверждает совет при Минюсте.

Законопроект противоречит международным стандартам и обязательствам, а его принятие негативно отразится на репутации Кыргызстана и на объем финансовой помощи международных организаций стране, заключили в совете при Минюсте.

Исправлено 3 июня: в предыдущей версии текста было написано, что в кыргызстанский текст закона добавили букву «о», а эту букву наоборот убрали.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей