Условно‑досрочный карантин. Как отметиться в службе пробации во время ЧП
Никита Данилин
Условно‑досрочный карантин. Как отметиться в службе пробации во время ЧП
1 апреля 2020, 15:54
893

Фото: Владислав Воднев / Sputnik / РИА Новости

Пандемия коронавируса поставила освободившихся по УДО жителей Казахстана перед непростым выбором: чтобы отметиться в полиции, нужно выйти на улицу — то есть нарушить режим ЧП. Чтобы не нарушать режим ЧП, нужно сидеть дома — а это «уклонение от обязанностей, возложенных при применении условно-досрочного освобождения».

Почти две недели назад в Астане и Алматы был введен карантин. Уже 28 марта комиссия по обеспечению режима ЧП в Казахстане ужесточила правила изоляции и запретила передвижения горожан без крайней необходимости.

Оперативный штаб до 6 апреля запретил жителям Астаны покидать свои дома; для исключений есть три уважительные причины: поход в магазин, аптеку или выгул собаки. На работу ходить тоже можно, но только со справкой от работодателя. В остальных случаях нахождение вне дома считается нарушением режима чрезвычайного положения (статья 476 Кодекса об административных правонарушениях); за это предусмотрены штраф в размере до 26 510 тенге (примерно 59,5 долларов) или административный арест до 15 суток. В решении оперативного штаба не уточняется, как должны поступать граждане, если их вызывают в суд или полицию.

Посещение полиции — неизбежность для людей, освобожденных из колоний условно-досрочно: они обязаны являться в службу пробации не реже, чем раз в месяц. В Комитете уголовно-исполнительной системы Казахстана эти визиты на время пандемии пообещали заменить видеозвонками по вотсапу. 26 марта в официальной группе ведомства появилась запись о том, что теперь «профилактическая работа с лицами, состоящими на учете службы пробации, проходит в режиме видеосвязи».

«В ходе дистанционной беседы разъясняется порядок и условия отбывания наказания, о недопущения совершения правонарушений с подучетниками, а также о необходимости соблюдения карантина», — отмечала пресс-служба УИС.

«Как зомби стекаются со всего города». Дозвониться участковому

Корреспондент «Медиазоны» поговорил с известным своими выступлениями в защиту заключенных и автовладельцев активистом из Астаны Вадимом Курамшиным, который был осужден на 12 лет заключения по обвинению в вымогательстве (пункт 4 статьи 181 УК РК в редакции 1997 года) и вышел по УДО в 2018 году. По словам Курамшина, после введения режима карантина условия пробационного контроля не сильно изменились.

Последний раз активист был «на отметке» в УВД Сарыаркинского района неделю назад — 24 марта, когда по всей стране уже ввели режим ЧП, а Астана была полностью закрыта на карантин.

«Там было большое скопление людей, таких же, как и я, подконтрольных. Мне было прямо заявлено, чтобы я обязательно пришел в следующий раз, но при этом в маске. На мой вопрос о том, что грядет чрезвычайная ситуация и есть угроза заражения, мол зачем мне вообще туда приходить, тем более у меня нет денег даже на маску, мне ответили: "Это не наши проблемы"», — рассказывает Курамшин.

Спустя неделю, когда власти ужесточили условия карантина и запретили выходить из дома без «крайней необходимости», активист попытался уточнить, нужно ли ему по-прежнему приходить в полицию, но в местной полицейской службе (МПС) на его звонки не ответили.

«С самого утра я пытаюсь добиться от участкового местной полицейской службы аж по трем номерам телефонов, идти мне на эту отметку или нет, потому что в городе карантин и меня могут задержать и наказать за это. Также отправлял участковому сообщения в вотсап, он их прослушал, прочитал и до сих пор не ответил», — сетует Курамшин.

Активист подчеркивает: он не выходит из дома, так как опасается, что нарушение карантина может обернуться для него серьезными неприятностями.

«Ведь сейчас передвигаются по городу только те люди, которые внесены в списки и им дано разрешение. Я в этом списке не состою, поэтому первый же сотрудник полиции меня может задержать и подвергнуть административному взысканию, что будет означать неминуемо возврат в тюрьму, поскольку у меня уже имеется два нарушения. Еще одно, и я окажусь в тюрьме», — объясняет он.

По мнению Курамшина, МВД на время карантина следовало отменить визиты в местную полицейскую службу и проинформировать находящихся под пробационным контролем о том, что они могут не проходить «на отметку».

«Представьте, сколько сегодня людей там отирают пороги — я о вчерашних заключенных, которые не так активно отстаивают свои права, как я, и сейчас как зомби стекаются со всего города у этого здания, чтобы получить отметку! Представьте, насколько велика вероятность того, что среди них окажется инфицированный коронавирусом», — рассуждает он.

«Таких полицейских в природе нет — это уникум». Разговор с дежурным

Вадиму Курамшину удалось дозвониться до департамента полиции Астаны только около 16:00. Он поговорил с дежурным, который представился подполковником Сыздыковым, и описал ему положение, в котором оказался. Запись разговора опубликована на личной странице активиста в фейсбуке.

― <…> Я звонил в сам МПС по всем трем номерам, там никто трубку не берет. Вы бы не могли прояснить ситуацию? [Мне] идти туда? — спрашивает Курамшин.

― Я понял. У вас вопрос такой: вы не хотите сейчас выезжать и создавать проблем в силу того, что у нас сейчас идут карантинные мероприятия. Я правильно понимаю?

― Да, абсолютно верно. Я боюсь, что меня задержат…

― Я понял. Вас задержат, и потом какие-то будут проблемы. Так… Видите, ничего конкретного я вам сказать не могу, так как я сейчас неправильно скажу и тем самым введу вас в заблуждение, — признает полицейский.

― Да, в том-то и дело, что информация противоречивая. Я к кому не обращаюсь из ваших коллег, каждый говорит разное. Хорошо хоть вы задумываетесь, прежде чем что-то сказать. И я не знаю… А сейчас я выйду на улицу, и меня задержат. У меня и так уже два нарушения. А в самом МПС все три номера не отвечают. Звоню с самого утра.

― Скорее всего, они на усилении, все на пешем патрулировании. А 71-66-45 звонили вы?

― Да-да, звонил, это первый номер. Извините, если вы не против, разговор с вами я фиксирую, чтобы подтвердить, что я предпринимал деятельные меры…

― Конечно-конечно, вы, главное, участковому звонили по средствам телефонной связи, потом смс ему отправляли… Вот это зафиксируйте для себя, чтобы это было оправдательным моментом.

По словам активиста, полковник Сыздыков — первый полицейский, который выслушал его и смог дать хоть какие-то рекомендации.

«До этого я дозванивался до различных должностных лиц, но каждый из них давал совершенно противоречивую информацию, и тут подполковник Сыздыков взял на себя смелость меня успокоить. Но это скорее исключение из правил, таких полицейских нет в природе — это уникум. Я его уже даже в фейсбуке поблагодарил», — говорит Курамшин.

Корреспондент «Медиазоны» звонил в пресс-службу министерства внутренних дел Казахстана. На вопрос о том, что делать освобожденным по УДО во время карантина, там отвечать отказались. В ведомстве попросили прислать письменный запрос, но к моменту публикации на него так и не ответили.

«Это практика XIX века». Смартфоны против отметок

Согласно 8 пункту 169 статьи УПК РК, освобожденный по УДО должен не реже раза в месяц являться в органы внутренних дел или службу пробации.

Но, по словам Вадима Курамшина, на практике эту норму силовики трактуют по-разному: например, в его случае полицейские требовали приходить в МПС четыре раза в месяц, а когда активист попросил сократить число посещений, его пригрозили вызывать по два раза в неделю. В итоге, утверждает Курамшин, стороны пришли к компромиссу — два визита в месяц.

Нарушение режима карантина действительно может повлечь для освободившегося по УДО самые серьезные последствия: согласно пункту 7 статьи 72 УК РК, если он совершит два или более административных правонарушения, то суд может отменить условно-досрочное освобождение и вернуть человека в колонию. Такое же наказание предусмотрено за уклонение «без уважительной причины более двух раз от исполнения обязанностей, возложенных на него при применении условно-досрочного освобождения» — то есть, в частности, визитов в МПС или службу пробации.

Курамшин говорит, что «это практика XIX-XX века». При нынешнем уровне развития информационных технологий необходимости отмечаться в полиции нет: смартфоны с геолокацией давно заменили «браслеты из американских фильмов», рассуждает он. Именно так, вспоминает активист, и работали с ним полицейские первое время после УДО — до того, как он «начал поднимать проблемы автолюбителей и стал неугодным».

«У меня имелось подписанное разрешение на схему индивидуального контроля, разрешение на перевозки пассажиров по всему Казахстану и вот таким вот образом они меня контролировали — если вдруг понадобится выяснить где я, они мне звонят, и я тут же скидываю геолокацию. Действовала эта схема по всему Казахстану и имела она только положительную динамику — ни разу я никого не подвел, никого не ограбил, никого не сбил. Почему теперь хотя бы в пределах одного города не установить подобную схему контроля?» — задается вопросом Курамшин.

Обновлено в 18:00. После публикации материала Вадиму Курамшину по видеосвязи позвонил сотрудник полиции и объяснил, что во время карантина ходить отмечаться не нужно.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей